Сюжеты в развитии Сюжеты в развитии Сюжеты в развитии Сюжеты в развитии Сюжеты в развитии
N°6
19 января 2009
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ОБЩЕСТВО
 ПРОИСШЕСТВИЯ
 ЗАГРАНИЦА
 КРУПНЫМ ПЛАНОМ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  ИНТЕРВЬЮ  
  АРХИВ  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
  ПОИСК  
  ПЕРСОНЫ НОМЕРА  
  • //  19.01.2009
Состав преступления
Точка в «деле Валленберга» не поставлена до сих пор

версия для печати
В историческом центре Будапешта, на улице Дохань стоит необычный памятник -- плакучая ива. На ее тонких металлических ветвях -- листья-пластинки с выгравированными фамилиями венгерских евреев -- жертв холокоста. Рядом с ивой мемориальная доска из черного гранита с именами людей, спасавших обреченных нацистами на неминуемую гибель евреев. Первое имя в этом списке -- Рауль Валленберг. Благодаря шведскому дипломату Валленбергу, работавшему в оккупированном фашистами Будапеште в 1944 году, отправки в лагеря смерти избежали несколько тысяч человек. 17 января 1945 года Рауль Валленберг был задержан в Будапеште советскими войсками и бесследно исчез.

Выяснением судьбы Рауля Валленберга много лет занимаются специалисты из разных стран мира. Почти десять лет вела поиски архивных сведений совместная российско-шведская рабочая группа, созданная на основе межправительственного соглашения. Были исследованы многочисленные версии, изучены сотни томов архивных документов, проведены встречи с десятками людей. Но исследователи так и не нашли ответы на важнейшие вопросы: зачем советским спецслужбам нужен был Валленберг, каковы подробности его пребывания в советских тюрьмах, наконец, какова истинная причина и дата его гибели? К документам, связанным с Раулем Валленбергом, доступ ограничен. Материалы, хранящиеся в Центральном архиве ФСБ РФ, в сочетании с отчетом российско-шведской группы и другими документальными источниками, позволяют в некоторой степени воссоздать историческую ретроспективу.

В списках он значился

После поражения Германии в Сталинградской битве в 1943 году Венгрия намеревалась выйти из войны. В этой обстановке Гитлер потребовал от венгерского лидера Миклоша Хорти абсолютной лояльности по отношению к рейху, однако Хорти ответил на эти требования отказом. (Воевавшая в составе гитлеровской коалиции Венгрия оставалась самостоятельным государством, де-юре сохранившем за собой право принятия внешнеполитических решений). Ответом стал приказ фюрера, отданный 19 марта 1944 года командующему группой армий «Юг» генералу-полковнику Максимилиану фон Вейхсу: оккупировать территорию Венгрии, взять на себя всю полноту власти в стране и создать мощную систему обороны. 15 октября Хорти объявил о намерении добиваться сепаратного мира с СССР. Практически в тот же день он был лишен всех постов, а место главы государства занял Ференц Салаши, руководитель партии венгерских нацистов «Скрещенные стрелы».

Немецкая группа армий «Юг» противостояла советским войскам, которые с 29 октября 1944 по 13 февраля 1945 года проводили Будапештскую наступательную операцию. В ней участвовали войска 2-го и 3-го Украинских фронтов, 5-я и 17-я воздушные армии и Дунайская военная флотилия. Целью операции был не только разгром военной группировки фашистской Германии, но и вывод Венгрии из войны. 26 декабря войска 2-го и 3-го Украинских фронтов, соединившись в районе Эстергома, выдвинулись на правый берег Дуная непосредственно севернее Будапешта, тем самым завершив окружение будапештской группировки противника (около десяти дивизий). В городе развернулись ожесточенные уличные бои. Стремясь избежать лишних жертв и разрушений, советское командование предъявило гарнизону города ультиматум о капитуляции, отправив на переговоры группу парламентеров. Фашисты, отклонив ультиматум, расстреляли их.

В течение января гитлеровцы предприняли три сильных контрудара с целью деблокировать будапештскую группировку и восстановить линию фронта по Дунаю, но 27 января, отказавшись от этих попыток, перешли к обороне. Это позволило завершить ликвидацию 185-тысячной окруженной группировки в Будапеште. Важнейшим политическим итогом продолжавшейся 108 суток Будапештской наступательной операции Красной армии стал выход Венгрии из войны на стороне фашистской Германии, были созданы необходимые условия для дальнейшего наступления в Чехословакии и на венском направлении. В боях за Будапешт погибло 80 тыс. советских военнослужащих.

