N°46
17 марта 2003
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ЗАГРАНИЦА
 КРУПНЫМ ПЛАНОМ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 НА РЫНКЕ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      
  ПОИСК  
  • //  17.03.2003
Будущее Северной Кореи: революция или эволюция?
Подоплека самого острого ядерного кризиса современности

версия для печати
Решение корейского ядерного кризиса с точки зрения США выглядит просто: навалиться «всем миром» на опасного авантюриста и шантажиста, вырвать у него не только «ядерное жало», но и прочее оружие массового уничтожения (ОМУ). А вот что дальше? Оставить диктатора в покое? По иракскому опыту -- это полумера: очевидно, надо потребовать у уже поставленного на колени режима немедленно дать угнетенному народу свободу и демократию.

Этот сценарий означает неизбежное исчезновение северокорейской государственности и поглощение КНДР Югом. Готовы ли к этому двадцать миллионов северокорейцев, готова ли Южная Корея взять на себя за них ответственность, уживутся ли в одном государстве представители по сути разных цивилизаций, каковы последствия для международной и региональной безопасности?

КНДР сегодня -- страна с замкнутой полуразрушенной экономикой и жестким политическим режимом, базирующимся скорее не на марксистcко-ленинских принципах, а на конфуцианско-феодальной традиции и национализме. Конечно, архаичная система изжила себя, нужны перемены. Но опасна ли КНДР, вынашивает ли она захватнические замыслы? Никаких причин для агрессии (например, попытка навязать свою идеологию, захватить территорию или экономические ресурсы) и ни малейших шансов на победу у КНДР нет. Вся военно-ориентированная риторика подчинена лишь стремлению обеспечить жесткий контроль над обществом и отпугнуть агрессоров. Ким Чен Ир, в отличие от своего отца, думает не о захвате Юга, а о самосохранении. Но и о переменах тоже.

Бруней вместо казарменного социализма

Революционный путь перемен означает внешнее вмешательство. На внутреннюю оппозицию в условиях жесткого контроля рассчитывать не приходится. «Верхушечный» переворот ничего не изменил бы по сути. То есть речь идет о ликвидации системы управления в КНДР и замене ее контролем со стороны «оккупационной» администрации. Многочисленная армия северокорейских кадров осталась бы не просто не у дел, а ожидала бы репрессий, что вполне может привести к вялотекущей гражданской войне.

Эволюционный путь, оказавшийся невозможным в соцстранах Европы, вполне возможен в КНДР именно потому, что эта страна по сути бюрократически-монархическая. Скажем, ползучая приватизация госсобственности с благословения высшей власти. В такой приватизации могли бы участвовать спецслужбы, армейские, партийные, местные властные структуры. Могли бы быть созданы мощные конгломераты (вроде южнокорейских «чэболей»-концернов) при сохранении авторитарного политического режима, все более отказывающегося от социалистической риторики в пользу националистической. Все это вместе на основе привлечения иностранного (прежде всего южнокорейского) капитала и при экспортной ориентации изменит природу системы. Наследник Ким Чен Ира примет другую страну -- не очень демократическую, но приемлемую для мирового сообщества, хозяйственно теснейшим образом связанную с Южной Кореей.

После консолидации своей власти во второй половине 1990-х Ким Чен Ир де-факто пошел по этому пути, правда открыто не ревизуя наследие отца. Но Ким вышел из изоляции (и в этом российский фактор -- решающий), пошел на сближение с Югом, с Японией, на авансы в отношении США, на попытки экономических реформ. Так он показал, куда направлен вектор его интереса. Он не забывал об укреплении военного компонента -- фактора сдерживания для сохранения власти. Но Ким, этот стареющий плейбой, мечтает не о казарме, а о чем-то вроде Брунея -- просвещенной монархии, независимой и хотя бы относительно зажиточной.

Ядерный кризис -- лишь часть конфликта между приверженцами эволюционного и революционного пути. Китай, Россия, а вслед за ними Ким Дэ Чжун и Коидзуми увидели преимущества эволюционного пути, хотя могут не сходиться в частностях. Джордж Буш с существованием «режима-парии» мириться не захотел.

