N°17
31 января 2003
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ЗАГРАНИЦА
 ТЕЛЕВИДЕНИЕ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
  ПОИСК  
  • //  31.01.2003
Прямо в снежную зарю
В Ханты-Мансийске пылает «Дух огня»

версия для печати
Свое название Первый международный фестиваль кинематографических дебютов позаимствовал из финно-угорских мифов. Най Ангки -- особо почитаемый коренным населением Югры дух, обитающий в домашних очагах и разводимых людьми кострах, доброжелательный к людям, оберегающий от болезней и покровительствующий семье. Этакое славное язычество накладывает отпечаток на все мероприятие: окруженная заснеженными хвойными мачтами гостиница «На семи холмах», где расположились гости и участники фестиваля, напоминает описанный Стивеном Кингом и показанный на экране Стэнли Кубриком отель «Оверлук». Если учесть, что на этих самых семи холмах аборигены испокон века поклонялись своим богам и приносили жертвы верховному божеству Торуму Моа, сходство с «Сиянием» усиливается. Впрочем, темным легендам и пугающим предзнаменованиям здесь места нет: фестиваль проходит бодро, слаженно, с огоньком и вполне духовно. За прорубленной топором дверью гостиничного номера не увидишь безумный оскал Джека Николсона. Зато прибывшие в качестве почетных гостей культовые фигуры отечественного кинопроката Пьер Ришар и Мишель Мерсье уже успели раздать должное количество автографов, покататься на оленях и собачьих упряжках и получить (вкупе с непременными изделиями народных промыслов) свою долю восторгов от местного населения. Да и остальные гости «Духа огня» чувствуют себя куда как неплохо -- комфортабельная северная экзотика впечатляет фестивальных завсегдатаев не меньше, нежели привычные пляжные радости.

Программа не слишком обширна, но представительна и любопытна. Здесь и ретроспектива фильмов Андрея Тарковского (фестиваль посвящен его памяти, в связи с чем в фойе Центра искусств для одаренных детей Севера, где проходят главные мероприятия, открыта выставка), и подборка российских кинодебютов (по регламенту дебютом считается как первый, так и второй фильм режиссера) последних десяти лет (в диапазоне от «Циников» Дмитрия Месхиева и «Лимиты» Дениса Евстигнеева до «Антикиллера» Егора Кончаловского и «Апреля» Константина Мурзенко), и спецпоказы новых российских картин («Любовник» Валерия Тодоровского, «Кино про кино» Валерия Рубинчика» и т.д.). Кроме того, вполне мистическим образом объявился ни разу до того момента не заявленный, но как нельзя более уместный фильм «Донни Дарко» -- потрясающая мистическая фантазия Ричарда Келли, достойная называться едва ли не образцовым кинодебютом последнего времени.

Если бы конкурсная программа хотя бы на треть состояла из подобных фильмов, цены бы ей не было. К сожалению, среди увиденных картин, претендующих на «Золотую тайгу» (главный приз «Духа огня»), не удалось обнаружить ни нового «Донни Дарко», ни «Гуммо», ни «Бешеных псов», ни «Гражданина Кейна». В конкурсе -- двенадцать фильмов из одиннадцати стран, Россию представляют уже известный широкой публике фильм Филиппа Янковского «В движении» и мало кем виденный, но много кем ожидаемый «Гололед» Михаила Брашинского. Что до зарубежных участников, то это ленты в меру мастеровитые, в меру приятные, в меру необязательные. США представляет уже прошедший в Москве (и, надо сказать, довольно унылый) фильм «Секс, ложь и Интернет» Джеда Вейнтроба -- история утомительного виртуального флирта. И секса, и лжи, и тем более Интернета на превращенном в монитор экране предостаточно, но ни один из компонентов не радует в должной степени. Британо-тайский «Человек-мотылек» Каприса Киа не имеет ничего общего с мистическим вестником несчастий, не дававшим спокойно спать герою Ричарда Гира в «Пророчестве человека-мотылька». Просто так называют в Таиланде ветреных мужчин, а главный герой, английский турист Адам, как раз из таких. Поссорившись со своей девушкой, он пускается в вольный дрейф по улочкам Патайи, влюбляется в набожную массажистку, потом изменяет и ей с местной жрицей любви и, наконец, пытается помешать почти пародийной «западной мафии» отправить свою возлюбленную на экспорт в злачные заведения старушки Европы. Наблюдать за его порханиями занятно, но вряд ли Адам когда-нибудь станет культовым героем. Ранняя короткометражка Каприса Киа была некогда высоко оценена самим Дэнни Бойлом, так что «Мотылек» кажется вариацией на тему бойловского «Пляжа» -- и сравнение тут явно не в пользу дебютанта.

