N°175
27 сентября 2004
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ОБЩЕСТВО
 ЗАГРАНИЦА
 КРУПНЫМ ПЛАНОМ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 НА РЫНКЕ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   
  ПОИСК  
  ПЕРСОНЫ НОМЕРА  
  • //  27.09.2004
Кирилл Каллиников
Общество анонимных академиков
Российские телевизионщики предпочитают протестовать не словом, а пультом

версия для печати
Юбилейная, десятая церемония награждения лучших телевизионщиков страны получилась самой скандальной за все время существования премии «ТЭФИ». Скандальной не по форме, а по сути -- в более чем светской и спокойной обстановке, под шампанское и бутерброды люди в смокингах и вечерних платьях показали большую «фигу» и нынешним руководителям крупнейших телеканалов страны, и их «кураторам» из правительства и администрации президента. А заодно и массовому зрителю. Победителями в этом году стали закрытые «Свобода слова», «Красная стрела» и «Намедни» канала НТВ, информационные программы неподконтрольного госструктурам REN-TV и низкорейтинговые проекты «Культуры». Причем участвовавшие в голосовании особо и не скрывали, что, нажимая на кнопки в Государственном концертном зале «Россия» в минувшую пятницу, они выражают недовольство усилением влияния государства на телевидение. На открытый протест духу, по-видимому, не хватило. Поставить свой автограф под скандальным заявлением о том, что «на российском телевидении фактически установлена цензура», согласились лишь 28 из 135 нынешних телеакадемиков. Большинство предпочли протестовать пультом, не выпячивая своей фамилии.

Собственно, способ проведения этой демонстрации протеста лучших российских телевизионщиков и был главной интригой пятничной церемонии. С одной стороны, после того, как больше чем три четверти академиков отказалось примкнуть к Евгению Киселеву, Светлане Сорокиной, Эдуарду Сагалаеву и их единомышленникам, собиравшимся открыто назвать усиление государственного влияния на центральных каналах возрождением цензуры, ожидать откровенного скандала не приходилось. С другой -- было ясно, что «Останкино» за последние несколько лет не могло окончательно превратиться в видеоприложение к «Единой России». «Я рада, что мы на десятилетие «ТЭФИ» придумали интригу, -- сказала в беседе с корреспондентом «Времени новостей» Светлана Сорокина. -- Если бы ее не было, и разговаривать было бы не о чем».

Споры о том, какую тактику следовало избрать, продолжались и после церемонии. «Власть не дает нам альтернативы, -- убеждал корреспондента «Времени новостей» сторонник активного протеста, президент Национальной ассоциации телевещателей Эдуард Сагалаев. -- Я не согласен с этим. А решить эту проблему можно, лишь споря с властью, бунтуя против нее». Некоторые из телеакадемиков, придерживающихся такой же точки зрения, решили и вовсе отказаться от участия в церемонии и голосовании. «Они считают, что так будет действеннее, -- критиковал коллег президент Академии российского телевидения Владимир Познер. -- Хотя мне кажется, что выражать протест надо посредством голосования».

Те же, кому был адресован полуанонимный протест, напротив, проявили солидарность и демонстративно проигнорировали распределение главных профессиональных призов. На церемонии не было заметно ни гендиректора «Первого канала» Константина Эрнста, ни председателя ВГТРК Олега Добродеева, ни руководителя НТВ Владимира Кулистикова. Для них, видимо, никакой интриги в голосовании подчиненных не было.

В отсутствие руководителей телеканалов главным авторитетом для академиков, похоже, стал предпочитающий «протестовать пультом» Владимир Познер. Причем президенту Академии российского телевидения пришлось изрядно помучиться, чтобы втолковать коллегам, как пользоваться этим протестным инструментом. «Господа, ну сколько раз можно объяснять? Не надо ничего нажимать, пока у вас на экранчиках не появятся картинки с номинантами, и антенны вытаскивать тоже не надо», -- обреченно говорил он со сцены, глядя, как редакторы меняют академикам испорченные приборы. Когда же телевизионщики технику наконец освоили, протестное голосование стало набирать обороты.

Уже первый «ТЭФИ», вручавшийся в номинации «Лучшая информационно-аналитическая программа», достался негосударственному телеканалу REN TV -- за проект «24» с Ольгой Романовой». Несмотря на очевидные настроения среди телеакадемиков, еще перед началом церемонии сама г-жа Романова оценивала шансы более чем скромно. «Телеакадемики -- люди политически грамотные, а мейнстрим есть мейнстрим, и мы из него выбиваемся», -- заявила она. Но уже через несколько минут коллеги признали Ольгу Романову еще и лучшей ведущей информационной программы.