Зачем Ким Чен Иру атомная бомба?

Билл Клинтон, начавший с планов военного решения ядерной проблемы КНДР, под конец разобрался в ситуации и стал энтузиастом «вовлечения» КНДР. Буш непримирим -- из-за идеологической неприязни к «последнему оплоту коммунизма» и угрозы стратегическим интересам США (включая сдерживание Китая и контроль над Японией) в случае сближения двух Корей. Но еще и потому, что не может допустить прецедента сопротивления «верховной мировой власти» и попыток с ней договариваться. Записать Пхеньян в спонсоры терроризма не удалось, и американцы воспользовались другой «неубиенной картой» -- ОМУ. Именно этим они «взорвали» рамочное соглашение, заморозившее ядерную программу КНДР в обмен на экономическую помощь. США решили убить двух зайцев -- не платить по счетам и добиться смены режима. В ответ Буш и получил выход КНДР из договора о нераспространении.

После Югославии и Ирака Ким Чен Ир полагается только на себя, по примеру США наплевав на международное право. Однако специалисты считают, что технической возможности сделать бомбу у Пхеньяна нет. Максимум возможного -- это наработать несколько килограммов плутония. Важнее привлечь к себе внимание.

Северокорейцы заявляют, призывая в свидетели Китай и Россию, что готовы внести ясность в вопрос о ядерной программе, даже допустить инспекции, если только США дадут им гарантии неприкосновенности. США, однако, реальных гарантий давать не хотят, от переговоров с КНДР (несмотря на давление не только России, Китая, но и Японии и Южной Кореи) увиливают, ухватиться за возможность узнать истину не спешат. Штаты стараются перенести дискуссию в ООН, сколотить международную коалицию против КНДР.

Сегодня -- Ирак, завтра -- Корея

Напрашивается вывод: США тянут время, чтобы корейский сюжет не наложился на иракскую кампанию, но по ее окончании «навалятся» на Ким Чен Ира. Не обязательно воевать -- слишком велик ущерб от ответного удара КНДР. Но изолировать и экономически удушить КНДР, опираясь на международную поддержку, США вполне могут. А это означает поглощение Севера Югом. Реальное состояние ядерной программы КНДР значения не имеет: не страшно даже (вопиющее противоречие с Ираком!), если КНДР создаст пару ядерных зарядов. Расчет на то, что после объединения (вернее, поглощения) южнокорейцы сдадут эти ядерные заряды американцам.

В «постиракский» период никто (ни Китай, ни Россия, ни тем более другие) не станет по-крупному ругаться с США из-за Кореи. Расчет -- на коллапс режима, лишенного гуманитарной помощи и подпитки от экспорта оружия, переводов от соотечественников, задыхающегося без сырья и энергии. До выборов 2004 года Джордж Буш постарается уложиться.

У Ким Чен Ира два выхода: либо капитулировать, либо поставить США перед непосредственным выбором -- идти на военный конфликт или на переговоры с КНДР. Повышение КНДР ставок (запуск реактора в Ёнбене, демонстративная подготовка к наработке плутония, перехват американского самолета-шпиона) свидетельствуют: она избрала сценарий эскалации и провоцирования американцев. Опасная игра! Россия, поддерживавшая Пхеньян, может оказаться ее заложником. К советам о благоразумии Ким Чен Ир не прислушается: у него нет выхода. Не исключено, что момент истины настанет сразу после начала войны в Ираке. Тогда надо помочь Бушу спасти лицо и решить дело миром. Хватит ли на это сил у мирового сообщества?Георгий БУЛЫЧЕВ, Центр изучения современной Кореи при ИМЭМО РАН

История корейского разлома

Корейский полуостров -- осколок «холодной войны». Хотя изначально страны, победившие во второй мировой, планировали оставить Корею единой, спасенной от японского колониализма. Это заложено в Каирской декларации союзников по антигитлеровской коалиции 1943 года. Однако в 1945 году на Корейский полуостров почти одновременно вошли американские и советские войска. Их дислокация разграничивалась 38-й параллелью. Впоследствии она и стала военно-демаркационной линией, разбившей полуостров на две идеологически враждующие части -- Южную Корею и КНДР. С этого и начался великий корейский разлом.

