N°148
19 августа 2004
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ОБЩЕСТВО
 ЗАГРАНИЦА
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 ОЛИМПИАДА
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
  ПОИСК  
  ПЕРСОНЫ НОМЕРА  
  • //  19.08.2004
ИТАР-ТАСС
Тайный штаб
Защита Дома Советов в августе 1991-го стала настоящей войсковой операцией

версия для печати
Ровно 13 лет назад в этот день началась акция, вошедшая в историю современной России как защита Белого дома. Если быть точным -- Дома Советов РСФСР. Этот день фактически стал началом конца Советского Союза. Среди множества былей и небылиц, мифов и выдумок о тех днях есть факты, которые до сих пор не преданы огласке. Дело в том, что на слуху оказались лишь те события, которые озвучены представителями большой политики, людьми из государственных структур, имевшими доступ к средствам массовой информации. Это полностью относится и к военному штабу обороны Дома Советов, который сделал свое дело в горячие дни и 25 августа был отправлен по домам. Начальником оперативного отдела этого забытого ныне штаба был полковник Анатолий ЦЫГАНОК, ныне руководитель центра военного прогнозирования Института политического и военного анализа. Сегодня он рассказывает "Времени новостей", как была организована защита Дома Советов.

О военном штабе обороны, его генералах и офицерах знают защитники Дома Советов, рядовые ополченцы, командиры застав, сотен, отрядов и баррикад, сотрудники детективных и правоохранительных агентств «Колокол», «Смалса» и «Алекса», охранявшие здание изнутри, члены общественных объединений «Август» и «Живое кольцо», отряда «Россия». С нами тесно контактировали офицеры милиции из управления охраны Дома Советов.

В те августовские дни генералы и офицеры штаба разрабатывали план обороны Дома Советов, собирали информацию о введенных Государственным комитетом по чрезвычайному положению (ГКЧП) в столицу войсках, анализировали обстановку в Москве и вообще на территории СССР. Они организовали народное ополчение -- это живое людское кольцо вокруг Белого дома -- и руководили им, держали связь со многими штабами партий и движений.

С директором «Мосфильма» Владимиром Досталем мы договорились перегнать на помощь новой власти более чем две сотни танков и бронетранспортеров, имевшихся у киностудии для съемок. Даже подготовили места заправки топливом.

Офицеры-разведчики выявляли «засланных казачков», отслеживали группы подставных «иностранных телевизионщиков», снимавших все вокруг Дома Советов для доклада руководству ГКЧП. Генералы и офицеры отдела авиации штаба установили радиосвязь и пытались наладить взаимодействие с профсоюзами летчиков через стачечный комитет аэропорта «Внуково». Офицеры инженерного отдела убедили директоров автокомбинатов выделить груженные песком и щебнем тяжелые автомобили. Они могли сыграть, говоря военным языком, роль подвижных узлов заграждения.

Инженерный отдел предложил сотрудникам американского посольства, чтобы те установили личные автомобили и тем перекрыли Девятинский переулок в ночь с 20 на 21 августа, когда ожидали штурм Белого дома. Военные атташе некоторых стран Запада после приема их Константином Кобецом остались ночью в коридорах четвертого этажа даже при ожидании атаки.

В Доме Советов в первый день появления ГКЧП была куча самостоятельных центров и штабов. Только в адмистрации президента создали три штаба -- самого Бориса Ельцина с его секретариатом, Геннадия Бурбулиса и Александра Руцкого. В Верховном Совете свой штаб был у Руслана Хасбулатова. Каждая партия имела свой центр. Служба управления охраны Дома Советов практически была парализована тысячами указаний, противоречащих друг другу. В этой ситуации создание единого центра сбора информации, военного анализа и выработка профессиональных предложений, в частности по организации обороны Дома Советов, становились единственным выходом. Такой центр и был юридически создан.

Вечернее распоряжение президента Ельцина о назначении министром обороны РСФСР председателя комитета по оборонным вопросам генерал-полковника Константина Кобеца, а затем распоряжение (письменно не оформленное) о создании штаба обороны прекратило анархию и споры, кто «верховнее», чье распоряжение следует выполнять «первее».

