N°110
20 июня 2003
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ЗАГРАНИЦА
 ТЕЛЕВИДЕНИЕ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      
  ПОИСК  
  • //  20.06.2003
Последний энциклопедист
Завтра в Москве впервые покажут «Чемоданы Тулса Лупера»

версия для печати
Оказывается, Михаил Швыдкой -- большой поклонник Питера Гринуэя. Впрочем, ничего удивительного. Если для европейского зрителя британский режиссер был и остается «одним из», пусть и немногих, в России, на выходе из застойной комы, имя Гринуэя стало своего рода паролем для всех, кто предпочитал авторское кино. Простодушный продюсер Гринуэя описывал в интервью западному киножурналу, как российский министр принял решение о выделении миллиона долларов из российского бюджета на поддержку британского мэтра: «Знаете, он так любит фильмы Питера, прекрасно знает «Книги Просперо» -- цитировал из него огромные куски текста!» Продюсеру, разумеется, невдомек, что текст «Книг Просперо» позаимствован у шекспировской «Бури». Но как бы то ни было, личные пристрастия министра привели к тому, что Россия, наряду с шестью другими странами, впервые стала соучастником европейской суперпостановки.

«Чемоданы Тулса Лупера: История в Моавитской пустыне» -- первая часть масштабного проекта, который включает в себя четыре полнометражных фильма (во втором из них, еще не готовом, мы сможем увидеть соотечественниц Ренату Литвинову и Кристину Орбакайте), вебсайт, выставки и инсталляции, книги и прочие художественные проекты, к которым трудно подобрать жанровое определение. Нет ничего нелепее, чем попытаться сформулировать сюжет «Чемоданов» в двух словах, но сделать это придется: заглавный герой, ровесник XX века, перекочевывая из одной тюрьмы в другую, проживает всю новейшую историю -- от открытия урана до падения Берлинской стены. Лупер -- персонаж, неоднократно упоминающийся в ранних экспериментальных работах Гринуэя. И действительно, прихотливое, квазидокументальное повествование «Чемоданов» вызывает в памяти «Мой дорогой телефон», «Водяных оторв» и гениальные «Падения». Но визуальное великолепие и монтажное мастерство первой части проекта скорее напоминает классические работы Гринуэя, которые на затертых видеокопиях и смотрел лет пятнадцать назад министр Швыдкой, -- «Зед и два нуля», «Отсчет утопленников», «Повар, вор, его жена и ее любовник». Впрочем, технологические открытия не прошли мимо всеядного Гринуэя: в одной из сцен фильма экран разбит на шестнадцать равноправных частей, сквозь которые наплывом проступает еще одно изображение. Модные клипмейкеры умирают от зависти...

«Чемоданы Тулса Лупера» -- сумма мифологий Питера Гринуэя. Темы его медитаций остаются прежними: неопределимое пространство реальности и самоотверженное усилие по ее каталогизации, классификации, упорядочиванию; тоталитаризм во всех его проявлениях -- в политике и в искусстве -- и беззаконная жизнь плоти, опровергающая любые утопии; женское начало, охотно подчиняющееся грубой силе, но беспрестанно соблазняемое утонченной культурой (собственно, в этом и состоит сюжет «Повара, вора...»). Меняется масштаб: «Чемоданы Тулса Лупера» -- это действительно беспрецедентный по масштабу и уровню мастерства проект, профинансировать который могла только Объединенная Европа -- до недавнего времени такой концентрации денег и культурных амбиций в одном месте просто не существовало.

