N°118
02 июля 2003
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ЗАГРАНИЦА
 КРУПНЫМ ПЛАНОМ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
  ПОИСК  
  • //  02.07.2003
Пора уезжать из Панкиси
версия для печати
Грузинские пограничники с 1 июля приступили к спецоперации по укреплению самых проблематичных участков границы с Россией -- чеченского, ингушского и дагестанского. В северном направлении перебрасываются лучшие подразделения, в том числе подготовленные американскими советниками. А в госдепартаменте Грузии по охране госграницы корреспонденту «ВН» сообщили, что в связи с открытием перевалов в ближайшие дни в селении Шатили состоится встреча на уровне начальников штабов с представителем Северо-Кавказского регионального управления ФПС России.

Согласованные действия актуальны: обе стороны располагают данными о возможных попытках прорыва границы. В зимние месяцы панкисская проблема словно замерзает. Нет открытых перевалов -- нет проблемы. Но в летний период Панкиси по-прежнему серьезный раздражитель для российско-грузинских отношений. Так что происходит сегодня в Панкиси? Газета «Время новостей» публикует спецрепортаж из беспокойного ущелья.

Панкисское ущелье в Грузии прозвали в народе «маленькой Ичкерией». В октябре 1999 года к живущим там кистинцам (чеченцам, давно осевшим в Грузии) стали спускаться с гор сородичи: беженцы и «сопровождающие» боевики, раненые и не очень. На днях чеченцев в ущелье снова переписали. По сведениям грузинских властей, их здесь сейчас три с половиной тысячи. Это вдвое меньше, чем четыре года назад, в начале новой эры в истории Панкиси.

...Дуиси -- это панкисская «столица». Четыре тысячи местных кистинцев плюс беженцы. Чтобы попасть в Панкиси, где, как уверяют грузинские власти, ситуация стабильна, надо взять разрешение в Тбилиси -- в МВД и МГБ. Потом получить полицейское сопровождение в Ахмете, что в двухстах километрах к востоку от Тбилиси и в десяти от ущелья. Потом простоять полчаса на блокпосту внутренних войск в селе Матани на самом въезде в Панкиси. До границы с Россией примерно 70 километров. Пока военные проводят досмотр и спрашивают у начальства, впускать ли в ущелье прессу (пусть и в сопровождении полиции), можно разглядывать покрытые туманом горы, ведущие в Чечню, и представлять путь боевиков сюда и обратно. Наконец поднимается шлагбаум -- впереди 16 сел, вытянувшихся по ущелью на 21 километр.

Военные тайны ущелья

Первого встреченного мною чеченца зовут Джабраил. Ему 22 года, и на боевика в обычном представлении (борода, камуфляж, зеленая повязка на лбу) он не похож. До второй чеченской войны Джабраил учился в Грозном на нефтяника. Четыре года назад перебрался в Грузию через Ингушетию. Фильтрационных лагерей избежал -- повезло. Сейчас Джабраил снова студент, учится в Рустави. Но нефтегазового института там нет, и он выбрал юриспруденцию. Джабраил провожает меня в дом, где живет его семья Сардаловых, всего 12 человек. Самой младшей, Малике, год и восемь месяцев. Она родилась здесь, в Дуиси. Жизнь продолжается.

«Но разве это жизнь?» -- возмущается Зура Сардалова. Она сейчас за главу семьи -- муж по делам в Тбилиси. При Дудаеве и Масхадове Зура занимала ответственные посты в администрации чеченских президентов. В прихожей одноэтажного дома, больше похожего на сарай, как напоминание о тех временах -- настенный календарь с портретами Джохара и Аслана.

«Этот с позволения сказать дом, две комнатушки и веранда с дровяной печкой (свет дают только вечером на четыре часа), нам сдали кистинцы Маргошвили, -- рассказывает Зура, прижимая к себе Малику. -- 100 долларов платим в месяц -- дороже, чем в Тбилиси! Мы, женщины, все золотые украшения продали, всю одежду, ничего уже не осталось, как жить дальше, не знаю. Ребенок растет вообще без витаминов».

В Чечню Сардаловы возвращаться не спешат. Говорят, что боятся российских солдат. «Кого они называют панкисскими террористами? -- Зура кивает головой в сторону чеченских гор. -- Нас, беженцев? Нашим детям просто приходилось воевать за убитых матерей и отцов». «Но ведь сами грузинские власти признали, что в ущелье скрывались сотни боевиков, что здесь были лагеря подготовки, госпитали и так далее?» -- спрашиваю Зуру. «Мы никаких боевиков в глаза не видели, -- отвечает она. -- Может, и были там, в горах и лесах, но уже год как даже слухов о них нет».

