N°34
02 марта 2010
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ОБЩЕСТВО
 ПРОИСШЕСТВИЯ
 ЗАГРАНИЦА
 КРУПНЫМ ПЛАНОМ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
  ПОИСК  
  ПЕРСОНЫ НОМЕРА  
  • //  02.03.2010
Свобода в обмен на деньги
Президент внес законопроект о кардинальной либерализации уголовно-процессуального законодательства

В Госдуму вчера поступил законопроект о внесении изменений в УК и УПК РФ по «упорядочению» взаимоотношений бизнеса и правоохранительных органов, который президент Медведев анонсировал 26 февраля на встрече с предпринимателями. Несмотря на то, что примерное содержание этого документа уже было известно, он оказался, по мнению многих наблюдателей, поистине революционным.

Среди прочего, например, законопроект предполагает вообще исключить возможность ареста бизнесменов (при соблюдении ими всех требований следствия), заподозренных в большинстве экономических преступлений, включая мошенничество, растрату, легализацию преступных доходов, уклонение от уплаты налогов и т.д. Также предлагается убрать из УК такой состав преступления, как «лжепредпринимательство» и в разы увеличить критерии «крупных» и «особо крупных» размеров либо украденных, либо «отмытых» денег, согласно которым определяется степень тяжести преступлений.

Проблема чрезмерно жесткого преследования «силовиками» людей, только заподозренных в экономических преступлениях, активно обсуждалась в последние месяцы, и особенно обострилась после смерти в тюремной больнице юриста инвестфонда Hermitage Capital Management Сергея Магнитского, который был арестован по обвинению в неуплате налогов.

На прошлой неделе Дмитрий Медведев сообщил о подготовке законопроекта, который расширит практику применения залога в качестве меры пресечения и ограничит возможности ареста предпринимателей, проходящих по «экономическим» уголовным делам. Существующее положение дел президент оценил тогда очень жестко: «Надеюсь, то, что я предлагаю, позволит хотя бы частично заблокировать возможность для коррумпированных сотрудников правоохранительных органов использовать посадки в тюрьму в рейдерских целях, а то, мы все знаем, таких примеров достаточно. Сажают сначала в зиндан по наводке конкурента, а потом выпускают оттуда за «бабки» -- вот что происходит».

До сих пор решение проблемы либерализации условий ведения бизнеса, «зажатого» со всех сторон «силовиками» и контрольными органами, ограничивалось в основном разговорами и половинчатыми мерами. Иногда получалось так, что под предлогом облегчения жизни бизнесу водились, наоборот, еще более жесткие санкции и наказания.

Однако текст президентского законопроекта превзошел самые смелые ожидания предпринимателей, и самые худшие -- для следователей и милиционеров. Первым предлагаются определенные гарантии, пусть и со многими оговорками, от попадания в тюрьму до вынесения приговора, а для вторых значительно усложняются «правила работы» с обвиняемыми, которых теперь, как предполагается, только из-за самого факта возбуждения уголовного дела просто так в тюрьму не отправишь.

Согласно тексту законопроекта, предложено значительно расширить список преступлений, оговоренных в части 1.1 ст.108 УПК, обвиняемые или подозреваемые по которым не могут быть арестованы. В декабре 2009 года была введена норма, по которой к таковым были отнесены лишь четыре статьи УК РФ -- 198 (уклонение от уплаты налогов с физического лица), 199 (уклонение от уплаты налогов с организаций), 199-1 (неисполнение обязанностей налогового агента) и 199-2 (сокрытие средств либо имущества организаций, за счет которых должно производится взыскание налогов). Теперь аресту, как предполагается, не должны подлежать предприниматели, обвиняемые еще по почти 30 составам преступлений (см. справку).