Голландская «Чужая земля» бывшей документалистки Евгении Янсен -- история странноватой дружбы ворчливого старика и юного эмигранта-нелегала из Судана. Пока один кидается в соседских кошек камнями, играет сам с собой в шашки и время от времени сражается в бинго с такими же, как он сам, дышащими на ладан пенсионерами, другой греет руки над костром из коровьих лепешек, по традиции чистит зубы образовавшимся пеплом и поет народные песни. Рядом они смотрятся весьма экзотично, но взаимопроникновения культур не происходит. Это, что называется, «простая человеческая история» -- корректная, гуманная и не особенно захватывающая. Впрочем, сейчас кажется, что без призов «Чужая земля» не останется.

«Отец и сын» -- второй фильм Якова Берже, украшенный семейным дуэтом Депардье -- отца Жерара и сына Гийома. Депардье-старший играет знаменитого писателя, который испытывает творческий кризис как раз в тот момент, когда ему собираются вручать Нобелевскую премию. Младший, соответственно, сына писателя, который находится с отцом в странных, совсем не родственных отношениях и пытается наладить контакт в самую неподходящую пору. Крепкое, временами очень эмоциональное и достоверное кино (поговаривают, что во время съемок отношения в семье Депардье были далеки от идеала) вряд ли можно счесть шедевром. Но некоторые сцены «Отца и сына» держатся в голове и после того, как фильм закончился. Его не так-то просто забыть -- и этим он завидно отличается от большинства конкурсных дебютов.

Но главное потрясение (есть надежда!) ожидает гостей фестиваля ближе к концу -- в конкурсе принимает участие фильм уникального чеха Петра Зеленки (его номинальный дебют «Пуговичники» произвел несколько лет назад неизгладимое впечатление на гостей сочинского «Кинотавра») под названием «Год дьявола». Уже попутешествовавший в прошлом году по международным кинофестивалям, это самый настоящий фильм XXI века. Работа человека, который просто обязан быть признан новым классиком мирового кино. Впрочем, о Зеленке и его картине -- в следующий раз. В расписании конкурсных просмотров он значится предпоследним. Есть время собраться с духом.
Станислав Ф. РОСТОЦКИЙ, Ханты-Мансийск