Год назад -- это то самое лето, когда грузинские силовики отрапортовали о «вытеснении» боевиков. Их Грузии не могли уже простить не только Россия, но и главный союзник и финансовый опекун -- США. После 11 сентября 2001 года там по-другому взглянули на ситуацию в Панкиси.

Но военную тайну о «бойцах чеченского сопротивления» корреспонденту московской газеты беженцы не выдают. Среди «бойцов» могут быть отцы, братья или сыновья. «Никого не видели». «Только по слухам». «Грузинским органам все лучше известно». Таковы стандартные ответы. Впрочем, в условиях сегодняшнего Панкиси, где чуть ли не ежедневно полиция отлавливает убийц и похитителей людей, такая скрытность объяснима.

Руслану Налиеву 38 лет. До войны он был капитаном грозненской милиции, замначальника отдела. Несмотря на такую должность, ушел в Панкиси, чтобы растить сына и дочь. «Скоро здесь будет гуманитарная катастрофа, -- говорит Руслан. -- До 11 сентября нам еще помогали, из арабских стран помощь приходила. Сейчас -- только Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев. Но разве это помощь? На два месяца на семью полтора литра подсолнечного масла, килограмм сахара, три шестьсот фасоли и еще мука. Чтобы купить молоко для детей, я продаю муку. Работы нет. Понимаете, я хочу побриться по-человечески. Но лезвия стоят очень дорого. Спасибо Грузии, что приютила, но у нее своих беженцев в сто раз больше. Мы хотим уехать отсюда, но в Чечню боимся -- пока там российские войска, пока все эти зачистки. И куда мне возвращаться? Дом, где у меня была квартира, сгорел под бомбами. Одна надежда -- третьи страны...»

Что такое «биржевать» по-чеченски

Третьи страны -- это сладкие грезы чеченских беженцев. Для единиц мечты сбываются. Зура Сардалова говорит, что 12 стран согласились принять беженцев, что некоторые уже в Канаде. Но процесс этот долгий, всех придирчивый Запад к себе не возьмет. Как быть с другими?

Кто мог вернуться в Чечню, те вернулись. Это признает даже Зура, которая все время твердит об опасностях, поджидающих изгнанников в «оккупированной Чечне». В прошлом году, судя по переписи, в Панкиси было 4200 беженцев, сейчас их 3500 человек. То есть как минимум несколько сот чеченцев вернулись. Если российская сторона будет действовать обдуманно, вернутся еще многие. Недавно в Панкиси для разведки обстановки побывала делегация МЧС. Но вернуться надо так, чтобы не стать изменником среди своих. Чеченцы в Дуиси расколоты надвое.

«Здесь очень много агентов Кадырова», -- доверительно рассказывает мне 51-летний Идрис Алханов. Он бежал в Панкиси из станицы Ассиновской и, по его словам, прошел фильтрационный лагерь вместе с 15-летним сыном. «Они приезжают, зазывают обратно. Но на самом деле они только передают российским военным, сколько в Панкиси мужчин. А потом объявляют по телевизору: в Панкиси остаются террористы», -- говорит Идрис.

Страх перед Россией, надо признать, в Панкиси велик. С тех пор как Владимир Путин предложил на пресс-конференции помочь грузинской стороне всем, в том числе спецназом, тревожатся уже не только чеченцы, но и местные кистинцы. «Боевики были в горах, но сейчас их нет. Я пять месяцев не получаю свою зарплату -- 32 лари, тяжело очень, но это все ничего. У меня двое детей. Только бы Путин не присылал сюда самолеты и спецназ», -- говорит Марина Исахашвили, кистинка, депутат Дуисского поселкового собрания -- сакребуло.

На улицах Дуиси много молодых. Работы нет, развлечений тоже. Эксперты считают, что этим пользуются проповедники ваххабизма, которые недавно построили в Панкиси новую мечеть. Мечеть -- местная достопримечательность. Как и дом-красавец Юрия Багакашвили, знаменитого панкисского наркобарона, недавно повязанного оперативниками.

«Никаких ваххабитов в Панкиси нет. Это все евреи выдумали про ваххабитов», -- говорит Шмаги Маргошвили. Шмаги 22 года, он кистинец. Шмаги лукавит, как лукавят в Дуиси чеченцы, когда их спрашиваешь про боевиков. «У нас нет работы, -- кивает он на друзей. -- У нас нет никаких развлечений. На чьи деньги построили в бедном Дуиси мечеть? Не знаю. Мы тут только «биржуем».

