Сюжеты в развитии Сюжеты в развитии Сюжеты в развитии Сюжеты в развитии Сюжеты в развитии
N°17
03 февраля 2010
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ОБЩЕСТВО
 ПРОИСШЕСТВИЯ
 ЗАГРАНИЦА
 ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЩЕСТВО
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  ИНТЕРВЬЮ  
  АРХИВ  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
  ПОИСК  
  ПЕРСОНЫ НОМЕРА  
  • //  03.02.2010
Прощай, новое оружие!
Реформирование российского ОПК не дает результатов

Президент Дмитрий Медведев на одном из совещаний в конце прошлого года упрекнул оборонно-промышленный комплекс страны в отставании при производстве новых образцов вооружений. Это тем более важно, что предстоит техническое перевооружение армии и флота. Если по характеристикам вооружений нас будут превосходить, сказал президент, не поможет никакая стратегия, никакие тактические изыскания.

В том же духе на совещании высказались министр промышленности и торговли Виктор Христенко, а также заместитель министра обороны по вооружению Владимир Поповкин. В чем же причины невыполнения задач, поставленных в документах, которые определяют построение системы военной безопасности России?

К документам такого рода можно отнести Концепцию национальной безопасности и Военную доктрину РФ, которые утверждены указами президента в 2000 году. Появление этих документов, помнится, вызвало бурную реакцию у бывших крупных военачальников. Особенно они возмущались тезисом о том, что «военная реформа проводится в целях приведения в соответствие военного строительства с экономическими и иными возможностями государства». Такое положение выглядело как попытка чреватой последствиями экономии на безопасности и обороне государства. Однако документы существовали сами по себе, а деградация оборонно-промышленного комплекса и армии продолжалась сама по себе.

Модернизация ОПК и создание вооружений шло по программам, разработанным 46-м ЦНИИ Минобороны -- головной организацией по разработке и обоснованию направлений развития вооружения и военной техники (ВВТ) и программ вооружения. Институт принимал участие в научном обосновании всех государственных программ вооружения, государственного оборонного заказа, в разработке многих документов военно-технической политики. При активном участии этого НИИ создан ряд федеральных целевых программ. Основные из них -- Реформирование и развитие оборонно-промышленного комплекса (2002--2006 годов), Национальная технологическая база на 2002--2006 годы и другие. Однако результаты этих ФЦП не получили положительной оценки.

Исправить положение решили с помощью Федеральной государственной программы развития оборонно-промышленного комплекса на период 2007--2010 годов (ФГП-2010), которая должна была обеспечить выполнение Государственной программы вооружений на 2006--2015 годы (ГПВ-2015), включая развитие новых технологий и создание мощностей для серийного производства образцов и систем вооружения. То есть то, о чем говорилось на вышеупомянутом совещании у президента.

Увы, первая российская Государственная программа вооружения на 1996--2005 годы была провалена через год после утверждения. Вторая, на 2001--2010 годы (ГПВ-2010), а также «действующая» ГПВ-2015 практически сорваны. Это свидетельствует о неспособности спрогнозировать развитие методов ведения боевых действий и разработку ВВТ на десятилетие. Налицо не только запрограммированное отставание на технологические поколения в традиционных вооружениях, но и отсутствие целых классов новых вооружений, действующих на иных физических принципах.

После завершения операции по принуждению Грузии к миру, 18 августа 2008 года, Дмитрий Медведев поручил министру обороны Анатолию Сердюкову подготовить предложения по оснащению армии современными средствами обеспечения боя. Другими словами, министр Сердюков должен был осуществить перезагрузку Госпрограммы вооружений. Можно полагать, что серьезных предложений не поступило, и президент вынужден был вернуться к этой проблеме.

За современные вооружения у нас нередко выдаются образцы вчерашнего дня. А другим взяться неоткуда, поскольку военная наука и конструкторские бюро пребывают в глубоком упадке. Несостоятельность отечественной оборонной системы можно проследить на примере функционирования боеприпасной отрасли, которая с 2005 года не производит артиллерийские снаряды. На случай войны неприкосновенный запас боеприпасов отсутствует. А ведь армия без боеприпасов -- это уже не армия.

Отрасль начинает производить некачественные пороха, из-за которых вероятен недолет осколочно-фугасных снарядов до объектов поражения, у бронебойных снизится пробивная способность. Боеприпасы стрелкового оружия потеряют убойную силу. Боеприпасная отрасль в глубоком кризисе, но по-прежнему для разных калибров артснарядов имеются свои НИИ и КБ. Однако совсем плохо в отрасли с научными кадрами.

В целом существующая система создания вооружений не обеспечивает ни высокие темпы перевооружения, ни их качество, которое продолжает снижаться как в рамках государственного оборонного заказа, так и при экспортных поставках. Число претензий зарубежных заказчиков увеличивается. Статистика претензий от собственных вооруженных сил скрывается, но известно, что из-за конструктивных и производственных дефектов происходят аварии ВВТ. Снижение качества ставит под сомнение появление перспективных образцов. При этом существует колоссальное расхождение между потребностью армии в новой технике и способностью ОПК ее производить.

При сложившейся системе управления ОПК и его состоянии проблема обеспечения качества отечественных вооружений не имеет перспективы. За последние 15 лет ОПК подвергали реформированию не менее восьми раз. При этом руководство оборонки осуществлялось органом, у которого часто менялись структура, функции и вывески: Государственный комитет по оборонным отраслям промышленности, Министерство оборонной промышленности, Российские агентства -- по боеприпасам, обычным вооружениям, системам управления, судостроению, авиационной технике, Федеральное агентство по промышленности, сегодня -- департаменты и агентства.