31 декабря 1944 года, когда в Будапеште шли уличные бои, шведское посольство в Москве обратилось в Наркомат иностранных дел СССР с просьбой взять под защиту Красной армии находившуюся в осажденном городе шведскую миссию. В списке шведских дипломатов в Будапеште значился секретарь и начальник гуманитарного отдела тридцатидвухлетний Рауль Валленберг.

Валленберг прибыл в Будапешт 9 июля 1944 года, когда до «окончательного решения еврейского вопроса» в Венгрии оставались считанные дни: гитлеровцы под руководством оберштурмбанфюрера СС Адольфа Эйхмана уже депортировали из различных регионов страны более четырехсот тысяч евреев. От оставшихся двухсот тысяч евреев столица должна была быть «очищена» в течение ближайших нескольких дней. Валленберг выдавал венгерским евреям шведские «охранные» паспорта, вынуждавшие нацистов обращаться с их обладателями как с гражданами нейтрального государства. Кроме того, используя самые различные методы -- от сугубо дипломатических до взяток и шантажа -- он смог организовать в оккупированном фашистами Будапеште несколько «шведских домов», находившихся под эгидой посольства и соответственно имевших неприкосновенность. В этих домах, арендованных на средства американских и других зарубежных еврейских организаций, Валленберг расселял будапештских евреев, тем самым избавляя их от депортации в лагеря смерти. Этой деятельностью он занимался до начала января 1945 года, пока в Будапешт не вошли советские войска, освободившие оставшихся узников гетто.

Заместитель наркома иностранных дел Владимир Деканозов, получив просьбу шведского посольства о защите шведской дипмиссии в Будапеште, немедленно передал информацию о ней в Генеральный штаб. 2 января 1945 года помощник начальника Генерального штаба генерал-майор Николай Славин направил распоряжение командующим 2-м и 3-м Украинскими фронтами Родиону Малиновскому и Федору Толбухину: «Шведская миссия, находившаяся в осажденном Будапеште, перешла на нелегальное положение, при ее обнаружении частями советских войск взять под защиту ее сотрудников».

"Защита" Валленберга

Бои в Будапеште шли буквально за каждую улицу и каждый дом. Когда подразделения советских войск 13 января овладели домом №16 по улице Бенцур, где находился транспортный отдел Международного Красного Креста, к ним вышли Рауль Валленберг и его водитель Вильмош Лангфельдер. Шведский дипломат рассказал о своей деятельности в Будапеште и попросил передать телеграмму на немецком языке, адресованную в Стокгольм, а также сообщить, что он находится на освобожденной советскими войсками территории. Донесение об обнаружении Рауля Валленберга было передано начальнику штаба 2-го Украинского фронта, командиру 30-го стрелкового корпуса и начальнику политотдела 7-й гвардейской армии, входившей в состав войск 3-го Украинского фронта. Реакция на это сообщение была противоречивой. Так, в 23 часа 30 минут 14 января было дано указание: «Находящегося в 151-й стрелковой дивизии секретаря шведской миссии Рауля Валленберга проводить немедленно к командиру 18-го стрелкового корпуса Афонину, обеспечив его сохранность и удобство передвижения». Одновременно был наложен запрет на любую связь Валленберга с внешним миром. На донесении, направленном начальнику политотдела 7-й гвардейской армии, имеется запись: «18 -- к Афонину. Пока никуда не отпускать. Телеграмму никуда не передавать».

15 января начальник штаба 2-го Украинского фронта Матвей Захаров направил донесение в Генеральный штаб, а также в штаб 3-го Украинского фронта об обнаружении Рауля Валленберга и принятых мерах по его охране и охране его имущества.

Генеральный штаб проинформировал Наркомат иностранных дел СССР, и 16 января Деканозов сообщил в шведское посольство в Москве, что Рауль Валленберг обнаружен в осажденном Будапеште и взят под охрану советскими войсками.

В феврале советский посол в Швеции Александра Коллонтай, основываясь на сведениях, поступивших из Наркомата иностранных дел, проинформировала мать Рауля Валленберга о том, что ее сын находится в безопасности под защитой советских властей. Коллонтай еще не знала, что означал термин «защита» в интерпретации сталинских правоохранительных органов.