В распоряжении генерала Кобеца было около десятка человек. В информационном листе Верховного Совета указали их должности, места и телефоны. Штаб начал работу. С утра 20 августа из генералов и офицеров, пришедших к Дому Советов, комендант здания и начальник разведки по приказу начальника штаба обороны генерал-майора КГБ Стерлигова подобрали по возможности высококвалифицированных специалистов. С первой группой, ставшей костяком штаба, беседовал министр обороны РСФСР, с остальными сотрудниками штаба -- назначенные им начальники отделов.

Приказом министра обороны РСФСР №3 от 20 августа 1991 года «О назначении должностных лиц и организации работы штаба обороны Государственного комитета РСФСР по оборонным вопросам» 15 генералов и офицеров образовали аппарат штаба. В него вошли генерал-майоры Стерлигов, Устинов, Толстухин, Платонов, полковники Зайцев, Коробовский, Кадыров, Хатюшин, Манаков, Лыткин, ваш покорный слуга, подполковник Янкович, капитаны Гулидов и Андреев, а также старший лейтенант Гавричкин. Приходили и новые люди. В итоге к исходу 22 августа набралось около пятидесяти человек.

У нас не было ничего. В большой комнате, примыкавшей к кабинету Кобеца, стоял длинный стол. Из средств связи -- два телефона. После короткого разговора с министром познакомились и распределились по отделам -- оперативный, разведки, авиации. Первым делом систематизировали всю имевшуюся и поступающую информацию о войсках, введенных ГКЧП в Москву. По ней подготовили доклад и предложения вице-президенту Александру Руцкому, выработали рекомендации правительству. Нужно было организовать грамотную с военной точки зрения защиту и Дома Советов, и Москвы в целом. Удалось прекратить допуск нежелательных элементов в здание, упорядочить выделение автомашин, организовать пропуск через баррикады, питание огромной массы людей, туалеты для них.

В военном понимании организации управления не было: скрытого управления не получалось, и потому работали открытым текстом, без позывных, под собственными фамилиями. Военные операторы, для которых скрытность управления так естественна, ломали все стереотипы. Многие решения в первой половине дня озвучивались журналистами в эфире и становились известны широкому кругу лиц. Приходилось просить работников СМИ не давать всю информацию в эфир или давать позже. Основным средством связи до вечера 20 августа были городские и междугородние телефоны, мобильных тогда не было. Мы понимали, что связь могут отключить в любой момент, поэтому заняли несколько телефонов-автоматов на противоположной стороне площади, у приемной Верховного Совета, приставили к ним охрану, а кабель протянули в штаб на четвертый этаж.

Поскольку не было карт, план обороны разрабатывался на обычном плане Москвы. На него наносили не только данные о дислокации войск и расположении штабов, но и о месте нахождения каждого отдельного танка и бронетранспортера. На прилегающей территории оборудовали 6 баррикад по внутреннему кольцу обороны на удалении от 100 до 400 метров от внешних стен здания и 12 баррикад по внешнему кольцу обороны на удалении от1200 до 1600 метров. Как военные мы понимали, что эти баррикады хороши только как декорации к трагедии, которую планировали разыграть вожди ГКЧП. Разве могли бы эти баррикады противостоять машинам разграждений! Их просто сдвинули бы вместе с защитниками -- баррикады даже не были заглублены. Но что бесспорно -- они несли мощнейший заряд духовного сопротивления.

К утру 22 августа планировалось оборудовать 61 узел заграждений, из них 17 -- по периметру Садового кольца. Оборона здания Дома Советов разделялась на зоны, а зоны на сектора обороны, в каждом из которых находилось от четырех до десяти сотен подчиненных руководителям зон, а те подчинялись штабу обороны. В резерве находились 5 групп из числа наиболее подготовленных десантников, морских пехотинцев численностью от 50 (подчиненные прапорщика Лободы у 20-го подъезда) до 300 человек («афганцы» Руцкого). Комендант -- капитан 1 ранга Захаров из службы охраны президента -- занимался организацией обороны здания, крыши, подвальных помещений, гаража Совета министров.

