N°51
24 марта 2003
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 НА РЫНКЕ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
 ИРАКСКИЙ КРИЗИС
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      
  ПОИСК  
  • //  24.03.2003
Два луча света в царстве Имперского балета
Состоялся вечер по случаю пятилетней годовщины со дня смерти Галины Улановой

версия для печати
Фонд Галины Улановой -- это комната в Доме актера на Арбате, недавний вежливый отказ нынешнего руководства Большого театра от соучредительства (который, кажется, может быть пересмотрен: Михаил Швыдкой сказал на вечере, что «место Улановой, фонда Улановой -- в Большом театре») и Владимир Васильев, в бытность которого худруком Большого легендарная балерина занимала должность «творческого консультанта». Как всегда в подобного рода затеях, среди задач фонда -- «хранение памяти», а в списке планируемых благодеяний -- поддержка молодых дарований, из которых, быть может, новая Уланова и вырастет. То есть сама по себе идея фонда вполне обычна и вполне привычна -- конечно, память надо хранить (в этом должен помочь музей балерины -- в бывшей ее квартире, пять лет служившей поводом для судебного разбирательства и ныне наконец принадлежащей Бахрушинскому музею), а детям -- помогать, и для того собирать деньги с людей богатых и культурных (артисты же вносят свой вклад бесплатными выступлениями в концертах). Но первая акция фонда -- концерт 21 марта, в день пятилетия со дня смерти балерины -- была организована столь безвкусно, что вселила сомнения в соответствие художественных возможностей организаторов фонда масштабу легенды о балерине.

Нет, конечно, до Большого театра фонду все равно не дорасти -- там сначала о дате просто забыли. Потом спохватились и решили посвятить Галине Сергеевне спектакль. Но в репертуаре столпились оперы! Посвящение Улановой «Турандот», «Похождений повесы» или «Богемы» смотрелось бы странно. Хотя... блистательно тоталитарная «Турандот» в честь первой балерины Империи стала бы неплохим жестом -- но руководство Большого не смогло позволить себе таких игр и потому просто поставило наклеечку «в честь» на присутствующую в афише на два дня раньше «Дочь фараона». (Аспиччию Уланова никогда не танцевала, но кого волнуют такие мелочи).

Увы, выгодно заявив о себе рядом с равнодушным Большим театром (Мариинка в этот день поставила в афишу прославивший когда-то Уланову «Бахчисарайский фонтан» -- скромно и достойно, как и полагается, в сущности, на поминках), фонд воплотил свою идею неудачно.

Нет, все понятно, что в наш практичный век мало кому хочется работать бесплатно даже по самому патетическому поводу. Но если театр «Новая опера», предоставивший сцену, оркестр и своего харизматического лидера, заслуживает всяческих похвал, то участие «Русского имперского балета» под руководством Гедиминаса Таранды, что оккупирует сцену театра в дни, когда там нет оперных спектаклей, стоило бы оплатить. Выдать им денежку, но с условием, чтобы на сцену не выходили.

Концерт был организован следующим образом: большие блоки-дайджесты спектаклей («Спящая красавица», «Лебединое озеро», «Жизель», «Ромео и Джульетта»; так, «Спящая» была утрамбована в крестьянский вальс, адажио с четырьмя кавалерами и залита какой-то жуткой кашей с бодро подпрыгивающими мальчиками в апофеозе), между которыми стояли отдельные номера -- соло или дуэты. Корявый, разбойный и пугающе вдохновенный «имперский» кордебалет, казалось, заполнял собой все пространство (хотя лебедей и вышло всего 12 штук). Среди него то радостно скалилась Одетта Нины Семизоровой (Марк Перетокин -- принц Зигфрид -- разворачивал ее, как грузчик -- хлопающий дверцами трехстворчатый шкаф), то изображавший Альберта Леонид Сарафанов неловко поднимал Дарью Павленко -- Жизель. Гости из Мариинки -- да и не только они -- осторожничали на топорщащемся покрытии сцены, в результате дуэт-встреча графа и привидения потерял всю поэзию.

Проблемы были не только с полом -- казалось, что люди, устроившие концерт, не знают элементарных балетных законов. Ради финального микста из «Ромео и Джульетты» (балет Литовской национальной оперы танцует версию Владимира Васильева, где действие идет на двух уровнях сцены) пространство изначально было поделено так: в основном артисты выступали над закрытой оркестровой ямой, далее сидел оркестр, а дальше была еще одна площадка для танцев. Так вот, у той, второй площадки, была так сильно поднята рампа, что она закрывала стопы танцующих. Когда Умирающий лебедь -- Нина Ананиашвили -- опустился на пол, то лишь полукружие пачки веером стояло над рампой.

Оркестр страшно мешал танцующим (не игрой -- вполне приличной, но присутствием на сцене). В «Ромео и Джульетте» герои то и дело через него перебирались. Вот должна Джульетта летуче пробежать с верхней сцены на нижнюю -- но ведь надо еще и чьи-нибудь ноты не смахнуть по дороге! А смерть Тибальда! Убили молодого человека на верхней сцене. Он, старательно шатаясь, спустился по лестнице. Проковылял сквозь музыкантов. Еще лестничка. И только потом упал.