Валленберг был заподозрен в связях с американской, английской и немецкой разведками и поэтому оказался в руках контрразведки «Смерш». 17 января 1945 года заместитель наркома обороны СССР и член ГКО генерал армии Николай Булганин направил распоряжение командующему 2-м Украинским фронтом маршалу Малиновскому: «Обнаруженного в восточной части Будапешта по улице Бенцур Рауль Валленберг арестовать и доставить в Москву. Соответствующие указания контрразведке «Смерш» даны. Для выполнения этой задачи обеспечьте необходимые средства. Время отправки в Москву и фамилию старшего сопровождающего лица донесите». Начальнику Главного управления контрразведки (ГУКР) «Смерш» Наркомата обороны (НКО) Виктору Абакумову была направлена копия этого распоряжения. (Виктор Абакумов -- генерал-полковник, под его руководством в 1943 году было создано Главное управление контрразведки «Смерш» НКО, с 1946 года -- министр госбезопасности, в июле 1951 года был арестован, в декабре 1954 года приговорен к расстрелу. Частично реабилитирован -- сняты обвинения в измене Родине -- в 1994 году. -- В.Х.)

25 января Валленберг в сопровождении офицеров 2-го Украинского фронта был отправлен в Москву на поезде. Это «сопровождение» на деле было конвоем. 6 февраля Валленберга препроводили на Лубянку, где он и был арестован. Его оформили как военнопленного, поместили во Внутреннюю тюрьму НКГБ СССР с зачислением за ГУКР «Смерш» НКО СССР. Даже опытные следователи не смогли определить состав преступления, в совершении которого можно было бы обвинить Рауля Валленберга. Поэтому в регистрационной карточке арестованного графа «характер преступления» осталась не заполненной. 29 мая Рауль Валленберг был переведен в Лефортовскую тюрьму НКГБ (МГБ) СССР, а 1 марта 1947 года вновь помещен в Лубянскую (Внутреннюю) тюрьму, где его следы и потерялись.

Предложения по ликвидации

24 апреля 1945 года, через некоторое время после возвращения в Стокгольм всех членов шведской миссии (за исключением Рауля Валленберга), шведский посланник в СССР Стаффан Седерблом направил письмо замнаркома иностранных дел Деканозову с просьбой предпринять меры по поиску пропавшего дипломата. Наркомат иностранных дел СССР в свою очередь запросил сведения в НКГБ СССР. 8 августа пришел ответ, что Наркомат госбезопасности информацией о шведском дипломате не располагает. Это соответствовало действительности, так как Рауль Валленберг был арестантом «Смерша», относившегося к Наркомату обороны.

С апреля 1945 года по май 1947 года Швеция восемь раз в письменной и пять раз в устной форме направляла обращения по поводу Рауля Валленберга. 15 июня 1946 года Сталин лично принял Седерблома и пообещал, что дело Валленберга будет расследовано.

Тем не менее в течение почти двух лет, до начала 1947 года, в МИД шли однообразные сообщения из органов госбезопасности о том, что информацией о шведском дипломате они не располагают.

В феврале 1947 года начальник разведывательного управления Петр Федотов устно сообщил сотрудникам советского МИДа, что Рауль Валленберг находится в распоряжении МГБ СССР, обещая проинформировать Молотова, а также «внести предложения о дальнейших мерах по этому вопросу».

После почти трехмесячного обмена мнениями в МИДе 13 мая 1947 года первый замминистра иностранных дел Андрей Вышинский написал служебную записку первому заместителю председателя Совмина Вячеславу Молотову, в которой, основываясь на информации Федотова, предложил: «Поскольку дело Валленберга до настоящего времени продолжает оставаться без движения, я прошу Вас обязать тов. Абакумова представить справку по существу дела и предложения о его ликвидации». Принципиально важна резолюция Молотова на записке Вышинского: «Тов. Абакумову. Прошу доложить мне. 18.V.47 г.».