Несколько сотен человек мы расположили на цокольном этаже. Казаков Сибирского казачьего войска под командованием сотника Григорьева и десяток омоновцев выставили на крышу -- опасались высадки десанта и снайперов. В подвальных блоках здания расположили часть ОМОНа, ребят из агентства «Алекс». Часть канализационных коллекторов забаррикадировали, часть перекрыли и заварили. Комендант Захаров и предположить не мог в то время, что спустя два года, 3 октября 1993-го, во время второго этапа "русской буржуазной революции", будет докладывать Ельцину вариант захвата этого же здания на основе того опыта.

Оружия было мало -- только у охраны Дома Советов, да часть офицеров милиции и КГБ пришли с табельным. Немного получили из отделений милиции, часть «достали». В итоге к ночи 20 августа количество автоматов и пулеметов в здании достигало 550--600 единиц. По докладам командиров сотен и баррикад, какое-то оружие имелось и у них. Плюс вооружение танкового батальона. По нашим расчетам, всего насчитывалось около тысячи стволов.

Мы располагали информацией о войсках не только в Москве и Подмосковье, но и в Санкт-Петербурге, на Урале, в Поволжье и на юге страны. Нам было известно, что на стороне ГКЧП в полном составе действовали все без исключения части и соединения Воздушно-десантных войск. Штаб был проинформирован о том, что примерно в 15 часов 19 августа генерал-десантник Александр Лебедь встречался с членом штаба, начальником охраны полковником милиции Бойко, потребовав от него снять охрану и покинуть здание. В противном случае пригрозил применением оружия. Известно было и заявление Лебедя на вечернем совещании в Министерстве обороны «дать ему российские флаги», и он «одним батальоном возьмет Белый дом».

По нашим предположениям, реакция армии на эти события была неоднозначной: 50 % офицеров московского гарнизона выполнят любой приказ командования, примерно четверть проявят нерешительность, примерно столько же перейдут на сторону Ельцина. Расклад сил и на деле оказался примерно таким. Наибольшую опасность для российского руководства представляли группа «Альфа» и воздушно-десантная бригада КГБ СССР. Части ВДВ, которые прибыли с южных границ, из районов национальных конфликтов, были деморализованы и психологически не подготовлены для активных действий.

В 17 часов я как начальник оперативного отдела доложил вице-президенту Руцкому о группировке войск в Москве и Подмосковье, их возможных действиях. По поручению Александра Руцкого обстановка была доведена до депутатов. Собралось их примерно 200--250 человек. По предложению секретаря Верховного Совета их разбили на группы по два-три человека и направили для агитации в войска. В составе этих групп были народные депутаты Югин, Медведев, Иванилов, Степашин, Гуревич, Качанов, Шаталов, Бондарев, Амбарцумов, Геральд, Смирнов. Всего выехали десять групп народных депутатов и офицеров штаба. Всем рекомендовалось докладывать через каждые два-три часа.

Одна группа депутатов выехала в направлении Ленинградского шоссе, где на старом аэродроме находился штаб дивизии. Вторая группа отправилась на Воробьевы горы, где размещался штаб другой дивизии. Третья группа -- к штабу Московского военного округа. Четвертая -- на Манежную площадь. В гостиницу «Мир» направили группу депутата Царева. От заместителя начальника штаба обороны генерал-майора милиции Чернышева стало известно, что на помощь новой российской власти направляются курсанты Орловской, Рязанской, Брянской, Ивановской школ милиции.

План организации обороны был отработан к утру 21 августа. Мэрия столицы и Моссовет обещали выделить материальные средства и технику. Районные власти города были готовы с утра приступить к созданию завалов и баррикад на Садовом кольце и по периметру Московской кольцевой дороги.