Сталин отказался признать решение ГА ООН о проведении в Корее под эгидой комиссии ООН всеобщих выборов. Поэтому выборы прошли только южнее 38-й параллели, где был избран первый южнокорейский президент Ли Сын Ман. Севернее же при поддержке СССР и Китая возникла КНДР во главе с Ким Ир Сеном, отцом нынешнего «любимого руководителя» северокорейцев Ким Чен Ира. Оба корейских режима претендовали на господство на всем полуострове. Их противостояние 25 июня 1950 года переросло в кровопролитную трехлетнюю гражданскую войну.

С подачи США урегулированием корейского кризиса занялся СБ ООН. СССР это игнорировал, а посему не воспользовался своим правом вето, когда было решено ввести в Корею войска ООН. В основном это были американские силы. Командовал ими американский герой антияпонской войны генерал Дуглас Макартур. Солдаты Ким Ир Сена вскоре стали терпеть поражение. Спасать братский коммунистический режим пришлось «добровольцам» из Китая (полмиллиона солдат) и летчикам СССР. Сталин это скрывал, а посему запретил нашим асам пересекать линию фронта, дабы не попасть в плен. Но ход корейской войны был переломлен.

27 июля 1953 года противоборствующие силы (США, Китай и КНДР) подписали Соглашение о прекращении огня. Южане в нем не участвовали в надежде на реванш. В итоге мирного договора на Корейском полуострове нет и поныне. Полуостров разделен четырехкилометровой буферной зоной, контролируемой войсками ООН, фактически американцами. Их вывода Пхеньян требует, ссылаясь на резолюцию СБ ООН от 1975 года. Былой ненависти между Югом и Севером уже нет. Разъединенные семьи восстанавливают общение. Однако две Кореи теперь очень непохожи друг на друга.Катерина ЛАБЕЦКАЯ

реклама

  ТАКЖЕ В РУБРИКЕ  
  • //  17.03.2003
Подоплека самого острого ядерного кризиса современности
Решение корейского ядерного кризиса с точки зрения США выглядит просто: навалиться «всем миром» на опасного авантюриста и шантажиста, вырвать у него не только «ядерное жало», но и прочее оружие массового уничтожения (ОМУ). А вот что дальше? Оставить диктатора в покое? По иракскому опыту -- это полумера: очевидно, надо потребовать у уже поставленного на колени режима немедленно дать угнетенному народу свободу и демократию... >>
  • //  17.03.2003
Свой взгляд на межкорейский диалог по просьбе специального корреспондента газеты «Время новостей» Катерины ЛАБЕЦКОЙ изложили в Сеуле видные представители профильных южнокорейских структур... >>
  • //  17.03.2003
Помирить две Кореи может Россия
Демилитаризованная зона, разделяющая Корейский полуостров на два государства, остается одним из последних реликтов «холодной войны». Процветающий Юг с состраданием смотрит на своих братьев и сестер на социалистическом Севере. Политика «солнечного тепла», направленная на объединение корейского народа, была стержнем президентства Ким Дэ Чжуна, три недели назад уступившего место у руля власти Но Му Хену. Новый президент мечтает о мире и процветании на Корейском полуострове и считает, что XXI век должен стать «эпохой Северо-Восточной Азии (СВА)», с бесспорным лидерством Кореи в ней. «Корейский полуостров лежит в самом сердце СВА, такое местоположение требует от нас исполнения центральной роли в эпоху СВА в XXI веке», -- уверенно заявил Крутой Но в день вступления в должность... >>
  • //  17.03.2003
Спецкор газеты «Время новостей» Катерина ЛАБЕЦКАЯ попросила генерального директора Бюро по европейским делам министерства иностранных дел и торговли Республики Корея КИМ ЧЖУН ЧЖЕ разъяснить позицию администрации Но Му Хена в отношении северокорейской ядерной проблемы... >>
  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ  
Реклама