N°110
20 июня 2003
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ЗАГРАНИЦА
 ТЕЛЕВИДЕНИЕ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      
  ПОИСК  
  • //  20.06.2003
Вирусы и чудовища
Вокалист Depeche Mode и Massive Attack -- встретились на московской сцене

версия для печати
Иностранные артисты теперь уже не просто часто выступают в Москве, а даже и пересекаются на одной концертной площадке. Под совместное выступление родоначальников трип-хопа Massive Attack и вокалиста группы Depeche Mode Дейва Гэана в «Олимпийском» был собран небольшой фестиваль -- с участием вышеозначенных англичан и трех отечественных коллективов. На одну сцену с «голосом Depeche Mode» (как заявляли Дейва афиши, выполненные в неброском стиле «посетите колхозный рынок») не побоялись выйти московская клубная группа «Дети Пикассо» и белорусский коллектив «Руны». Последние не так давно приняли участие в записи белорусского трибьюта Depeche Mode, т.е. их благонадежность и «депешовость» очевидна.

Дэйв Геан оказался втиснутым между «разогревом» и Massive Attack. Его выступление заняло около часа (накануне в Питере -- полтора часа). За это время Дейв со своим аккомпанирующим составом исполнили несколько песен с сольного альбома Paper Monsters («Бумажные чудовища -- страхи, которые преследовали меня всю жизнь», -- говорит артист), а также композиции Depeche Mode. Среди них были совсем старенькие Question Of Time и Never Let Me Down Again, «классика 90-х» в виде Personal Jesus, а также Walking In My Shoes и I Feel You с самого непонятного и полистиличного альбома группы, Songs Of Faith and Devotion. Характерно, что с последнего альбома группы, Exciter, Дейв ничего не взял. Первый «сольник» Гэана, вышедший в начале июня, отличается от Depeche Mode практически всем -- и мелодизмом, и саундом, и энергетикой. Даже густой, «медленный» голос Дейва звучит как будто по-другому. По словам Гэана, ему хотелось сделать альбом «более блюзовым, фолковым». Соответственно, и аккомпанирующий состав у Дэйва -- не «три синтезатора», а практически нормальная рок-группа. Соответственно и «депешовский» материал прозвучал вполне по-рок-н-ролльному, с прямо-таки панковским задором.

«Это место -- зае...сь!» -- по-русски высказался в микрофон барабанщик, когда Дэйва в очередной раз попытались вызвать на бис. Время уже явно поджимало, и сцену начали оперативно готовить к выступлению «второго хедлайнера».

Бристольская группа Massive Attack (некогда трио, теперь дуэт) для некоторых представителей нынешнего поколения 25--30-летних -- это просто «битлы» и «роллинги», ни дать ни взять. Слушая трип-хоп в начале и середине 90-х, многие мои ровесники потом пришли к джазу, современной импровизационной музыке, всяким другим содержательным и интересным вещам, а не просто маргинальным «экспериментам ради экспериментов». Massive Attack, Portishead, некоторые другие коллективы «бристольской волны», хоть золотой век их был относительно недолог, открыли нам уши на «другую музыку»: соул, джаз, этнику, электронику... Поэтому я лично отношусь к Massive Attack очень трепетно. Таких же трепетных набился целый «Олимпийский», что в общем-то удивительно: группа известная, но ведь не Depeche Mode все-таки! Те, кто «остался после Дейва», не пожалели. Концерт Massive Attack был задуман и исполнен настолько классно, что тянет на звание лучшего концерта сезона. Звук был великолепным, играли музыканты, коих было общим числом человек десять -- как написано, шоу сообщало зрителям нужные страхи и опасения. Последний альбом группы называется «Сотое окно» (100th Window), и повествует о тотальной незащищенности современного человека в компьютерном мире. Соответственно, на экране в глубине сцены появлялись всяческие компьютерные коды, интернет-адреса, форумы и бесконечные списки вирусов. А также различная неутешительная статистика -- про войну, экологию и так далее. Причем на русском языке. Бегущей строкой появлялись реалии отечественной жизни в произвольной комбинации: «Ельцин... Афганистан... Грозный... Лимонов». В общем, «свободу Юрию Деточкину». Как бы то ни было, ощущение тревоги было умело создано, причем практически в самом начале концерта, когда музыканты играли материал нового альбома. Когда же дело дошло до старых песен (Karmacoma или Teardrop) и особенно до Unfinished Sympathy -- тут уж, кажется, пробрало всех. Две девушки-вокалистки точно выводили партии, которые на альбомах исполняли такие неслабые певицы, как Лиз Фрейзер (Teardrop) или Шара Нелсон (Unfinished Sympathy). «За себя» выступал лишь регги-певец Хорес Энди, принимавший участие в записи нескольких альбомов группы. Буквально на каждую секунду шоу что-то было придумано (так, клавишник один раз поиграл на доисторическом синтезаторе «Терменвокс») -- при том что основные участники группы появлялись на сцене, мягко говоря, не часто, только чтобы спеть или проречитативить свой кусочек текста. На бис группу вызывали раза два -- концерт, таким образом, закончился часов в 11 вечера. Музыканты сказали, что были счастливы выступить в России, и обещали скоро вернуться.
Александр БЕЛЯЕВ

