N°227
09 декабря 2002
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ЗАГРАНИЦА
 КРУПНЫМ ПЛАНОМ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 НА РЫНКЕ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
  ПОИСК  
  • //  09.12.2002
Жизнью смерть поправ
В «Современнике» вышла «Сладкоголосая птица юности» с Мариной Нееловой

версия для печати
Поговаривают, что на первом прогоне спектакля в зале отчаянно пахло скандалом. Посвященному в театральные интриги и даже просто в расклад театральных сил человеку причины этого «почти скандала» нет надобности объяснять. Спектакль поставил Кирилл Серебренников, единодушно причисленный к режиссерам того направления, которое в силу исключительной расплывчатости слова «авангардный» назовем для простоты «изобретательным». Совсем недавно на Малой сцене МХАТа он выпустил другую нашумевшую премьеру -- «Терроризм» братьев Пресняковых. МХАТ и глазом не повел. Сей театральный корабль, с тех пор как у его руля встал Олег Табаков, представляет собой эдакий Ноев ковчег. В нем чего и кого только не увидишь. Вот еще Серебренников «Терроризмом» всех попугал.

«Современник» -- иное дело. К продукции этого театра можно относиться по-разному, но в единстве стиля, который в силу исключительной расплывчатости слова «традиционный» назовем для простоты «незатейливым», ему не отказать. И вот они (Серебренников и «Современник») сошлись. Представьте теперь себя на месте заядлых современниковских зрителей, заполняющих обычно зал на прогонах. Пришел человек в оперу Баскова послушать, а там Гарик Сукачев с цигаркой в зубах на гитаре наяривает.

Теперь еще одно упражнение на воображение. Представьте себя на месте самого Серебренникова. Человек привык работать: а) с небольшим и не вполне стандартным театральным пространством; б) со своей сплоченной и преданной командой артистов; в) специализировался на современной драматургии. А тут -- и сцена большая, стандартная, и команда чужая, и пьеса принадлежит перу американского классика Теннесси Уильямса, да еще в главной роли не просто актриса, а прима, звезда, женщина на грани, а иногда и за гранью гениальности. В результате гомогенность режиссерского стиля -- а все прежние спектакли молодого «радикала» можно с легкостью атрибутировать по любому из фрагментов -- была несколько нарушена. В «Сладкоголосой птице юности» помимо фирменных серебренниковских приемов (умение придать самым бытовым эпизодам иррациональный оттенок и найти каждой фразе текста выразительный пластический эквивалент) есть сцена, где режиссер поднимается до уровня Някрошюса, -- герой говорит о любви, и всеобъемлющей метафорой этой любви становится раковина, вбирающая в себя слова, чтобы потом как шум морского прибоя возвращать их героине. Есть моменты, где режиссер впадает в непростительную виктюковщину, -- под звуки шлягера артисты красиво, но не сказать чтобы очень осмысленно, бегают по сцене. Есть, наконец, куски сугубо бенефисного толка, и странно, чтобы в спектакле с участием такой актрисы, как Неелова, их не было. Так что если вы хотите увидеть Серебренникова во всей его и только его красе, надо идти на «Терроризм», «Пластилин» или «Откровенные полароидные снимки». Если хотите поглядеть, как Марина Неелова вписывается в рамки любой эстетики, оставаясь при этом подлинной звездой, надо идти в «Современник».

Кроме отношений с театром были еще и непростые отношения с пьесой. Тут важна предыстория. Русская сцена долгое время микшировала в Уильямсе все темное, находящееся по ту сторону добра и зла и восходящее разом к Арто с его театром жестокости и Бодлеру с его цветами зла. Но у Серебренникова за плечами работа с современной драмой, а в ней один Марк Равенхилл, певец шопинга-энд-факинга, чего стоит. Рядом с этим патологоанатомом человеческих душ уильямсовские цветы зла -- цветочки, а ягодки -- вот они, вкушайте. Стоит ли говорить, что секс, наркотики и излишества всякие нехорошие Серебренников американскому классику вернул, и вернул сторицей. В результате от русского Уильямса, и уж тем более русского перевода пьесы, из которого Виталий Вульф благополучно вытравил заморскую гадость, в спектакле мало что осталось.

Но это еще не все. С помощью призванной на подмогу Нины Садур Серебренников пьесу Уильямса изрядно мифологизировал. Центральная история о стареющей голливудской звезде, не могущей проснуться без виски, жить без гашиша и заснуть без мужчины, и ее молодом жиголо (он приезжает со своей новой клиенткой в родной город, а там живет его юная возлюбленная, а папа у нее босс и жлоб, а сам жиголо из низов, и вот чтобы заработать денег он пускается во все тяжкие) -- в общем, вся эта житейская, по существу, история превращается у Серебренникова в эдакое путешествие молодого героя из неприглядного царства живых в страшноватое царство мертвых. Действие пьесы стараниями той же Садур перенесено из обычного отеля, где останавливаются герои, в дом престарелых. К тексту пьесы присобачены написанные соавторшей Уильямса сцены, в которых действуют создающие соответствующий замогильный фон три старухи, они же парки, они же ведьмы в гротескных нарядах. Мифологический контекст поддерживают сказочные во всех отношениях декорации Николая Симонова -- тут и черное солнце, у которого вместо лучей загораются вдруг электрические лампочки, и убывающая по мере приближения смерти главного героя луна. Самой Марине Нееловой поручена не одна, а две роли -- она играет и молодящуюся актрису, и стареющую от перенесенных страданий возлюбленную героя. Образ жиголо в исполнении прекрасного собой, нервного и трепетного Юрия Колокольникова режиссером явно романтизирован. В лице этого новоявленного Адониса старость-смерть убивает жизнь и любовь. Как именно Нееловой удается передать и лиризм, и взбалмошность, и инфернальный холод, который исходит от струхи-смерти, -- это вопрос не к нам, а к Господу Богу.