Ареста такие обвиняемые, правда, могут избежать не безусловно, а лишь при исполнении определенных условий: они должны иметь постоянное место жительство в России, их личность должна быть установлена, они не должны нарушать ранее избранную меру пресечения и скрываться от следствия и суда. Получается, «лазейки» для ареста тех или иных бизнесменов у следствия все же остаются. Кроме того, в законопроекте при внимательном изучении обнаружились и некоторые «открытые» вопросы. Так, предполагается, что ареста могут избежать лишь те граждане, кто обвиняется в экономических» преступлениях, совершенных «в сфере предпринимательской деятельности». Однако это понятие, очевидно, весьма расплывчато, и во многих случаях отличить предпринимательство от откровенной уголовщины весьма непросто. Кроме того, может возникнуть еще одна коллизия -- получится, что если такие масштабные деятели, как например, Сергей Мавроди, не будут «бегать» от следователя, тоже не будут подлежать аресту. Теоретически, конечно, в каждой ситуации можно разобраться и отличить «экономического» обвиняемого от обычного уголовного афериста, но для правоохранителей, учитывая их нынешнее состояние, это будет серьезной проблемой. Кроме того, законопроект не прописывает четко и такой момент, какая же именно мера пресечения должна избираться для тех, кто не подлежит аресту. Учитывая предусмотренные законопроектом точные размеры залога для освобождения обвиняемых, не понятно, будут ли подлежать аресту те, кто, например, не сможет собрать нужную сумму.

Очевидно, что вокруг этого законопроекта разгорится при обсуждении ожесточенная борьба, и вовсе не факт, что он будет принят в том же «революционном» виде. Впрочем, даже при этом предлагаемая норма может представляться беспрецедентной. Ведь во многом в случае принятия она будет иметь значение для судьбы бизнесменов не только до приговора, но и после. Многие правозащитники и адвокаты уверены, что огромное количество обвинительных вердиктов судами выносится, отчасти, не только в силу убедительности обвинения, но и в силу совсем иных причин -- чтобы просто оправдать факт ареста обвиняемых. Ведь признание ареста незаконным дает человеку право требовать реабилитации и компенсации от государства. Соответственно, для власти в целом оправдательные приговоры зачастую означают и существенные финансовые расходы. Следуя этой логике, будет меньше арестов -- будет и меньше стимулов для вынесения обвинительных приговоров.

Кроме того, согласно законопроекту, освобождение под залог как мера пресечения, получает гораздо большую конкретику -- начиная с того, кому его следует вносить и когда, заканчивая его размерами, чего в нынешнем тексте соответствующей статьи 106 УПК нет. Согласно законопроекту, залог на стадии предварительного следствия будет вноситься в орган, это следствие производящий, а на стадии судебного разбирательства -- в суд. Причем залогом могут быть как деньги, ценности и ценные бумаги, так и недвижимость. Правда, имеется оговорка о том, что «не может приниматься в качестве залога жилое помещение (его часть), принадлежащее залогодателю на праве собственности, если для залогодателя и членов его семьи, проживающих в этом помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания».

Ставить вопрос о залоге разрешается, по проекту, «в любой момент производства по уголовному делу», и «ходатайствовать о применении залога перед судом вправе подозреваемый, обвиняемый либо другие физические и юридические лица».

Законопроект также определяет, что «по уголовным делам о преступлениях небольшой и средней тяжести залог не может быть менее 100 тыс. руб., а по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях -- менее 500 тыс. руб.». Возможно, это нововведение окажется эффективным, если речь пойдет о преступлениях «в сфере предпринимательской деятельности», ради которых все это дело и затевалось. Но как быть с пресловутыми сидельцами «за мешок картошки»? Ведь судебная практика сейчас стремится к тому, чтобы вообще избегать арестов по таким делам, а теперь может получиться так, что такой «вор» в тюрьму не сядет, но за мешок картошки стоимостью в 400 руб. ему придется внести залог не менее 100 тыс руб.

Если вопрос о внесении залога решается в отношении лица, которое уже было задержано, то суду законопроектом предоставляется право продлить срок задержания, но «не более чем на 72 часа с момента вынесения судебного решения».