Но среди всего этого смешного безобразия было два светлых момента. Геннадий Янин -- Нарцисс: удивительно ладный, сдержанный и лукавый. Какой-то просто английский в мечтательной своей порочности; этакий лорд Себастьян Флайт. И Эгле Шпокайте -- Джульетта, которой дали так мало танцев и в которую можно поверить безоговорочно без танцев вовсе: столько чистоты в облике, в каждом жесте, в каждом па. Она скрещивала на груди руки -- не то чтобы испугавшись мутного мира, но безоговорочно отгораживаясь от него -- и переступала на пуантах, как дышала.

Собственно, визитом Шпокайте в Москву был оправдан весь улановский вечер. Можно было вынести даже «Имперский русский балет», чтобы взглянуть на равную Улановой балерину.
Анна ГОРДЕЕВА

реклама

  ТАКЖЕ В РУБРИКЕ  
  • //  24.03.2003
Сегодня открывается выставка культового фотографа XX века Хельмута Ньютона
Звезда немецкой рекламной фотографии Хельмут Ньютон никакой не монстр эпатажа, а старичок-бодрячок в темных очках и кожаной курточке. В конце прошлой недели 82-летний мастер пожаловал в Москву, чтобы открыть III Международный фестиваль «Мода и стиль в фотографии». Герр Ньютон по происхождению еврей, но не брезговал фотографировать нацистскую бой-бабку, кинорежиссера Лени Рифеншталь. Он любит исследовать природу власти -- сексуальной, политической и финансовой. При всем при том Ньютон работает для модных журналов и генерального спонсора Московского фестиваля фотографии компании Volkswagen. Он снимает ню в рискованных позах на фоне лакированных машин. Машины у него куда сексуальнее голых девиц... >>
  • //  24.03.2003
«Кремль, иди ко мне!» -- спектакль про все сразу
Спектакль «Кремль, иди ко мне!», поставленный Борисом Мильграмом по пьесе Алексея Казанцева, идет три часа с хвостиком. Есть слух, что его собираются урезать чуть ли не на час и играть без антракта. Если слух верен -- честь и хвала автору, согласившемуся сократить свою нарочито хаотичную пьесу. Мешанина причин и следствий, сумбур вместо логики, нервность и невнятность -- все это естественно для драматургии, пытающейся отразить текущую жизнь в формах самой жизни (если угодно, можете назвать ее «драматургией постсоцреализма»). Сумбурность, однако, плохо уживается с громоздкостью, а Казанцев явно перестарался, дописывая и подновляя пьесу, начатую десять лет назад: слишком уж много всего наворочено, слишком слабо сцеплено... >>
  • //  24.03.2003
Состоялся вечер по случаю пятилетней годовщины со дня смерти Галины Улановой
Фонд Галины Улановой -- это комната в Доме актера на Арбате, недавний вежливый отказ нынешнего руководства Большого театра от соучредительства (который, кажется, может быть пересмотрен: Михаил Швыдкой сказал на вечере, что «место Улановой, фонда Улановой -- в Большом театре») и Владимир Васильев, в бытность которого худруком Большого легендарная балерина занимала должность «творческого консультанта». Как всегда в подобного рода затеях, среди задач фонда -- «хранение памяти», а в списке планируемых благодеяний -- поддержка молодых дарований, из которых, быть может, новая Уланова и вырастет... >>
  • //  24.03.2003
«Выпей до дна» (Exotica) -- второй альбом группы «Волга». «Волга» -- это такой электронно-акустический коллектив, созданный в 1997 году музыкантами из разных областей музыки. В него вошли этнопевица Анжела Манукян, музыкант и продюсер Алексей Борисов (участник легендарных групп «Невский проспект» и «Центр») и гитарист Роман Лебедев. Потом присоединился человек, играющий на корнях деревьев, а выступали «волжане» с, пожалуй, любыми фолк- и world-музыкантами нашей сцены. Сами они, конечно, из самых заметных деятелей, объединяющих современную электронную музыку, элементы неадаптированного русского фольклора и ритуальные этнические мотивы в высококачественный world fusion. Да еще на ритмической основе даба, трип-хопа и хауса в сочетании с атмосферным эмбиентом и акустической перкуссией... >>
  • //  24.03.2003
На днях -- без шума, криков и пиара -- на прилавках магазинов появился новый альбом самой известной в России современной украинской группы, львовского квинтета «Океан Эльзы» «Суперсиметрiя» («Мистерия звука»). «Океан Эльзы» были мною всегда безмерно уважаемы за интеллигентность, наличие драйва и отсутствие позы. Пару лет назад наша газета даже назвала их не то «группой года», не то «альбомом года». В такой оценке мы были, впрочем, не одиноки. Но это тогда. Сегодня все не так, и хотя альбом известной группы по инерции попал в чарты крупных магазинов, ничего, кроме недоумения, альбом этот вызвать не может. Сказать, что «Суперсиметрiя» -- плохой альбом, нельзя, сказать, что хороший... >>
  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ  
Реклама