  КУЛЬТУРА  
  • //  20.06.2003
Завтра в Москве впервые покажут «Чемоданы Тулса Лупера»
Оказывается, Михаил Швыдкой -- большой поклонник Питера Гринуэя. Впрочем, ничего удивительного. Если для европейского зрителя британский режиссер был и остается «одним из», пусть и немногих, в России, на выходе из застойной комы, имя Гринуэя стало своего рода паролем для всех, кто предпочитал авторское кино. Простодушный продюсер Гринуэя описывал в интервью западному киножурналу, как российский министр принял решение о выделении миллиона долларов из российского бюджета на поддержку британского мэтра: «Знаете, он так любит фильмы Питера, прекрасно знает «Книги Просперо» -- цитировал из него огромные куски текста!» Продюсеру, разумеется, невдомек, что текст «Книг Просперо» позаимствован у шекспировской «Бури». Но как бы то ни было, личные пристрастия министра привели к тому, что Россия, наряду с шестью другими странами, впервые стала соучастником европейской суперпостановки... >>
  • //  20.06.2003
Вокалист Depeche Mode и Massive Attack -- встретились на московской сцене
Иностранные артисты теперь уже не просто часто выступают в Москве, а даже и пересекаются на одной концертной площадке. Под совместное выступление родоначальников трип-хопа Massive Attack и вокалиста группы Depeche Mode Дейва Гэана в «Олимпийском» был собран небольшой фестиваль -- с участием вышеозначенных англичан и трех отечественных коллективов. На одну сцену с «голосом Depeche Mode» (как заявляли Дейва афиши, выполненные в неброском стиле «посетите колхозный рынок») не побоялись выйти московская клубная группа «Дети Пикассо» и белорусский коллектив «Руны». Последние не так давно приняли участие в записи белорусского трибьюта Depeche Mode, т.е. их благонадежность и «депешовость» очевидна... >>
  • //  20.06.2003
В Музее личных коллекций ГМИИ имени Пушкина открыта выставка «Коллаж в России»
В пресноватой программе московских музеев выставка «Коллаж в России» должна была стать лучом света -- ярким и веселым. Ведь коллаж не просто одна из многочисленных техник изобразительного искусства. Это художественный праздник непослушания, дерзкое преодоление традиционных рамок искусства, его ненормативный язык. Тема позволяла (даже обязывала) показать не просто лучшие и знаменитые, но и очень разные произведения: бодрое художественное хулиганство, рождавшее новые техники в начале ХХ века, идеологически ангажированное довоенное искусство, муки и радости «нонконформистов» вчерашних дней и звезд сегодняшних. Имена кураторов -- опытных, чутких и трудолюбивых Ксении Безменовой и Анны Чудецкой -- внушали надежду... >>
  • //  20.06.2003
Младшие «фоменки» в своем репертуаре
В левом углу сцены стоит старая фисгармония. Она настоящая, сделана в каком-то Brattleboro и даже настроена: Мечтатель (Томас Моцкус) не раз сядет за клавиши сыграть одну-другую музыкальную фразу. Как-то не верится, что ее купили специально по заказу режиссера Николая Дручека: вот хоть умри, мол, а нельзя ставить Достоевского без фисгармонии. Вернее думать, что она приобретена Мастерской П.Н. Фоменко по случаю и само желание использовать дивную вещь отчасти подсказало сюжет. «Белые ночи» -- это пленительно точный выбор. Здесь присутствие фисгармонии не только уместно (Петербург, cередина XIX века, музыкальность самой повести, не очень замеченная современниками, но восхищавшая чуткого Иннокентия Анненского), оно словно бы необходимо. Вещь приобретает значение символическое -- как книжный шкаф в «Вишневом саде»... >>
реклама

  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