N°66
15 апреля 2002
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ЗАГРАНИЦА
 КРУПНЫМ ПЛАНОМ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 НА РЫНКЕ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     
  ПОИСК  
  • //  15.04.2002
Пастырь-кумир
В Москве прошли «дни Бодрийяра»

версия для печати
Главное событие Фотобиеннале -- визит знаменитого философа-постструктуралиста Жана Бодрийяра (Baudrillard). Автор нашумевших в недалеком прошлом трудов «Символический обмен и смерть» (1976), «Симулякры и симуляции» (1981), «Америка» (1986) представил свой фотопроект «Убийство изображения». Днем позже Бодрийяр прочитал на эту тему лекцию.

Профессора и академики классифицируются по типам. Тип зануды, тип нарцисса, «рубаха-парень»... Те из них, кто невысокого роста, в очках, с большим носом, блестящей лысиной и круглым животиком, -- это «пастыри-кумиры». Они немного вальяжны, удивительно остроумны, снисходительны и умеют со вкусом себя подать. Гедонисты во всем. Смахивают одновременно на мистера Пиквика и на дирижера Геннадия Рождественского (который, кстати, по совместительству профессор Московской консерватории и кумир молодых и продвинутых студентов). Как только мсье Бодрийяр показался в дверях зала галереи «На Солянке», чтобы открыть выставку своих фоторабот, стало понятно -- тот самый тип, «пастырь-кумир». «Обречен» постоянно ловить на себе восторженные взгляды молодых, ронять слова прямо в блокноты прыщавых отличников-студентов и экзальтированных научных сотрудников.

Для престижа Биеннале визит французского «пастыря-кумира» -- событие принципиальной важности (честь и хвала коллеге -- куратору Саше Панову из «Ежедневного журнала»). Однако если рассматривать визит Бодрийяра как мозговую атаку на российских интеллектуалов, придется поубавить восторженный пыл. Ах, приехал бы он со своими фирменными «патафизической изысканностью мира», «симулякрами» и «убийством образа» лет десять назад. Цены б ему не было. Тогда метод гиперкритицизма был откровением. Сейчас -- хрестоматия по истории философии прошлого века.

Лекция Бодрийяра -- это дайджест его идей о визуальном насилии. Суть вот в чем. Мир устал от репродукции образов. Образ -- средство в гигантской рекламной кампании, которую вещи устраивают для себя. Реальность заменяется изображением. Мы, реальные, исчезаем. Царствуют симулякры. Зрелище, реклама и мода -- косвенное отображение смерти. Принято считать, что в изображении мы моделируем мир, конструируем его как объект познания. На самом деле, считает Бодрийяр, навязывая свой порядок миру, мы попадаем в ловушку. Мы совершаем преступление, мы симулируем реальность, а объективное состояние вещей ускользает. Чтобы уловить объект, субъект должен выпустить его из рук, отторгнуть себя в процессе отражения мира. Иначе говоря, заменить вещь, которой навязано присутствие субъекта, на вещь, ставшую местом его отсутствия. Чтобы найти изображение, необходимо отсекать все лишнее, все постановочное. Надо задержать дыхание и самому исчезнуть.

В компанию единомышленников Бодрийяр мог бы пригласить не только современников-деконструктивистов (прежде всего Ролана Барта), но и средневековых неоплатоников, для которых, по словам Михаила Ямпольского, «вхождение в область высшего света было эквивалентно исчезновению видимого как видимости». В той же компании могли оказаться и лингвисты-формалисты с их теорией остранения: для того чтобы художественное высказывание стало ценным, надо преодолеть автоматизм восприятия, узнаваемое сделать неузнанным.

От радикальных выводов и блестящих парадоксов Бодрийяра иногда перехватывает дыхание. Но не пугайтесь. Это не посягательство на создание новой философской системы, раскачивающей привычные основы мироздания (пусть даже самим теоретикам постмодернизма очень хочется такой славы). Это прежде всего натяжение языковой поверхности. Занятное приключение слов, рассказанное в жанре популярного во Франции со времен Монтеня философского афоризма. Жаль только, почувствовать фактуру речи Бодрийяра во время московского визита могли лишь франкофоны. Перевод лекции явно оставлял желать лучшего.

Выпарив журчащую влагу бодрийяровских текстов, мы получаем сухой остаток: чуть-чуть поднадоевшие идеи о серийных убийцах реальности -- массмедиа и виртуальности, о магической эксцентричности детали, о перестановке зеркала репрезентации с субъекта на объект. «Нерастворимая очевидность мира», возникающая при исчезновении режиссирующего взгляда фотографа, -- все-таки красивая метафора. Любой щелчок фотографического затвора -- это печать авторского выбора натуры, стало быть, диктат над ней, ее аранжировка. И возвращение смысла и эмоции в каждом отпечатке не нонсенс, а неизбежность законов интеллектуальной гравитации.

