N°8
20 января 2003
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ЗАГРАНИЦА
 КРУПНЫМ ПЛАНОМ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 НА РЫНКЕ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
  ПОИСК  
  • //  20.01.2003
На дальней станции сойду
«Человек с поезда» на московских экранах

версия для печати
Если счастливое чудо под названием «Амели» вынести за скобки, Патрису Леконту едва ли не в одиночку приходится отвечать за все французское кино. Среди монструозных исторических «блокбастеров» и вялых драматических комедий «об отношениях» этот фильм один воплощает тот дух легкости, артистизма и остроумия, который не случайно во всех языках называется по-французски -- bel esprit.

Леконт снимает кино с удовольствием -- и это видно на экране. Он любит актеров с эффектной внешностью; он не стесняется украшать кружевной музыкой едва ли не каждый кадр; нет такого приема, кунштюка или гэга, которому не нашлось бы места в его фильмах, органичных в своей искусственности. Выразительный пример -- в своей последней картине «Человек с поезда» (два приза зрительских симпатий на прошлогоднем фестивале в Венеции) в кульминационной сцене он прибегает к такому навязчивому приему, как параллельный монтаж: кадры ограбления банка чередуются с хирургической операцией. Поначалу все это кажется каким-то наивным кинематографическим бесстыдством: так не монтируют со времен Эйзенштейна, который соединял встык открытие плотины и быка, залезающего на корову. Но тут же ловишь себя на мысли, что метафора получается очень даже неплохой. В конце концов что такое деньги, если не злокачественная опухоль, разрастающаяся с бессмысленной и губительной скоростью?

Молчаливый мужик (его играет певец Джонни Холлидей) с неясными намерениями очевидно преступного характера и мордой матерого кабана сходит с поезда в захолустном городке, где в одиночестве коротает свои последние годы словоохотливый учитель французской литературы (Жан Рошфор). Город настолько мал, что даже шумные алкаши в местном баре оказываются учениками Рошфора и сходу начинают цитировать Теофиля Готье, а местный отель закрыт за полным отсутствием туристов. Рошфор приглашает Холлидея остановиться у него. Старенькому преподавателю нужна компания. К тому же вид незнакомца в черной коже вызывает у него смутные ассоциации с французскими поларами (полицейскими фильмами) и несбывшимися мечтами о путешествии в Неваду (за всю жизнь однажды съездил в Париж, где все время шел дождь, -- два дня не вылезал из кино, посмотрел одиннадцать фильмов...). За три дня перед решающими событиями герои успеют подружиться и обменяться подарками: Рошфор вручит Холлидею домашние тапочки и обучит правильно шаркать ими по полу, а Холлидей даст Рошфору пострелять из своего черного пистолета.

Очевидная идея -- грабитель и интеллектуал завидуют друг другу белой завистью и даже пробуют поменяться местами, ощутить вкус чужой жизни -- воплощена на экране с завидной изобретательностью. Умелой режиссерской рукой Леконт бросает зрителя то в жар, то в холод -- то сдавливает горло чувствительным спазмом, то вызывает гомерический хохот (в самой смешной сцене Холлидей подменяет Рошфора в качестве репетитора по литературе и растолковывает юному балбесу крутизну бальзаковской «Евгении Гранде»). В результате такой закалки идея перестает казаться очевидной. В конце концов конфликт между «утонченной культурой» и «грубой жизненной силой» -- один из центральных для французского кино, и не только кино. И Леконт парадоксальным образом оказывается продолжателем раннего Годара, который именно об этом снимал «На последнем дыхании» и «Безумного Пьеро».
Алексей МЕДВЕДЕВ

реклама

[an error occurred while processing this directive] Окна в Воронеже купить okontyvrn.ru
  ТАКЖЕ В РУБРИКЕ  
  • //  20.01.2003
Пасторальные пришельцы Василия Цаголова в галерее Марата Гельмана
Наваристая, густая и смачная, как украинский борщ, проза «Вечеров на хуторе близ Диканьки» - с хлопцами, молодицами, Солохой, Сорочинской ярмаркой, лысым дидькой и родственной ему другой прирученной нечистью - нежданно-негаданно вспоминается сегодня в зале галереи Марата Гельмана, где открылась выставка киевского концептуалиста Василия Цаголова «Украинские X-files»... >>
  • //  20.01.2003
Этим летом тихо-мирно прекратилось существование журнала «Новая русская книга», издававшегося питерским Гуманитарным агентством «Академический проект». Печально, конечно, но, как выяснилось, не слишком. Свято место пусто не бывает -- тут же загуляли слухи о том, что перебравшийся в Москву главный редактор «НРК» Глеб Морев покорит мир журналом «Критическая масса». Сначала говорили, что «Критическая масса» будет выпускаться империей «Нового литературного обозрения» -- наряду с собственно «НЛО» и «Неприкосновенным запасом». Публика гадала, как «три медведя» в одной берлоге уживутся. В «НЛО» ныне весьма привечают «актуальную словесность», а «НЗ» вовсю окучивает ниву интеллектуальных мод. В результате новый журнал издается вовсе не «НЛО», а фондом «Прагматика культуры», курьезное название которого не помешало выпустить в конце минувшего года несколько «продвинутых» философических книг (как переводных, так и склоняющих западную левую гуманитарную мысль «на русский лад»)... >>
  • //  20.01.2003
В Центре драматургии и режиссуры сыграли пьесу братьев Пресняковых «Пленные духи»
Хорошо известно, что у Пушкина было четыре сына, и все идиоты. Об этом интересном факте сообщил когда-то Даниил Хармс, но никому из поздних исследователей так и не удалось проследить судьбу убогих отпрысков Александра Сергеевича, не умевших сидеть на стуле. Братья Пресняковы, прикинувшись двумя сыновьями Хармса, решили в своей новой пьесе рассказать историю про двух пушкинских ребятишек. Одного звали Александр и, как положено, Александрович. Другого -- отчего-то Борисом Николаевичем, но сам он называл себя Андреем. Да что с него возьмешь? Идиот. Как хочет, так себя и называет... >>
  • //  20.01.2003
«Человек с поезда» на московских экранах
Если счастливое чудо под названием «Амели» вынести за скобки, Патрису Леконту едва ли не в одиночку приходится отвечать за все французское кино. Среди монструозных исторических «блокбастеров» и вялых драматических комедий «об отношениях» этот фильм один воплощает тот дух легкости, артистизма и остроумия, который не случайно во всех языках называется по-французски -- bel esprit... >>
  • //  20.01.2003
На сцене театра «ПО.В.С.Танцы» возникли «Листья тел»
Первый раз «Листья тел» сыграли в конце прошлого сезона -- день в день с визитом в Москву труппы Евгения Панфилова, с его надрывным, блескучим и трагическим «Щелкунчиком», на который, естественно, и отправились балетные обозреватели всех газет. «Листья» сыграли без прессы, кассету прислали в экспертный совет «Золотой маски», и спектакль оказался в числе номинантов этого года. Так что в минувшую пятницу в Центре имени Мейерхольда отпочковавшийся несколько лет назад от труппы Геннадия Абрамова театр не просто пригласил журналистов на игравшуюся во второй раз премьеру, но неофициально открыл показ отобранных «Золотой маской» достижений прошлого сезона, что будут предъявлены Москве. (Сам фестиваль пройдет в этом году в Петербурге.).. >>
  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ  
Реклама
Яндекс.Метрика