В изысканных и умных интервью Питер Гринуэй постоянно говорит о смерти кино. Меж тем «Чемоданы Тулса Лупера» убеждают нас в том, что, несмотря на мультимедийные и интерактивные примочки, Гринуэй остается прежде всего одаренным создателем движущихся картинок, наиболее сильная сторона которого -- невозмутимый английский юмор. Ради парочки эпизодов (марширующие бельгийские фашисты распевают песенку «Наша ферма -- образец ведения сельского хозяйства»; рассерженный Беккет в мужском туалете мочится на ботинки досадившего ему литературного критика...) стоит продираться сквозь интеллектуальные дебри вселенной Гринуэя. Можно было бы сказать, что «Чемоданы Тулса Лупера» предназначены исключительно для давних и верных поклонников режиссера. Но вполне возможно, что самым верным поклонником Гринуэя можно стать, посмотрев именно этот фильм.
Алексей МЕДВЕДЕВ

  КУЛЬТУРА  
  • //  20.06.2003
Завтра в Москве впервые покажут «Чемоданы Тулса Лупера»
Оказывается, Михаил Швыдкой -- большой поклонник Питера Гринуэя. Впрочем, ничего удивительного. Если для европейского зрителя британский режиссер был и остается «одним из», пусть и немногих, в России, на выходе из застойной комы, имя Гринуэя стало своего рода паролем для всех, кто предпочитал авторское кино. Простодушный продюсер Гринуэя описывал в интервью западному киножурналу, как российский министр принял решение о выделении миллиона долларов из российского бюджета на поддержку британского мэтра: «Знаете, он так любит фильмы Питера, прекрасно знает «Книги Просперо» -- цитировал из него огромные куски текста!» Продюсеру, разумеется, невдомек, что текст «Книг Просперо» позаимствован у шекспировской «Бури». Но как бы то ни было, личные пристрастия министра привели к тому, что Россия, наряду с шестью другими странами, впервые стала соучастником европейской суперпостановки... >>
  • //  20.06.2003
Вокалист Depeche Mode и Massive Attack -- встретились на московской сцене
Иностранные артисты теперь уже не просто часто выступают в Москве, а даже и пересекаются на одной концертной площадке. Под совместное выступление родоначальников трип-хопа Massive Attack и вокалиста группы Depeche Mode Дейва Гэана в «Олимпийском» был собран небольшой фестиваль -- с участием вышеозначенных англичан и трех отечественных коллективов. На одну сцену с «голосом Depeche Mode» (как заявляли Дейва афиши, выполненные в неброском стиле «посетите колхозный рынок») не побоялись выйти московская клубная группа «Дети Пикассо» и белорусский коллектив «Руны». Последние не так давно приняли участие в записи белорусского трибьюта Depeche Mode, т.е. их благонадежность и «депешовость» очевидна... >>
  • //  20.06.2003
В Музее личных коллекций ГМИИ имени Пушкина открыта выставка «Коллаж в России»
В пресноватой программе московских музеев выставка «Коллаж в России» должна была стать лучом света -- ярким и веселым. Ведь коллаж не просто одна из многочисленных техник изобразительного искусства. Это художественный праздник непослушания, дерзкое преодоление традиционных рамок искусства, его ненормативный язык. Тема позволяла (даже обязывала) показать не просто лучшие и знаменитые, но и очень разные произведения: бодрое художественное хулиганство, рождавшее новые техники в начале ХХ века, идеологически ангажированное довоенное искусство, муки и радости «нонконформистов» вчерашних дней и звезд сегодняшних. Имена кураторов -- опытных, чутких и трудолюбивых Ксении Безменовой и Анны Чудецкой -- внушали надежду... >>
  • //  20.06.2003
Младшие «фоменки» в своем репертуаре
В левом углу сцены стоит старая фисгармония. Она настоящая, сделана в каком-то Brattleboro и даже настроена: Мечтатель (Томас Моцкус) не раз сядет за клавиши сыграть одну-другую музыкальную фразу. Как-то не верится, что ее купили специально по заказу режиссера Николая Дручека: вот хоть умри, мол, а нельзя ставить Достоевского без фисгармонии. Вернее думать, что она приобретена Мастерской П.Н. Фоменко по случаю и само желание использовать дивную вещь отчасти подсказало сюжет. «Белые ночи» -- это пленительно точный выбор. Здесь присутствие фисгармонии не только уместно (Петербург, cередина XIX века, музыкальность самой повести, не очень замеченная современниками, но восхищавшая чуткого Иннокентия Анненского), оно словно бы необходимо. Вещь приобретает значение символическое -- как книжный шкаф в «Вишневом саде»... >>
реклама

  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