N°158
30 августа 2002
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ЗАГРАНИЦА
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
  ПОИСК  
  • //  30.08.2002
Первый новый русский
Главный фельдмаршал России удостоился выставки в честь своего 350-летия

версия для печати
Борис Петрович Шереметев был первым русским графом. Но это не самое главное. Борис Петрович Шереметев как первый главный фельдмаршал выиграл множество баталий Северной войны со Швецией. Но и это не самое главное. Борис Петрович Шереметев в качестве дипломата был принят знатнейшими европейскими монархами: Августом II в Польше, Леопольдом I в Вене. В Риме получил благословение Папы Римского. На острове Мальта был награжден алмазным Мальтийским крестом и стал первым в России кавалером Мальтийского рыцарского ордена. Знание сих достойных подробностей, увы, не делает личность фельдмаршала нам ближе. Это тоже не самое главное. А главное другое: Борис Петрович Шереметев был первым «новым русским» эпохи Петра Великого. Если прочитать монографию о нем знаменитого профессора истории Александра Заозерского, диву даешься, как в одном человеке сочетались европейский либерализм и российское холуйство, отвага перед лицом смерти в сражениях и собачья трусость перед самодержавным самодурством Петра I Алексеевича, привычка широко жить и широко гулять и бесконечные на имя Меншикова записочки: «Милости у тебя, батька и брат, прошу: умилосердися ради самого бога, покажи надо мною отеческую милость, не дай мне вовсе разоритца...» (это при владениях размером в 1700 крестьянских дворов). Борис Петрович был человеком глубоко набожным. Весной 1712 года он даже хотел удалиться в монастырь, Киево-Печерскую лавру. А тремя годами ранее, после Полтавской битвы, фельдмаршал основал в слободе Борисовке женский монастырь Богородицы Тихвинской и даже составил для монахинь устав, «Завет». При этом в иных обстоятельствах он зарекомендовал себя весельчаком и балагуром. Заозерский вспоминает свидетельство современников: «... за стол его, на котором не ставилось менее 50 приборов даже в походное время, садился всякий званый и незваный, знакомый и незнакомый, только с условием, чтобы не чиниться перед хозяином». В общем, в начале XVIII века Шереметев своей жизнью дал урок всем нынешним олигархам. Эпическая натура!

Посвященная этому «олигарху» петровских времен выставка открылась в усадьбе Кусково, которую граф купил в 1715 году. Все, что сохранилось в усадьбе, сделано более чем на полвека позже, при сыне Бориса Петре, превратившем свои «подмосковные» в роскошные увеселительные резиденции. Эпоха петровского фельдмаршала реконструирована на ассоциативном уровне. Реконструирована весьма удачно. Постарались декораторы из студии «Музей дизайн» под начальством Александра Конова. Входим мы на выставку через черный ход дворца. Никаких парадных портиков, никакого екатерининского классицизма не видим. Поднимаемся по узкой кривой лестнице, согнувшись, вползаем в дворцовую столовую. Память тела помогает представить, что ты лазаешь по крошечному домику где-нибудь в Петергофе. Такие клаустрофобные пространства обожал государь Петр Лексеич. Переступая порог с невольным поклоном, здороваемся с самим Борисом Петровичем -- его запечатлел при жизни неизвестный художник. Рядом с прижизненным портретом -- посмертные, написанные Петром Красовским и Иваном Аргуновым для фамильной галереи Петра Борисовича Шереметева. Дальнейший путь нам показывает дорожка, имитирующая цвет шахматных плиток пола Петровских палат. В бильярдной собрано подобие дипломатического архива фельдмаршала. В центре стоят часы в виде герба Священной Римской империи, подаренные Борису Петровичу императором Леопольдом I. Лежат книги, письма. На стенах -- портреты королей, послов и сановников. Один портрет восхищает: будто боярина с окладистой бородой нарядили в кафтан и шапку турецкоподданного. Изображен Савва Лукич Владиславич-Рагузинский, друг Шереметева, иллирийский шляхтич, русский шпион в разных странах (прежде всего Турции и Италии) и коммерческий агент. Это он по просьбе Петра собирал скульптуру для Летнего сада и привез в 1706 году из Константинополя «арапа Петра Великого» Абрама Ганнибала. В соседнем с бильярдной коридорчике сделана инсталляция из личных вещей фельдмаршала. В последней, выходящей в дворцовую анфиладу комнате висят портреты многочисленных потомков Бориса Петровича и даже увековеченная в красках персона его любимого карлика.