«Биржевать» -- это целый день ничего не делать, прислонившись к ограде или присев на корточки. Молодые, здоровые ребята без дела. Добро пожаловать в Дуиси, проповедники ваххабизма или вербовщики в «движение сопротивления»... Кстати, русскоязычная школа в Дуиси есть, но, по словам беженцев, их дети заглядывают сюда редко -- «никто там ничему не учит». Правда, МЧС обещало доставить сюда к 1 сентября учебники, игрушки, велосипеды, муку, сахар, лекарства и дизельные генераторы. А тем временем 13-летний Ахмед написал представителям Управления Верховного комиссариата ООН по делам беженцев письмо: «Мы, дети -- жертвы чеченской войны, просим помощи, чтобы прекратилась война, во время которой мы не видели ничего, кроме насилия, убийств».

Кто обманывает Владимира Путина

«В Панкиси сейчас нет боевиков, это я вам официально заявляю, -- вторит чеченским беженцам начальник Ахметской полиции Леван Шашиашвили. -- Криминалы есть, и мы их сейчас берем. Почти каждый день. Как ушли отсюда все эти боевики -- чеченцы, арабы, как встали наши войска, мы смогли заняться нормальной оперативной работой». Министр госбезопасности Валерий Хабудзания, чьи люди вели в ущелье долгую «разъяснительную» работу, чтобы боевики снялись со своих лагерей и покинули Панкиси, заявляет, что панкисская проблема по существу решена, и на границе возможны прорывы группировок со стороны России, но никак не в обратном направлении. По его словам, никаких спецопераций, тем более с привлечением российского спецназа, в Панкисском ущелье проводить не нужно.

В понедельник на пресс-конференции президент Грузии Эдуард Шеварднадзе дал понять, что лукавить могут не только в Дуиси, но и в Кремле. Владимиру Путину «соответствующие службы не всегда предоставляют объективную информацию о ситуации в Панкисском ущелье и приграничной зоне». «Никакой угрозы для России со стороны Панкисского ущелья сегодня нет, как нет и боевиков -- все они покинули Грузию», -- сказал президент. Правда, он не исключил, что «кто-то из местного населения в Панкиси попытается проникнуть в Чечню и включиться там в боевые действия, но и это маловероятно, так как потенциальные преступники уже изолированы».

По словам Шеварднадзе, уже есть план переброски подготовленного американскими инструкторами батальона армейского спецназа «командос» на границу с Россией. «Этот батальон даст достойный отпор любым нарушителям», -- заявил он.

Летом прошлого года, когда Грузия уговаривала боевиков уйти, вблизи Панкисского ущелья развернули подразделения Минобороны и провели масштабные учения, чтобы показать готовность к любому развитию событий. То же самое планировали сделать и в этом году. Но начальник главного финансового управления минобороны Нугзар Кевхишвили признался, что на маневры нет средств. А бывший министр обороны Тенгиз Китовани в интервью «ВН» так и прямо сказал, что вряд ли «Грузия сама сможет окончательно справиться с чеченскими боевиками, чтобы они покинули территорию страны».

«Если американские военные инструкторы здесь, то почему же отказываться от помощи России против боевиков? -- считает Тенгиз Китовани. -- Есть сведения о передвижении остающихся в Грузии отрядов в горах вблизи границы с Россией». По его словам, это «подвижные группы, перемещающиеся вдоль периметра границы, например в таких регионах, как Хевсурети или Пшави». «Когда я раньше говорил о чеченских боевиках в Панкиси, власти Грузии это отрицали. Но тайное стало явным. Российская разведка работает и знает, что в Грузии есть боевики», -- еще раз подтвердил корреспонденту «ВН» экс-министр обороны.

Вот только найти этих боевиков в Панкиси вашему корреспонденту не удалось.
Михаил ВИГНАНСКИЙ, Панкисское ущелье -- Тбилиси

реклама

  ТАКЖЕ В РУБРИКЕ  
  • //  02.07.2003
Грузинские пограничники с 1 июля приступили к спецоперации по укреплению самых проблематичных участков границы с Россией -- чеченского, ингушского и дагестанского. В северном направлении перебрасываются лучшие подразделения, в том числе подготовленные американскими советниками. А в госдепартаменте Грузии по охране госграницы корреспонденту «ВН» сообщили, что в связи с открытием перевалов в ближайшие дни в селении Шатили состоится встреча на уровне начальников штабов с представителем Северо-Кавказского регионального управления ФПС России... >>
  • //  02.07.2003
Так как же снять проблему Панкиси? Корреспондент газеты «Время новостей» Михаил ВИГНАНСКИЙ спросил об этом посла Грузии в России Зураба АБАШИДЗЕ... >>
  • //  02.07.2003
В Панкиси чеченцам страшно, но в России еще страшнее В русскоязычную школу дети-беженцы заглядывают редко. Свои университеты многие из >>
  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ  
Реклама