Также законопроект предлагает внести существенные изменения и в УК РФ -- как по формулировке, так и по санкциям за совершение ряда преступлений. В частности, если сейчас размер штрафа за воспрепятствование законной предпринимательской деятельности предусматривается в размере до 200 тыс. руб., то теперь предполагается сделать эту сумму стартовой, а максимальную планку установить в размере 500 тыс. руб. Несколько изменятся санкции за это же преступление, если оно было совершено «в нарушение вступившего в законную силу судебного акта, а равно причинившее крупный ущерб». За это можно лишиться права «заниматься определенной деятельностью на срок от трех до пяти лет» (сейчас нижней планки этого срока не установлено), а кроме того, штраф повысится до 250 тыс руб.против нынешнего максимума в 80 тыс руб. Если же судья решит приговорить виновного к лишению свободы, то, согласно предполагаемым изменениям, может отправить в колонию на срок до трех лет, а сейчас -- только на срок до двух лет.

Меняются и определения крупных и особо крупных «размеров и ущербов». Так, по нынешним меркам, крупным размером (ущербом, доходом либо задолженностью в крупном размере) «признаются стоимость, ущерб, доход, либо задолженность в сумме, превышающей 250 тыс руб., особо крупным -- 1 млн руб.». По предложению президента, крупным размером будет считаться сумма в 1 млн., а особо крупный возрастет до 6 млн руб. (за некоторыми исключениями). Безусловно, это сильнейшим образом скажется на квалификации экономических преступлений по тем или иным делам, и многие из них перейдут из категории более тяжких в менее тяжкие, и, следовательно, снизятся наказания за их совершение.

Предлагается также изменить формулировку преступления под названием «незаконное предпринимательство» (ст.171 УК). Сейчас она звучит как «осуществление предпринимательской деятельности без регистрации или с нарушением правил регистрации, а равно представление в орган, осуществляющий регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, документов, содержащих заведомо ложные сведения, либо осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение обязательно, или с нарушением лицензионных требований и условий». Последнее обстоятельство будет исключено и таким образом, за него уголовная ответственность наступать не будет. То же самое -- нарушение лицензионных требований и условий -- исчезнет и из определения «незаконной банковской деятельностью» (ст.172 УК).

А «лжепредпринимательство» (ст.173 УК) вообще исчезнет из Уголовного кодекса. Сам этот термин можно будет вообще забыть, хотя раньше за лжепредпринимательство можно было получить до 4 лет колонии.

Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем, так часто по нынешним временам сопутствующая многим громким и не очень делам о различных хищениях, также претерпит изменения в части определения крупных размеров. «Слова «один миллион» заменить словами «шесть миллионов», -- предлагается в законопроекте. Несколько похожая по звучанию, но все же иная по смыслу статья 174-1 -- «легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления» -- в представленном президентом проекте переписана полностью. Теперь финансовые операции и другие сделки с денежными средствами или иным имуществом, приобретенные таким способом, обрастают «целями» в виде «придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами или иным имуществом, совершенном в крупном размере». Штраф за это будет составлять от 100 тыс до 300 тыс руб. При этом крупным размером считается сумма в те же 6 млн руб. Сейчас отмывание денежных средств в таких размерах квалифицируются ч.2 ст.174-1, а ч.1 предусматривает наказание за легализацию вне зависимости от этих размеров. Таким образом, согласно проекту изменений в УК, получается, что, все, что «отмыто» на сумму меньше 6 млн руб., преступлением считаться не будет. Кроме того, если эта легализация была проведена группой лиц по предварительному сговору или лицом с использованием своего служебного положения, то срок наказания снизится по сравнению с нынешней нормой. Сейчас он измеряется от 4 до 8 лет, а будет до 5 лет без «стартовой» позиции. А если на скамью подсудимых попадет организованная группа, то ее участникам будет угрожать срок от 7 до 10 лет, вместо нынешнего от 10 до 15 лет.

Претерпят изменения и определения «крупности» невозвращенных из-за границы средств в иностранной валюте (ст.193 УК) -- с 5 млн «крупные» размеры возрастут до 30 млн руб. Применительно к «уклонению от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица» (ст.194 УК) крупным размером теперь будет считаться сумма от 3 млн руб. (сейчас 500 тыс.), а особо крупным -- 36 млн руб. (сейчас 1,5 млн руб.).