Экспозиция сделана весьма корректно, но лишь две детали проговариваются о характере Бориса Петровича. Первая -- уже упоминавшаяся лестница с маленькой дверью перед портретом графа. Сгибаясь в три погибели перед сиятельным вельможей, мы словно оказываемся в шкуре самого фельдмаршала, по нормам московского этикета, даже будучи западным рыцарем, раболепствовавшего перед царем: «Раб твой Бориска челом бью». Вторая деталь: абсолютно раблезианский стол, заставленный посудой петровского времени -- честной, тяжелой, простой. Великих размеров (особенно бутыли, графины, бокалы). Этикет -- этикетом, а в угощениях законы свои. И здесь Борису Петровичу тоже не было равных. В хрониках читаем: «...царское величество и господа министры и генералы были по утру на квартире у господина генерала-фельтмаршала Шереметева и кушали вотку и разъехались... Ввечеру, во 2 часу ночи, царское величество своею особою изволил быть у фельтмаршала и, кушав вотку и вино венгерское, соизволил отъехать на свою квартиру». Сочно все-таки жили люди! Богатыри, не мы...
Сергей ХАЧАТУРОВ

  КУЛЬТУРА  
  • //  30.08.2002
Главный фельдмаршал России удостоился выставки в честь своего 350-летия
Борис Петрович Шереметев был первым русским графом. Но это не самое главное. Борис Петрович Шереметев как первый главный фельдмаршал выиграл множество баталий Северной войны со Швецией. Но и это не самое главное. Борис Петрович Шереметев в качестве дипломата был принят знатнейшими европейскими монархами: Августом II в Польше, Леопольдом I в Вене. В Риме получил благословение Папы Римского. На острове Мальта был награжден алмазным Мальтийским крестом и стал первым в России кавалером Мальтийского рыцарского ордена. Знание сих достойных подробностей, увы, не делает личность фельдмаршала нам ближе. Это тоже не самое главное. А главное другое: Борис Петрович Шереметев был первым «новым русским» эпохи Петра Великого... >>
  • //  30.08.2002
Начинается новый театральный сезон. Большой театр и МХАТ на днях при активном внимании прессы провели собрания коллективов, объявив о грядущих планах. О том, какие спектакли готовят другие московские театры и каким будет гастрольный театральный год, рассказывает Павел РУДНЕВ... >>
  • //  30.08.2002
Русская тема в Венеции
Все кому не лень уже написали о том, что русские фильмы наконец-то завоевали Венецию. Пусть не по качеству, но по количеству русское присутствие в Венеции в этом году действительно велико. Но самое удивительное, что речь идет не только об отечественных фильмах, представленных в различных программах («Дом дураков» Андрея Кончаловского, «Медвежий поцелуй» Сергея Бодрова, «Змей» Алексея Мурадова, «Небо. Самолет. Девушка» Веры Сторожевой...), но и о западных картинах, так или иначе использующих русскую тему... >>
  • //  30.08.2002
В Москве начался прокат французского молодежного фильма «Денди»
В России, где залы и буфеты кинотеатров заполняются школьниками старших классов и студентами младших курсов, фильм «Денди» легко найдет свою аудиторию. Нашим зрителям не составит труда отождествить себя с французской молодежью, с Филиппом, Марком, Натали и Шарлоттой, ведь в свое время они легко отождествляли себя с «Элен и ребятами» из известного французского сериала. В сущности, «Денди» и представляет собой очередной молодежный сериал, но только на широком экране, со звуком Dolby Surround, с картинами природы (в одном кадре пасутся коровы, в другом -- кружится чайка) и с более изощренным монтажом. Поставил всю эту красоту Франсуа Армане, журналист французской газеты «Либерасьон», три года назад написавший книгу о молодежи шестидесятых и культовом клубе Drugstore, сгоревшем в семидесятых... >>
  • //  30.08.2002
В Московском Доме фотографии очередная выставка проекта «24 кадра»
В августе традиционно отдыхают музеи и галереи, и только архитектурно-фотографический проект Юрия Аввакумова в Московском Доме фотографии работает без перерывов и отпусков. Неотвратимо открылась его очередная, двадцать седьмая выставка. В ней проект, пройдя тюремные зоны, южные небеса и медные трубы провинциальных первомайских демонстраций, вернулся к тому, с чего начинался и для чего был изобретен -- к архитектурной фотографии. Показалось даже, что и архитектуры, и фотографии в последней выставке слишком много. Положенные по регламенту проекта двадцать четыре фотографии Натальи Жерновской просто изнемогают под натиском Красоты (именно так, с большой буквы). Чтобы увидеть Ее, правильно ехать в Италию или, на худой конец, -- в Петербург. А там идти не в Эрмитаж, как многие подумали, а через мост на другой берег Невы -- в позабытое-позаброшенное здание Академии художеств. И снимать там -- в фокусе и не в фокусе -- все, что попадется на глаза... >>
реклама

  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