Руководителем ополчения был назначен полковник Закиржон Кадыров -- «афганец», кавалер трех орденов Красной Звезды. На баррикадах его называли «полковник с тремя звездочками». Основной проблемой для него было выяснять, насколько искренни предложения по защите Белого Дома, поступавшие от подразделений МВД и КГБ. Критерием оценки стала проверка: группам предлагалось находиться за живым кольцом. Способ себя оправдал: те, кто искренне хотел встать на защиту, выполняли задачи, которые им ставились, другие же исчезали из поля зрения. Люди в живом кольце понимали, что под видом защитников могут пройти подразделения захвата, и блокировали проход даже в том случае, когда руководство принимало решение пропустить. Так было с батальоном десантников и бригадой спецназа МВД.

В ночь с 20-го на 21-е была получена информация о высадке на аэродроме в Кубинке 103-й дивизии ВДВ. Полковник Кадыров вызвался провести переговоры с командованием дивизии, с которым был лично знаком еще по Афганистану. С группой народных депутатов он выехал на Можайское шоссе, однако попытка остановить колонну не увенчалась успехом. Оказалось, что высадилась не 103-я дивизия, а Белгородская из Молдавии. Это было откровением для штаба. Генерал Востротин заверил Кадырова, что независимо от приказа против собственного народа он не пойдет.

В штаб обороны поступали сведения о прибывающей технике, машинах с железобетонными конструкциями. Из 7-го автокомбината пригнали сначала 12 большегрузных автомобилей, потом еще 60. Из них составили подвижные отряды заграждений. В ночь предполагаемого штурма, с 20 на 21 августа, были закрыты все проходы в баррикадах по внутреннему кольцу обороны. Часть легковых автомашин правительства России и Верховного Совета была оставлена за внешним кольцом обороны. Часть машин была выделена в распоряжение штаба Моссоветом.

Вечером 20 августа для блокирования расположенных на набережной коллекторов и трубопроводов водослива, откуда возможна была атака подразделений ГКЧП, были использованы пожарные пушки -- гидранты теплоходов «Сухиничи» и «Волгарь-32», нескольких буксиров «Речной» -- № 21,31,44,59. Все они прибыли при содействии главного диспетчера Московского речного пароходства Севостьянова и председателя бассейнового профкома Михайлова.

Когда представитель штаба обороны капитан 1 ранга Александр Семин пришел принять их под свое руководство, капитаны судов сообщили ему, что начальник пароходства грозился уволить их с работы. Пришлось передать ему по радио приказ генерала Кобеца: «Судам оставаться на месте до 6 утра 22 августа». На теплоходах подготовили аварийные двигатели на случай отключения электроэнергии в Белом доме в момент штурма. Подошедшие суда вызвали в первый момент переполох у ополченцев, но вскоре они уже шутили: «Вот до чего коммунисты довели крейсер «Аврору!».

Член штаба генерал-майор авиации Юрий Толстухин, бывший заместитель командующего дальней авиацией, имел в подчинении пять человек. Капитан запаса Станислав Кабаев, летчик первого класса, заместитель председателя стачечного комитета Внуковского аэропорта, доставил по решению стачкома мощную радиостанцию. Ассоциация диспетчеров и летного состава России отказывалась проводить в воздушном пространстве военные самолеты -- в направлении Москвы выдвигались около 160 бортов с техникой Воздушно-десантных войск.

Военные диспетчеры полетов, не имея опыта проводки такого количества самолетов, сорвали почти на сутки прибытие десантников в Москву. В ночь с 20 на 21 августа группа «Альфа» выдвинулась на исходные позиции в двух километрах от Белого дома, часть вертолетов Тульского вертолетного полка с боекомплектом перелетели на аэродромы в Подольск и Тушино. Дивизия ВДВ подошла к Московской кольцевой дороге.

Штаб обороны Белого дома продолжал работу. 25 августа 1991 года все разработанные штабом обороны документы были сданы штатным сотрудникам Государственного комитета по обороне и безопасности РСФСР. Они при сдаче дел «потеряли эти папки». К счастью, некоторые документы сохранились. И сохранилась память.