Верный признак организационного бессилия «реформаторов» -- частые и неоправданные изменения структуры, перераспределение функций, перестановки должностных лиц. Но известно: если период перестройки больше периода адаптации, организация становится неэффективной. Некачественная перестройка структуры оборонки не позволяет навести порядок на уровне НИИ, КБ, заводов -- управленческий брак сверху порождает технический брак снизу. Сегодня департамент по промышленности ОПК, отвечающий за создание вооружений, имеет тот же статус, что и департамент по ЖКХ. Это просто игнорирование обороноспособности страны.

Сейчас для совершенствования управляемости ОПК выбран магистральный путь -- создание промышленных холдингов. Но объединение в них предприятий, в которых используется старое производственное оборудование, отсутствуют кадры с необходимой квалификацией, ликвидированы службы контроля, испытаний, стандартизации, военной приемки, не даст желаемых результатов. Скажется и производство преимущественно старых вооружений, неэффективных в боевых условиях современных конфликтов. Вероятно, необходимо вернуть Министерство оборонной промышленности, с помощью которого проще решать вопросы эффективности, качества, унификации вооружений.

Широкомасштабному необоснованному реформированию подвергаются все существующие структуры -- центральные органы военного управления, виды вооруженных сил и рода войск, военная приемка, образование и медицина. Кто автор столь значительных преобразований, кем составлялся реформаторский план и кто будет отвечать за эти преобразования в случае отрицательного результата, неясно. Между тем первый отрицательный результат уже получен -- это разрыв между реорганизацией структуры армии и ее обеспечением новым оружием. Поэтому боеготовность бригад новой организационно-штатной структуры, но со старым вооружением остается крайне низкой.

Сегодня бесспорно значительное превосходство НАТО в обычных вооружениях. В случае начала боевых действий наши вооруженные силы из-за невосполнения вышедших из строя вооружений смогут продержаться, по некоторым оценкам, не более двух недель. В таких условиях, отмечает часть экспертов, единственным средством давления на НАТО становится возможность применения Россией не только стратегических ядерных сил, но и тактического ядерного оружия (ТЯО). Его носители -- 152-мм и 203-мм артиллерийские установки, 240-мм минометы «Тюльпан», тактические ракетные комплексы «Точка-У» и «Искандер», самолеты фронтовой авиации.

Вероятно, необходимо вернуться к вопросу о возобновлении производства ракет средней и малой дальности с ядерными боевыми частями. Для этого потребуется выход из Договора о ракетах средней и малой дальности, о чем говорят в России все чаще. Тем более что прецедент есть: в свое время американцы в одностороннем порядке вышли из Договора по ПРО.

Изложенные выше предложения насущны, поскольку сегодня российская армия не способна защитить страну в широкомасштабном конфликте с применением обычных (неядерных) вооружений. А стратегические ядерные силы непригодны для использования в тактических операциях.

Министерству обороны сегодня не хватает научно обоснованной системы вооружения, контроля за качеством тактико-технических заданий применительно к новейшим ударным и оборонительным системам. Пора прекратить поставлять в войска старые «модернизированные» вооружения, жизненный цикл которых давно завершился. Об этом не раз говорил президент.

Изменение способов вооруженной борьбы, необходимость быстрых темпов перевооружения войск породили новые проблемы. Для их решения как минимум надо укрепить науку и ставить ей новые прикладные задачи, сформулировать перед создателями вооружений новые требования, вытекающие из задач вооруженных сил, разработать способы боевого применения новых систем вооружения, готовить кадры. Требует совершенствования и законодательная база, которая пока позволяет безответственным чиновникам безнаказанно проводить преобразования, по сути подрывающие обороноспособность страны.
Михаил РАСТОПШИН, кандидат технических наук

  ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ  




реклама

  ТАКЖЕ В РУБРИКЕ  
  • //  03.02.2010
Игоря Шувалова назначили ответственным за привлечение иностранного капитала в Россию
Состояние инвестиционного климата в России лучше всего характеризует тема совещания, прошедшего вчера в Кремле, -- «по проблеме». «Создание комфортных условий для инвесторов -- это главная задача, которую мы не решили», -- признал президент Дмитрий Медведев... >>
//  читайте тему:  Россия и финансовый кризис
  • //  03.02.2010
Российскими суверенными фондами будет распоряжаться особое финансовое агентство
Вчера Министерство финансов обнародовало итоги управления суверенными фондами. Действия Минфина как управляющей компании в целом можно признать успешными, и не вина ведомства, что Резервный фонд уменьшился на две трети -- деньги пошли на покрытие дефицита бюджета... >>
  • //  03.02.2010
Дмитрий Козак возвращается на Северный Кавказ
1 февраля вечером стало известно, что вице-премьер Дмитрий Козак подменит вице-премьера Александра Хлопонина в случаях, когда тот будет отсутствовать на своей новой работе, в офисе полномочного представителя президента России в Северо-Кавказском федеральном округе.... >>
  • //  03.02.2010
Реформирование российского ОПК не дает результатов
Президент Дмитрий Медведев на одном из совещаний в конце прошлого года упрекнул оборонно-промышленный комплекс страны в отставании при производстве новых образцов вооружений. Это тем более важно, что предстоит техническое перевооружение армии и флота... >>
//  читайте тему:  Реформа вооруженных сил
  • //  03.02.2010
"Правое дело" не подходит президенту как партия модернизации
Партию «Правое дело», переживающую длительный период неопределенности, слегка встряхнули на прошлой неделе слухи о грядущей модернизации. Появилась информация о новом лидере, которого партийцам якобы собирается делегировать Кремль... >>
//  читайте тему:  Партстроительство
  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ  
Реклама