А затем академики устроили поминки по «старому НТВ». По-быстрому признав «Сегодня» лучшей новостной программой года, они стали чествовать закрытые проекты. Одними из первых на сцену за «Орфеем» поднялись «родители» Хрюна Моржова и Степана Капусты. Когда два года назад бесцеремонные свин и заяц получали свой первый приз «ТЭФИ» как лучшие ведущие развлекательной программы, Хрюн пошутил: «На эти статуэтки мы со Степкой будем пялиться, когда нас закроют». Теперь есть на что «пялиться» и всему творческому коллективу упраздненной программы «Красная стрела». Принимая награду, руководитель проекта Владимир Неклюдов напомнил всем старую поговорку: о покойниках либо хорошо, либо ничего. «Спасибо, что выбрали первое, -- обратился он к коллегам. -- Мы больше не будем». Загробную тематику развивал и Леонид Парфенов, которому достался специальный приз Академии российского телевидения. Сам г-н Парфенов этому странному призу, похоже, не удивился -- особенно после того, как академики признали лучшим репортером его бывшего соратника Алексея Пивоварова за репортаж «Кровь с молоком», сделанный для уже несуществующей программы «Намедни». И высказался в том смысле, что присужденные статуэтки можно рассматривать как «веночки на могилу «Намедни». Лишь невеселый Савик Шустер с ток-шоу «Свобода слова», попавшим почему-то в блок развлекательных программ, пытался отшутиться. Но тоже не слишком весело. «Я сегодня понял две вещи, -- сказал он. -- Во-первых, «Свобода слова» -- это программа развлекательная, почти детская. Во-вторых, судя по результатам, для того чтобы получить «ТЭФИ», работая на НТВ, надо чтобы тебя закрыли».

А потом академики нагнали тоску даже на тех своих коллег, кто по роду деятельности далек от политики и может себе позволить не замечать влияния государства. Все время голосования по номинации «Лучшая музыкальная программа» на лице руководителя «Фабрики звезд» Первого канала Лины Арифулиной была едва заметная улыбка. Создатели музыкального проекта явно рассчитывали взять реванш за прошлый год, когда через неделю после церемонии вручения «ТЭФИ» бронзового «Орфея» у них отобрали, пояснив, что голоса академиков были подсчитаны неверно. Г-жа Арифулина со товарищи вправе была рассчитывать на сатисфакцию в 2004-м, однако, когда на экране появились результаты голосования, создатели «Фабрики» едва не попадали с кресел. Проект телеканала «Культура» «Партитуры не горят» получил почти на 30 голосов больше, чем программа, штампующая эстрадных звезд. Зато зал отблагодарил академиков аплодисментами.

Бурными овациями встретили присутствующие и картинку из программы «Школа злословья». Дуня Смирнова и Татьяна Толстая как интервьюеры явно импонировали публике гораздо больше двух других претендентов: Владимира Соловьева и Владимира Познера. Однако у них в отличие от г-на Познера не было возможности доказать свое мастерство прямо на сцене ГЦКЗ «Россия». Десятиминутной беседы номинанта Познера посредством телемоста с легендарным Лари Кингом оказалось вполне достаточно, чтобы окончательно убедить телеакадемиков в том, что поощрить надо президента академии. Сам г-н Познер, похоже, был слегка ошарашен и заявил по окончании церемонии, что «удивлен таким решением коллег».

Надо отметить, что уже к середине церемонии «ТЭФИ-2004» игра в протестное голосование надоела как зрителям, так и самим академикам. Обделенные номинанты вместе с группами поддержки начали демонстративно покидать зал, да и количество голосующих заметно сократилось. Если в самом начале трехчасовой церемонии в распределении призов принимало участие около 120 телеакадемиков, то к моменту вручения приза за лучшее журналистское расследование их осталось всего сто. Кстати в этой номинации вручили аж два «Орфея». Фильм Елены Масюк «Иероглиф дружбы», транслировавшийся только региональными телекомпаниями, и «Достояние республики» канала «Культура» дважды набирали одинаковое количество голосов.
Анна ШПАК


  КРУПНЫМ ПЛАНОМ  
  • //  27.09.2004
Кирилл Каллиников
Российские телевизионщики предпочитают протестовать не словом, а пультом
Юбилейная, десятая церемония награждения лучших телевизионщиков страны получилась самой скандальной за все время существования премии «ТЭФИ»... >>
  • //  27.09.2004
Дважды лауреат «ТЭФИ-2004» Ольга Романова ответила на вопросы корреспондента «Времени новостей»... >>
  • //  27.09.2004
Кирилл Каллиников
Итоги «протестной» церемонии вручения «ТЭФИ-2004» «Времени новостей» прокомментировал президент фонда «Академия российского телевидения» Владимир ПОЗНЕР... >>
  • //  27.09.2004
реклама

  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