Концепция спектакля, как говорится, имеет право на существование, но подается с явным перебором, а порой и маловразумительным стебом (чего стоит имя одной из вспомогательных старух -- Ириния). Инородные садуровские вставки лишь замедляют течение и без того неторопливой пьесы. Но смотреть «Сладкоголосую птицу юности» все равно ужасно интересно, ибо во всей этой истории есть нечто от внутреннего сюжета самого спектакля -- молодой радикал совершил свое путешествие в царство одряхлевшей «традиции» и не только сам остался жив, но и оживил многое вокруг. Звонкоголосая птица юности, заключенная в современниковскую клетку, спела во все свое горло. Голос кому-то может показаться противным, но зато он, безусловно, сильный. А много ли сильных и звонких голосов насчитаете вы в современном театре?
Марина ДАВЫДОВА

  КУЛЬТУРА  
  • //  09.12.2002
В «Современнике» вышла «Сладкоголосая птица юности» с Мариной Нееловой
В «Современнике» вышла «Сладкоголосая птица юности» с Мариной Нееловой. Поговаривают, что на первом прогоне спектакля в зале отчаянно пахло скандалом. Посвященному в театральные интриги и даже просто в расклад театральных сил человеку причины этого «почти скандала» нет надобности объяснять... >>
  • //  09.12.2002
Вручены премии Европейской киноакадемии
«Европейская премия в области кино» (European Film Award) -- звучит гордо. На деле же вся эта затея выглядит довольно скромно. Четырнадцать лет назад группа европейских кинематографистов во главе с Вимом Вендерсом и Ингмаром Бергманом основала Европейскую киноакадемию -- чтобы, понятное дело, продвигать европейское кино, бороться с американским засильем и все такое прочее. Но творческие люди, как известно, не лучшие администраторы и организаторы, и академия мирно прозябает вот уже который год, ничем толковым не занимаясь. Ну а чтобы дать прессе хоть какой-то информационный повод, раз в год академики раздают свои награды (раньше они назывались «Феликсами», а теперь даже имени не имеют). Вот только сообщения о субботней церемонии награждения, прошедшей в Риме, отыскать невозможно практически нигде -- в том числе и на официальном сайте киноакадемии. Киномир сейчас волнуют другие проблемы -- премьера второй серии «Властелина колец», приговор Вайноне Райдер и начинающаяся оскаровская гонка. В этом ряду European Film Award стоит на одном уровне, ну, скажем, с национальной премией критики «Золотой овен». Проще говоря, всем до нее до лампочки... >>
  • //  09.12.2002
Сегодня выходит новый студийный альбом «Ночных снайперов»
Альбом «Цунами» -- уже второй с момента обретения дуэтом звездного статуса. Более ранние записи -- «Детский альбом», «Капля дегтя/В бочке меда» -- имели сладостный для некоторых слушателей андерграундный, т.е. истинно «русско-роковый» статус, напоминавший времена магнитофонной культуры, самиздата и прочих мифов. Звучали кассетки жидковато, но вскоре за «Снайперов» взялась большая фирма «Реал», и таланты (низкий выразительный голос Дианы Арбениной и скрипка Светланы Сургановой) наконец-то получили адекватное оформление. «Снайперы» стали едва ли не единственной группой формата «женский дуэт со скрипкой плюс рок-группа»... >>
  • //  09.12.2002
В Москве показали балеты великого хореографа
За пятьдесят лет Морис Бежар поставил более ста балетов -- иные мелькнули и исчезли, другие сформировали балетный двадцатый век. В этом двадцатом веке два гения поделили мир: пуританская и рассудочная Америка, толком не знавшая классического танца, стала ленной областью блистательного рационалиста Баланчина; объевшаяся классикой усталая Европа захотела хореографии взрывчатой и вызывающей -- и стала принадлежать чувственнейшему Бежару. И того и другого хореографа страшно боялись в Советском Союзе -- после гастролей их трупп как-то сразу выяснялось, что единственный провозглашенный дундучной критикой советский гений Юрий Григорович масштабом не вышел. Поэтому при советской власти и та и другая труппа приглашались в страну лишь по одному разу. New York city ballet к нам с тех пор так и не приезжал. А вот Бежара -- уже не со старой его труппой «Балет ХХ века», а с новой, «Балет Бежара в Лозанне», -- привозили не раз, но то в комплекте с показом мод, то с самым неудачным спектаклем... >>
реклама

  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