  КУЛЬТУРА  
  • //  31.01.2003
В Московском Центре искусств открылась выставка «Новые русские коллекции»
Московский Центр искусств решил отчитаться не только о деятельности своей галереи, но и о функционировании всего рынка русского искусства. На выставке собраны сплошь топовые, первоклассные работы мастеров первой трети XX века, предоставленные многими известными и совсем новыми собирателями. Необычность показа в том, что все работы (от Гончаровой и Сапунова до Древина и Штеренберга) были приобретены в прошлом, 2002 году. Экспозиция -- подлинное лакомство для гурманов. Такого Григорьева и Сарьяна вы наверняка еще не видели. Спешите! Продлится выставка недолго, до 25 февраля. О ее смысле и значении обозревателю газеты «Время новостей» Сергею ХАЧАТУРОВУ рассказывает хозяйка Московского Центра искусств Марина ЛОШАК... >>
  • //  31.01.2003
Премия Белкина выявила хорошего писателя
Недавно объявленный шорт-лист премии Ивана Петровича Белкина несколько озадачил «профессиональных читателей». В пятерке лучших повестей года наряду с опусами хорошо известных Марины Вишневецкой, Андрея Геласимова и Асара Эппеля и проходящего по «молодежной квоте» Ильи Кочергина обнаружилось «Встречное движение» доселе, кажется, в столицах не примеченного Юрия Горюхина, писателя, чья фамилия изящно аукнулась с именем премии. Как известно, «покойного Ивана Петровича» его «издатель» А.П. сделал автором не только пяти славных повестей, но и незаконченной «Истории села Горюхина». Памятуя об этом факте и сетуя на печальную стереотипность относительно молодой русской прозы, я и назвал заметку о «белкинском» состязании «Истории села Горюхина»... >>
  • //  31.01.2003
Представлен новый русскоязычный альбом Алсу
Прошедшая на днях презентация альбома со скромным «дигитальным» названием «19» обошлась без пафоса, паники и лишних восторгов. У фотокорреспондентов была возможность снимать молодую и красивую артистку (со стоящим рядом папой) столько, сколько нужно. У пишущих корреспондентов была возможность задать несколько вопросов, на которые артистка ответила в своей обстоятельно-невозмутимой манере. Алсу даже спела две песни в сопровождении нормальной живой группы, сыгравшей все нота в ноту, «как написано». Ничего лишнего. Как если бы Алсу каждую неделю по альбомчику выпускала, а ведь «19» -- всего лишь второй ее русскоязычный альбом... >>
  • //  31.01.2003
В Ханты-Мансийске пылает «Дух огня»
Свое название Первый международный фестиваль кинематографических дебютов позаимствовал из финно-угорских мифов. Най Ангки -- особо почитаемый коренным населением Югры дух, обитающий в домашних очагах и разводимых людьми кострах, доброжелательный к людям, оберегающий от болезней и покровительствующий семье. Этакое славное язычество накладывает отпечаток на все мероприятие: окруженная заснеженными хвойными мачтами гостиница «На семи холмах», где расположились гости и участники фестиваля, напоминает описанный Стивеном Кингом и показанный на экране Стэнли Кубриком отель «Оверлук». Если учесть, что на этих самых семи холмах аборигены испокон века поклонялись своим богам и приносили жертвы верховному божеству Торуму Моа, сходство с «Сиянием» усиливается. Впрочем, темным легендам и пугающим предзнаменованиям здесь места нет: фестиваль проходит бодро, слаженно, с огоньком и вполне духовно... >>
  • //  31.01.2003
«Кен Парк» Ларри Кларка все-таки выходит на московские экраны
Многие сомневались, что этот фильм выйдет у нас в прокат. Никто не сомневался, что в Америке он никогда на экранах не появится. Сам Ларри Кларк назвал свой фильм «действительно жестким, откровенным и очень, очень мрачным». Ну и откуда же ему быть другим, если и режиссер, и сценарист (в этой роли выступил автор «Деток» Хармони Корин) решили во всей красе и со всей откровенностью, на которую способно визуальное искусство, продемонстрировать публике удушливо-пошлый мир провинциальной Америки, где ничтожные дети, вырастая, копируют своих ничтожных родителей. Однако же поскольку дети по презумпции существа как бы невинные, то есть грешат не по своей воле, а по вине старших, не уготовивших никаких иных примеров для подражания, то им, деткам, можно и посочувствовать, отчего обличительный пафос только усиливается. Нехитрая, в общем, идея составляет главный содержательный месседж картины, начинающейся с кадра, запечатлевшего самоубийство, и продолжающейся сценами насилия, как сексуального, так и психологического, мастурбации, группового секса и даже мочеиспускания крупным планом... >>
реклама

  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