N°20
06 февраля 2001
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ЗАГРАНИЦА
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728    
  ПОИСК  
  • //  06.02.2001
Песни радости и счастья
Фестиваль «Белые Столбы» как услада для меломана

версия для печати
Несмотря на то что не меньше половины показанных в Белых Столбах фильмов были немыми, музыка на фестивале предстала во всей красе -- не менее внушительно, нежели пресловутый коммунизм. Пожалуй, самым интересным событием, имевшим непосредственное отношение и к музыке, и к коммунизму, стал показ фрагментов из незавершенного фильма Сергея Васильева «Наши песни» (1951) -- героической эпопее о создании Ансамбля песни и пляски Красной Армии под управлением Александрова, о самом Александрове и о том, как он писал советский гимн. Пока работа над восстановлением фильма по хранящимся в Госфильмофонде несмонтированным негативам находится еще в самом начале -- но даже те несколько эпизодов, которые были представлены на суд публики, заставляют ждать окончания процесса с понятным нетерпением. Потому что фильм -- это видно уже сейчас -- отменный. С Николаем Крючковым, Глебом Романовым, Павлом Кадочниковым и, наконец, Михаилом Геловани в роли товарища Сталина. С изумительными диалогами, каких современные сценаристы уже не пишут, да и не напишут при всем желании и замечательной музыкой в краснознаменном исполнении. «Полюшко-поле, едут по полю герои»... Когда подошли к концу пятнадцать минут «Наших песен», стало мучительно больно за все время, бесцельно потраченное на соц-арт и прочие концептуальные изыски. В очередной раз искусство, подобное фильму Васильева, победило постмодернистскую рефлексию неизвестным материалистической науке способом. Понятное дело, что, скажем, в гипотетической экранизации «Голубого сала» со Сталиным и прочими персонажами могли бы случиться самые поразительные вещи -- но любой каннибализм и перверсии меркнут перед отеческим прищуром Климента Ефремовича Ворошилова (в «Наших песнях» его играет Константин Адашевский), уговаривающего Александрова (Александр Борисов) возглавить красноармейские песни и пляски. Ни одна, даже самая искусная, стилизация не в состоянии конкурировать с поистине нечеловеческой мощью подобного оригинала.

К слову, фестиваль в этом году обзавелся и собственным гимном, который на открытии и закрытии исполнил давний друг Госфильмофонда, культовый певец Леонид Серебрянников (некогда нареченный с белостолбовской сцены «человеком с тысячью лиц» и таким образом унаследовавший этот титул у знаменитого актера Лона Чейни-старшего). Да и вообще, музыки -- хорошей и разной -- на фестивале было предостаточно. Выводил пасторальные лелевские трели марийский дудочник Кавырля в «Песне о счастье» Марка Донского. Тревожная барабанная дробь, звучащая в «Битве за Алжир» (саундтрек Эннио Морриконе и Джилло Понтекорво), великолепно сопровождала математически выверенные сцены терактов -- и тем самым парадоксально предвосхищала звуковую интифаду популярного ныне в определенных меломанских кругах британца Muslimgause. Выворачивали душу песни Никиты Богословского на стихи Агапова--Ласкина--Фастьянова во второй серии «Большой жизни» -- те самые, проникнутые, по мнению ЦК ВКП (б), «кабацкой меланхолией и чуждые советским людям». Вне конкуренции мог оказаться Дисней, у которого скелеты лихо выкаблучивались под «Пляску смерти» Сен-Санса, а в «Фантазии-2000» оживали музыкальные образы Бетховена, Гершвина, Шостаковича и Стравинского. Мог бы -- но не оказался. Потому что после фантазии начались «Весенние голоса» -- и все лавры по праву отошли к Эльдару Рязанову. Его дебют 1955 года был тщательно отреставрирован и специально показан на фестивале в присутствии автора. Сам Эльдар Александрович после просмотра признался, что испытывает «смешанные чувства». Но у большинства присутствовавших этот «киноконцерт-обозрение» (от одного обозначения жанра душа начинает звонко петь), в котором принимали участие лауреаты V Всесоюзного смотра художественной самодеятельности трудовых резервов, вызвал однозначный восторг. А уж когда ансамбль ленинградских студентов-ремесленников во всю мощь двух десятков свежеприобретенных баянов прямо на ступенях музыкального магазина грянул Венгерскую рапсодию Ференца Листа -- стало ясно: предел совершенству есть, и он достигнут.
Станислав Ф. РОСТОЦКИЙ

  КУЛЬТУРА  
  • //  06.02.2001
Хор районной музыкальной школы «Весна» выступил в Большом зале Консерватории
БЗК - далеко не самая завидная концертная площадка в удивительной карьере «Весны». Основанная еще в шестидесятые, в девяностые хоровая школа стала выездной, быстро набрала коллекцию заграничных премий, а этим летом в испанской Толосе стала обладательницей высшей европейской хоровой награды «Гран-при Европа-2000». >>
  • //  06.02.2001
Фестиваль «Белые Столбы» как услада для меломана
Несмотря на то что не меньше половины показанных в Белых Столбах фильмов были немыми, музыка на фестивале предстала во всей красе - не менее внушительно, нежели пресловутый коммунизм. Пожалуй, самым интересным событием, имевшим непосредственное отношение и к музыке, и к коммунизму, стал показ фрагментов из незавершенного фильма Сергея Васильева «Наши песни» (1951) - героической эпопее о создании Ансамбля песни и пляски Красной Армии под управлением Александрова, о самом Александрове и о том, как он писал советский гимн. >>
  • //  06.02.2001
Фильм «Ангелы Чарли» вышел на московские экраны
Американский режиссер Джозеф МакГинти Никол, больше известный под псевдонимом МакДжи, постарался свести риск провала своего дебютного детища к минимуму. Поэтому, лишив комедийный боевик «Ангелы Чарли» какой бы то ни было оригинальности, он тем не менее весьма успешно использовал в нем только самые проверенные и уже завоевавшие любовь зрителей сюжетные линии и в прямом и переносном смысле приемы. >>
  • //  06.02.2001
Умер Янис Ксенакис
В Париже в возрасте 78 лет скончался один из лидеров послевоенного авангарда Янис Ксенакис. Он был знаменит в первую очередь как композитор, ученик Онеггера, Мийо, Мессиана, электронщик, изобретатель концепции «стохастической музыки», автор огромного числа музыкальных опусов с непонятными и пугающими названиями. >>
  • //  06.02.2001
Для общего объяснения разных явлений философы любят искать универсальную отмычку, будь то диалектика, либидо или прибавочная стоимость. Вот и Бодрийяр, который в начале 70-х свел все многообразие социальных отношений к обмену дарами ("Символический обмен и смерть"), в 1979-м обнаружил новую точку опоры, перевернув с ее помощью мир привычных представлений о движущей силе человеческих поступков. И написал "Соблазн". >>
реклама

  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