N°93
26 мая 2003
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ЗАГРАНИЦА
 ТЕЛЕВИДЕНИЕ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 НА РЫНКЕ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
  ПОИСК  
  • //  26.05.2003
Римские игры
Итальянские танцовщики впервые показали России спектакли Нижинского

версия для печати
Золотой раб, что в фокинской «Шехеразаде» должен быть «маленьким гибким зверьком» (так предполагал хореограф, сочинявший партию для Нижинского), в версии Римского балета напоминал Спартака. Раб (здоровенный мужчина с коротковатыми ногами и налитыми мускулами бодибилдера) явно призывал к восстанию. Марио Маротци прорывал воздух большими прыжками, швыряя ногу с таким напором, будто хотел попасть в челюсть спарринг-партнеру, а когда вспоминал о том, что надо сыграть страсть, то использовал два приема: приоткрытый рот и вытаращенные глаза. Публика благодушно пропускала мимо глаз эту якобы фокинскую «Шехеразаду». (Именно в бедолажном исполнении третьестепенной труппы стало видно, как много потащил Андрис Лиепа для своей «реконструкции» из балетов Юрия Григоровича -- не только в партии Золотого раба; одалиски явственно вспоминают «Легенду о любви»). Потому что не в «Шехеразаде» было дело. Народ пришел взглянуть на «Весну священную» и «Игры» Вацлава Нижинского -- спектакли, прежде не виданные в России.

Говорят: опередил время. Нижинский-хореограф не просто опередил, он прыгнул почти через век, завис над столетием, не приземляясь. Неудивительно, что его премьеры девяносто лет назад сопровождали скандалы, что в репертуаре они не удержались и спустя десятилетия исследователям (Миллисент Ходсон и Кеннету Арчеру) пришлось восстанавливать текст по буковкам, по жестам. Вот «Весна» Стравинского -- «картины языческой Руси». Бьющиеся об пол лбом группки экстатических идолопоклонников, явление шамана, выбор и смерть девушки-жертвы. (Художником был Рерих: все в длинных вышитых рубахах и сарафанах, накладные бороды, свекольный румянец на щеках, у шамана белоснежные космы до полу.) Завернутые носками внутрь ноги, согнутые колени, прижатые к телу локти, судорожные выбрасывания рук вверх. Головы повернуты вбок (а тела -- к публике). Топотание массы вокруг Избранницы, серия ее дергающихся прыжков. Лишь современный танец в последней четверти ХХ века освоил все это -- балету было без надобности. Теперь балет, спохватившись, вспоминает -- и «Весна», сделанная Ходсон и Арчером, идет в Парижской опере и в американском «Джоффри балле», а в начале июня появится и в Мариинском театре.

«Игры» там не появятся: пятнадцатиминутное трио на музыку Дебюсси -- итальянское достояние. Балет о двух девушках и молодом человеке, встретившихся в саду предположительно для игры в теннис (в начале и в конце действа из правой кулисы в левую проскакивает мяч, а в руке у танцовщика возникает ракетка) и играющих совсем в другие игры (то молодой человек мешает девушкам целоваться друг с другом, то одна из девиц ревнует его к другой), в дни премьеры заслужил отзывы весьма насмешливые. В больном, уже безумном своем дневнике Нижинский скажет, что Дягилев настаивал на том, чтобы в балете проявился флирт: будто бы юноша обозначал Дягилева, а девушки -- двух его любимцев. К счастью, итальянцы не сосредоточились на этом мотиве: Сильвия Гурти, Рикардо ди Космо и танцевавшая партию Карсавиной начальница Римского балета Карла Фраччи оставили в тексте лишь необходимое количество легкой двусмысленности.

Бонусом программы «Нижинский--Фокин» был маленький балет Миллисент Ходсон «Три танца Айседоры Дункан», поставленный специально для Фраччи. Это не реконструкция (что честно заявлено), а стилизация танца босоножки. Знаменитая балерина и в 65 не хочет расставаться со сценой: и патетические шаги-пробежки в белом хитоне обеспечили ей овацию поклонников, еще помнивших (или смотревших на видео) ее лучшую в ХХ веке Жизель. То есть вечер реконструкций творений мужчин начала ХХ века закончился внятным жестом современной женщины: мои танцы реконструировать и легенды обо мне сочинять не надо. Я здесь. И танцую.
Анна ГОРДЕЕВА

  КУЛЬТУРА  
  • //  26.05.2003
Бартабас представил новую порцию чудес
Перед началом «Коней ветра» звучит объявление по радио. Мобильные телефоны выключить (понятно), фотографий не делать (тоже ясно, лошади пугаются), и «в связи с тем, что в спектакле участвуют тибетские монахи, аплодисменты до конца спектакля запрещены»... >>
  • //  26.05.2003
Каннский фестиваль подошел к концу
Странно устроен человек: два часа на скамеечке в парке наедине с самим собой могут пролететь незаметно, но в то же время в кинотеатре наедине с плохим фильмом тянутся целую вечность -- уже через пять минут у вас начинает сосать под ложечкой, все тело болит, раздражение и досада подступают комом к горлу. Если бы вы знали, как часто приходилось испытывать нечто подобное на 56-м Каннском кинофестивале... Критики настолько разозлились, что чуть не убили непутевого американца Винсента Галло, который решил порадовать фестиваль своим двухчасовым «домашним видео» под названием «Бурый кролик»: 110 минут в нем герой едет за рулем, а десять -- принимает оральные ласки от актрисы Хлои Севиньи. Галло так расстроился, что решил покаяться. Он попросил прощения у спонсоров (за напрасно потраченные деньги) и у публики (за зря отнятое время) и пообещал больше никогда не снимать кино. Жаль, что именно он стал козлом отпущения. Полулюбительская режиссура Галло не лишена кинематографического вкуса, а актерская игра эмоциональна и убедительна... >>
  • //  26.05.2003
Итальянские танцовщики впервые показали России спектакли Нижинского
Золотой раб, что в фокинской «Шехеразаде» должен быть «маленьким гибким зверьком» (так предполагал хореограф, сочинявший партию для Нижинского), в версии Римского балета напоминал Спартака. Раб (здоровенный мужчина с коротковатыми ногами и налитыми мускулами бодибилдера) явно призывал к восстанию. Марио Маротци прорывал воздух большими прыжками, швыряя ногу с таким напором, будто хотел попасть в челюсть спарринг-партнеру, а когда вспоминал о том, что надо сыграть страсть, то использовал два приема: приоткрытый рот и вытаращенные глаза... >>
  • //  26.05.2003
Майкл Найман и российская премьера его оперы
Британский композитор Майкл Найман вместе с московской публикой побывал на премьере своей оперы «Человек, который принял свою жену за шляпу» (1986). Лаконичную (час с небольшим) партитуру для семи инструменталистов и трех вокалистов в постановке «Маленького мирового театра» и режиссера Наталии Анастасьевой играли в галерее дизайна Artplay -- среди мебели и лужиц, в которые то и дело по колено ныряла продвинутая публика. Говорят, была мысль ставить оперу где-нибудь в больнице, аптеке или поликлинике. Потому что в основе либретто «Человека...» лежит бестселлер врача-невролога Оливера Сакса, описание клинического случая из его практики. Герой, перестав видеть «связно», воспринимает лишь абстрактные контуры и устанавливает связи между ними произвольным образом... >>
реклама

  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