Фотоработы самого Бодрийяра вполне могли бы скромно украсить собой бесконечный проект «24» Юрия Аввакумова. Снова множество фактурных фрагментов. Их можно назвать узорами чистого смысла, процарапанными сквозь пленку обыденности. А можно -- просто узорами в ряду бесконечных ритмических соответствий предметов и вещей. Размытая точка зрения самого автора (при том, что она есть -- ну не деться от нее никуда) и не дает до конца порвать покров банальности, убедить в том, что художественное событие состоялось и истина перед глазами.

И все же хорошо, что мсье Бодрийяр приехал, что освятил своим присутствием биеннале. А наша деконструкция его деконструкции -- просто иллюстрация к заповеди «Не сотвори себе кумира».
Сергей ХАЧАТУРОВ

  КУЛЬТУРА  
  • //  15.04.2002
Уникальная копия «Черного квадрата» все-таки была продана на аукционе «Гелоса»
Сенсации не произошло. 13 апреля 2002 года «Черный квадрат» Казимира Малевича, принадлежавший обанкротившемуся Инкомбанку, продан не был. Он не был даже выставлен на торги в аукционном доме «Гелос» вместе с так называемой «основной» частью собрания. Более того, как-то внезапно выяснилось, что никто и не собирался продавать шедевр (по крайней мере вчера), и уже в каталоге этой самой основной части коллекции указано, что дата продажи «Квадрата» будет объявлена дополнительно... >>
  • //  16.04.2002
Римас Туминас поставил в Театре им. Вахтангова бессмертную комедию Гоголя
Нет в Москве другого театра, столь упорно и добросовестно старающегося привлечь на свою сцену передовую режиссерскую мысль, как Театр Вахтангова. Мало того что здесь идут спектакли Петра Фоменко, Адольфа Шапиро, Владимира Мирзоева и Евгения Марчелли. Руководство Вахтанговского -- страшно вымолвить -- вело переговоры о постановках с таким радикально-скандальным режиссером, как Андрей Жолдак, и таким бескомпромиссным апологетом медитативного театра, как Клим. Переговоры в силу разных причин не увенчались успехом, но для академического театра это не просто смелые поступки. Это почти подвиг. Тут остается только восхищенно вздохнуть, склонить голову, снять шляпу и с грустью констатировать, что привлечение продвинутых режиссеров далеко не всегда гарантирует успех... >>
  • //  16.04.2002
Издан каталог раннего российского кино
Словосочетание «российское кино», между прочим, применимо не только к перестроечным фильмам-ублюдкам и нынешним сомнительным картинам, но и к первому десятилетию нашей киноистории, начавшейся с «Понизовой вольницы» (1908). Даже специалисты порой могут вспомнить из этой эпохи разве что «Отца Сергия» Якова Протазанова с Иваном Мозжухиным в главной роли, что уж говорить об остальных. «Великий кинемо: Каталог сохранившихся игровых фильмов России (1908--1919)» -- так называется фундаментальный труд, вышедший в издательстве «Новое литературное обозрение» (составители В. Иванова, В. Мыльникова С. Сковородникова, Ю. Цивьян, Р. Янгиров). Фильмов этих более трехсот -- от лубочной «Вольницы» до анонимной агитки «Зверства большевиков перед сдачей Киева»... >>
  • //  15.04.2002
В минувшее воскресенье в Сеуле скончался дирижер Большого театра Марк Эрмлер. Во время репетиции с Сеульским филармоническим оркестром 69-летний музыкант потерял сознание... >>
  • //  15.04.2002
В Москве прошли «дни Бодрийяра»
Главное событие Фотобиеннале -- визит знаменитого философа-постструктуралиста Жана Бодрийяра (Baudrillard). Автор нашумевших в недалеком прошлом трудов «Символический обмен и смерть» (1976), «Симулякры и симуляции» (1981), «Америка» (1986) представил свой фотопроект «Убийство изображения». Днем позже Бодрийяр прочитал на эту тему лекцию... >>
  • //  15.04.2002
Фильм «Займемся любовью» вышел в широкий прокат
В «молодежной истории» Дениса Евстигнеева нет ничего, чем славятся заокеанские тинейджерские комедии, которым фильм «Займемся любовью» должен, по идее, составить долгожданную конкуренцию. Здесь никто не занимается рукоблудием, не выпускает громоподобно газы, не использует телесные выделения вместо геля для волос. Даже обнаженной натуры не так уж и много: вместо вулканической подростковой похабщины на экране правят бал «забавные, трогательные и неожиданные ситуации». Так что по всему видно: заокеанскому похотливому дебилизму дан достойный отпор... >>
реклама

  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