Наш штаб оказался вне внимания либеральной журналистики потому, что не вписывался в ее стереотипы. Классический либерал -- субтильный очкарик, интеллигент, но ни в коем случае не генерал или офицер. Последние представлялись сплошь как закомплексованные коммунисты. Ни разу с тех пор политическая элита не сказала спасибо советским офицерам, не побоявшимся встать под российское знамя в августе 1991 года. А ведь примерно четвертая часть офицерского корпуса армии, МВД и КГБ в те дни посчитала своим долгом защищать новую Родину, опрокидывающую коммунизм.


  ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА  
  • //  19.08.2004
ИТАР-ТАСС
У Рамзана Кадырова появился свой кандидат в президенты Чечни
За полторы недели до выборов президента Чечни (они назначены на 29 августа) палитра местной наглядной агитации выглядит неожиданно разнообразной. Это только в Москве и на федеральных телеканалах считается, что победить должен тот, на кого ставит Кремль, -- 47-летний глава МВД Чечни генерал-майор милиции Алу Алханов... >>
  • //  19.08.2004
Фаворит Кремля готов агитировать за новую Чечню даже Масхадова
Вчера проводящий много времени в Москве фаворит Кремля на предстоящих 29 августа выборах президента Чечни Алу Алханов встречался в Совете Федерации с представителями чеченской диаспоры... >>
  • //  19.08.2004
Пока Алу Алханов проводил предвыборные мероприятия в стенах Совета Федерации, министр обороны России Сергей Иванов инспектировал готовность Чечни к выборам. Вчера г-н Иванов побывал в Ханкале, где провел несколько совещаний, в том числе с и.о. президента республики Сергеем Абрамовым и вице-премьером Рамзаном Кадыровым... >>
  • //  19.08.2004
ИТАР-ТАСС
Защита Дома Советов в августе 1991-го стала настоящей войсковой операцией
Ровно 13 лет назад в этот день началась акция, вошедшая в историю современной России как защита Белого дома. Если быть точным -- Дома Советов РСФСР. Этот день фактически стал началом конца Советского Союза. Среди множества былей и небылиц, мифов и выдумок о тех днях есть факты, которые до сих пор не преданы огласке... >>
  • //  19.08.2004
Врачи отрапортовали о неготовности школ к новому учебному году
О плачевном состоянии российских школ традиционно отчиталось в преддверии 1 сентября ведомство, которое с недавних пор носит название Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека... >>
  • //  19.08.2004
В МВД готовятся занимать новые должности
В ближайшие дни все сотрудники МВД РФ будут выведены за штат. По информации "Времени новостей", связано это с проходящей реформой правоохранительной системы. Серьезные кадровые и структурные изменения затронут многие подразделения МВД, в том числе Следственный комитет... >>
//  читайте тему:  Реформа силовых ведомств
  • //  19.08.2004
Высший арбитражный суд ждут большие кадровые перестановки
Высшая квалификационная коллегия судей вчера объявила вакантной должность председателя Высшего арбитражного суда Российской Федерации. Причина -- вступающий в силу в декабре этого года закон, определяющий верхний возрастной ценз судьи в 65 лет... >>
  • //  19.08.2004
Минстерство экономики и Центробанк соревнуются в оптимизме
На сегодняшнем заседании правительство примет за основу третий и последний вариант макроэкономического развития страны на 2005 год, предложенный Министерством экономического развития и торговли. Его рассчитали буквально на днях исходя из расчета среднегодовой цены нефти 28 долларов за баррель... >>
  • //  19.08.2004
Список федеральных целевых программ решено не сокращать
Сегодня на заседании правительства будет утвержден список федеральных целевых программ (ФЦП) на 2005 год. Вопреки обещаниям значительно сократить список программ (речь даже шла о том, чтобы оставить всего восемь-десять), их количество принципиально не изменилось... >>
  • //  19.08.2004
Президент подписал федеральный закон «О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие акты законодательства Российской Федерации»... >>
реклама

  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