N°136
29 июля 2005
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ОБЩЕСТВО
 ЗАГРАНИЦА
 ТЕЛЕВИДЕНИЕ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
  ПОИСК  
  ПЕРСОНЫ НОМЕРА  
  • //  29.07.2005
Виктор Сенцов
Конец -- делу венец
«Лес» в «Комеди Франсез»: последний спектакль Чеховского фестиваля

версия для печати
Легенда о том, что русского драматурга Ostrovsky в Европе узнали совсем недавно, не более чем легенда. На французский язык «Грозу» перевели еще в 1874 году; этим озаботился Иван Тургенев, старательно отредактировавший перевод Дюран-Гревиля. Он очень хотел увидеть трагедию Островского на французской сцене. Увы, Сара Бернар, на которую Тургенев рассчитывал, отказалась от роли Катерины. Она просто не поняла, что и как тут можно сыграть.

Самое замечательное в этой истории -- реакция Островского. Отвечая Тургеневу 14 июня 1874 года, он благодарит за хлопоты, но сомневается в успехе предприятия. Напечатать бы хорошо, пишет он, но ставить на сцене, может быть, не стоит. «Я очень высоко ценю уменье французов делать пьесы и боюсь оскорбить их тонкий вкус своей ужасной неумелостью».

В этом нет иронии: великий драматург действительно боится оскорбить чужой, европейский вкус. Ему отлично знакомо изящество «хорошо сделанных пьес»: он знает, что пишет иначе, и ничего с собой сделать не может. Он пишет Тургеневу: если хотите, я переделаю пьесу на французский лад, но из этого, конечно, выйти ничего не могло, и не вышло. Подогнать свою конструкцию сюжета под общий стандарт, убрать мнимые длинноты и т.п. -- это Островскому сделать было несложно. Проблема в том, что задача «переделать пьесу» обязала бы автора переиначить стихию русской речи, а это невыполнимо, поскольку про себя Островский понимает: стихия речи ему не повинуется, напротив, это она одарила его умением повиноваться. Островский более чем кто-либо в XIX веке осознает свою зависимость от языка, свою, как сто лет спустя скажет Иосиф Бродский, инструментальность. Муки переводчиков вполне понятны: какие это, должно быть, радостные муки!

«Лес» -- вторая работа, которую изумительный переводчик Андре Маркович сделал для «Комеди Франсез»; первой был лермонтовский «Маскарад» (1992, режиссер -- Анатолий Васильев). После той премьеры Маркович писал о пределах переводимости (он тогда работал над очередным томом ПСС Достоевского): вот, к примеру, Раскольникову говорят: «Убивец!», и перевести это нельзя никак, потому что убийцы во Франции, как и везде, есть, а «убивцев» нету. Не переводится на французский слово «надрыв». Теряется необходимая тоскливая нота в слове «безотцовщина» и т.д. С «Лесом», я думаю, Марковичу пришлось намучиться всласть. И, может быть, в конце концов ему пришлось признать свое поражение. «Непереводимого» в Островском оказалось куда больше, чем в Достоевском; оказалось также, что все и держится именно на этом «непереводимом».

«Ах, ужасти!» -- причитает Улита, узнав, что племянник ее хозяйки всего лишь горемычный актер, не более. Превосходная актриса Кристин Ферсен может лишь возопить: кель оррёр!, т.е. «какой ужас!». Большая разница. Надо отдать должное французским актерам: они ее понимают.

Дени Подалидес и Мишель Виллермоз (Счастливцев и Несчастливцев) играют превосходно: они изощренно балансируют между живой игрой и откровенной клоунадой. Подалидес, мне кажется, более искусен: в самых забубенных эскападах его Счастливцев не теряет изящества. Прямые совпадения изящества и подонства никогда на русской сцене всерьез не разыгрывались (разве что у Сухово-Кобылина в «Смерти Тарелкина»): тут это сделано с шармом, с мечтой и с чувством собственного превосходства.

В фестивальном буклете цитируется статья из «Монд»: «...Нам открывается целый мир -- малознакомая, неведомая Россия, воспетая беспокойным талантом большого мастера театральной режиссуры Петра Фоменко». Ну, это уж дудки. Большой мастер Петр Фоменко не страдает манией величия: он вовсе не собирался открывать французам «неведомую Россию». Он просто ставил спектакль, попутно проверяя какие-то свои мысли. Одна из главных, до конца так и не додуманных: может быть, театр вообще пустое дело? Хорошее, но пустое?

Так думает Аксюша (Анн Кесслер), которую Фоменко, впервые в жизни пьесы, сделал главной героиней «Леса». Жить в гурмыжских Пеньках Аксюша больше не может: все здесь -- притворство, карикатура. Жить в надуманном, аляповато-возвышенном актерском мире ей тоже не хочется. Фоменко выдумал замечательную сцену: Аксюшу, решившуюся было утопиться, Несчастливцев (по-французски -- Унфортунатов) отпаивает водкой; пойти в актрисы она готова лишь спьяну. А стрезва -- другое. «А что ж в актрисы-то, дитя мое? С твоим-то чувством...» -- «Братец... чувство.. оно мне дома нужно».

Фоменко не собирался показывать Франции «неведомую Россию»; он ставил даже не спектакль, а скорее, драматический аттракцион. «Чувство» осталось дома. Ни поблагодарить, ни упрекнуть режиссера невозможно: что он хотел, то и сделал. Доказал непереводимость. Умный, грациозный, учтивый спектакль «Комеди Франсез» достойно завершил программу VI Чеховского фестиваля. Жизнь продолжается.
Александр СОКОЛЯНСКИЙ
//  читайте тему  //  Театр


  КУЛЬТУРА  
  • //  29.07.2005
Виктор Сенцов
«Лес» в «Комеди Франсез»: последний спектакль Чеховского фестиваля
Легенда о том, что русского драматурга Ostrovsky в Европе узнали совсем недавно, не более чем легенда. На французский язык «Грозу» перевели еще в 1874 году; этим озаботился Иван Тургенев, старательно отредактировавший перевод Дюран-Гревиля... >>
//  читайте тему:  Театр
  • //  29.07.2005
«Дом восковых фигур» на московских экранах
С недавних пор афиши современных кинотеатров все подозрительнее напоминают расписания драйв-инов полувековой давности: то и дело на экраны выходят осовремененные версии тех самых фильмов, которыми, находясь в нежном возрасте, засматривался еще сам Стивен Кинг... >>
//  читайте тему:  Кино
  • //  29.07.2005
После успеха песен «Девушка Прасковья», «Проститься», «Ночной дозор» группу «Уматурман» не просто застать в Москве. Легче в Витебске, где на «Славянском базаре» «Уматурман» дала большой сольный концерт сразу после официального закрытия фестиваля... >>
//  читайте тему:  Музыка
  • //  29.07.2005
Издательство «Время» выпустило собрание стихов Марины Бородицкой
Если б стихи Марины Бородицкой мне не нравились, рецензию на ее относительно «итоговый» сборник «Оказывается, можно...» я бы навалял в два счета. Высказался бы по полной программе. И о том, как надоела болтанка из цитатности, домашности и воспоминаний о пионерском рае... >>
//  читайте тему:  Круг чтения
реклама

  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