Ну и последнее нововведение относится ко всем граждан, кто собирается покинуть пределы родины. Законопроектом предлагается внести изменение в федеральный закон о прядке выезда и въезда в РФ, согласно которому право гражданина России на выезд из страны может быть ограничено, если он «в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством является подозреваемым либо привлечен в качестве обвиняемого по уголовному делу до вступления в законную силу приговора суда». Таким образом, статус беженца в странах «загнивающего капитализма», видимо, будет получить сложнее.

По замыслу президента, не могут быть арестованы российские предприниматели, которых подозревают или обвиняют в совершении следующих преступлений в сфере экономики, перечисленных в одноименном, восьмом разделе УК РФ:

- мошенничество (ст.159);

- присвоение или растрата (ст.160);

- причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст.165).

Эти три преступления не предусматривают ареста при условии, если они совершены в сфере предпринимательской деятельности. А также, вне зависимости от этой сферы, мера пресечения в виде заключения под стражу не будет применяться к подозреваемым и обвиняемым в таких уголовно-наказуемых деяниях, как:

- незаконное предпринимательство (ст.170);

- производство, приобретение, хранение, перевозка или сбыт немаркированных товаров и продукции (ст.171-1);

- незаконная банковская деятельность (ст.172);

- легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем (ст.174);

- легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления (ст.174-1);

- незаконное получение кредита (ст.176);

- злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности (ст.177);

- недопущение, ограничение или устранение конкуренции (ст.178);

- незаконное использование товарного знака (ст.180);

- нарушение правил изготовления и использования государственных пробирных клейм (ст.181);

- заведомо ложная реклама (ст182);

- незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну (ст.183);

- злоупотребление при эмиссии ценных бумаг (ст.185);

- злостное уклонение от раскрытия или предоставления информации, определенной законодательством Российской Федерации о ценных бумагах (ст.185-1);

- нарушение правил порядка учета прав на ценные бумаги (ст.185-2);

- манипулирование ценами на рынке ценных бумаг (ст.185-3);

- воспрепятствование осуществлению или незаконное ограничение прав владельцев ценных бумаг (ст.185-4);

- невозвращение на территорию Российской Федерации предметов художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран (ст.190);

- незаконный оборот драгоценных металлов, природных камней или жемчуга (ст.191);

- нарушение правил сдачи государству драгоценных металлов и драгоценных камней (ст.192);

- невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте (ст.193);

- уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица (ст.194);

- неправомерные действия при банкротстве (ст.195);

- преднамеренное банкротство (ст.196);

- фиктивное банкротство (ст.197);

- уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с физического лица (ст.198);

- уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации (ст.199).
Екатерина БУТОРИНА, Виктор ПАУКОВ

  ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ  




реклама

  ТАКЖЕ В РУБРИКЕ  
  • //  02.03.2010
Президент внес законопроект о кардинальной либерализации уголовно-процессуального законодательства
В Госдуму вчера поступил законопроект о внесении изменений в УК и УПК РФ по «упорядочению» взаимоотношений бизнеса и правоохранительных органов, который президент Медведев анонсировал 26 февраля на встрече с предпринимателями... >>
//  читайте тему:  Реформа Уголовного кодекса
  • //  02.03.2010
СКП не планирует закрывать дело об убийстве Владислава Листьева
Вчера исполнилось 15 лет со дня убийства известного тележурналиста Владислава Листьева. Хотя преступление по-прежнему остается нераскрытым, в СКП поспешили заявить, что пока нет оснований для прекращения уголовного дела... >>
  • //  02.03.2010
Вынесен приговор пилотам Ту-134, разбившегося в самарском аэропорту
Самарский областной суд вчера вынес приговор пилотам пассажирского самолета Ту-134, три года назад разбившегося в международном аэропорту Самары «Курумоч». В результате этой аварии погибли шесть человек и еще более 30 пострадали... >>
  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ  
Реклама