Павел Судоплатов считает, что в последних словах записки Вышинского -- «предложения по ликвидации» -- заключен зловещий смысл. (Павел Судоплатов -- генерал-лейтенант госбезопасности, участник ряда операций по ликвидации «врагов советской власти», в том числе убийства в Мексике Льва Троцкого, организатор разведывательно-диверсионной деятельности НКВД в фашистском тылу. После войны -- начальник 4-го управления МГБ. В августе 1953 года арестован и приговорен к 15 годам лишения свободы. Реабилитирован в 1992 году. -- В.Х.). Вышинский не предлагает закрыть дело (тогда была бы другая формулировка -- «прекратить дело»), а почти требует, чтобы Абакумов представил предложения об уничтожении Валленберга как нежелательного лица для советского руководства. Резолюция Молотова, заместителя главы правительства, фактически была распоряжением -- представить предложения о том, как ликвидировать Валленберга. Таковой, по утверждению Судоплатова, была обычная практика тех лет.

Архивные документы свидетельствуют, что Рауль Валленберг умер 17 июля 1947 года. Однако 18 августа того же года Вышинский информировал шведского посла: «Рауля Валленберга в Советском Союзе нет и он нам неизвестен». Сославшись на некие принятые меры по его розыску, не увенчавшиеся успехом, Вышинский выдвинул предположение, что «Валленберг во время боев в Будапеште погиб, либо стал жертвой салашистов». (Салашисты -- сторонники сменившего Хорти Ференца Салаши. -- В.Х.)

Прошло еще почти девять лет. За это время умер Сталин, были отстранены от должности, арестованы и расстреляны Абакумов и Деканозов. Но многие лица, причастные к смерти шведского дипломата или знавшие о ней «слишком много», еще оставались на высоких государственных постах. Поэтому на обращения шведской стороны представители советского руководства реагировали, не меняя тактики, -- не предоставляя никакой информации.

Весной 1956 года в ходе советско-шведских переговоров, проходивших в Москве, после того как шведская сторона предоставила новые материалы о Валленберге, в ЦК КПСС все-таки было принято решение провести проверку и выяснить обстоятельства гибели шведского дипломата.

В октябре 1956 года министр иностранных дел Дмитрий Шепилов и председатель КГБ СССР Иван Серов представили проект ответа в виде памятной записки. В представленном проекте говорилось, что «никаких документов» о пребывании Рауля Валленберга в Советском Союзе найдено не было, также отмечалось, что заключенный Валленберг не был известен советскому персоналу под настоящей фамилией. Однако из опросов было установлено, что Рауль Валленберг после ареста был доставлен в Москву по приказу Абакумова, где сидел в Лефортовской и Бутырских тюрьмах. Далее указывалось, что 17 июля 1947 года Рауль Валленберг внезапно умер; его тело кремировано. В записке особо подчеркивалось, что не соответствовавшая действительности информация на запросы МИДа давалась по приказу Абакумова, который «за совершенные им преступления, в том числе арест Рауля Валленберга, понес самое суровое наказание».

Несмотря на то что в ходе судебного процесса и следствия Абакумову не предъявлялись обвинения по делу Рауля Валленберга, такая «неточность» в глазах тех, кто готовил записку, не имела никакого значения. (В проекте ответа также неверно было указано, что Рауль Валленберг содержался в Бутырской тюрьме.) Однако проект документа не утвердило партийное руководство СССР.

Прошло еще четыре месяца, и лишь 5 февраля 1957 года президиум ЦК КПСС одобрил новый вариант ответа шведской стороне. В этом документе, получившем наименование «меморандум Громыко», советское правительство официально признало факт ареста и нахождения Валленберга в СССР после войны, а также факт его смерти 17 июля 1947 года от инфаркта миокарда во Внутренней тюрьме МГБ СССР. (Андрей Громыко с 1957 по 1985 год был министром иностранных дел СССР. -- В.Х.)

Все последующие годы ответы на официальные запросы шведов давались со ссылками на «меморандум Громыко» и адресованный бывшему министру госбезопасности Абакумову рапорт от 17 июля 1947 года начальника санитарной части Лубянской тюрьмы Смольцова о смерти Валленберга.

В рапорте Смольцова говорилось: «Известный Вам (Абакумову. -- В.Х.) заключенный Валленберг сегодня ночью в камере внезапно скончался предположительно вследствие наступившего инфаркта миокарда. В связи с имеющимся от Вас распоряжением о личном наблюдении за Валленбергом прошу указания, кому поручить вскрытие трупа на предмет установления причины смерти». Обращает на себя внимание важная деталь: в нижнем левом углу на рапорте сделана запись: «Доложено лично Министру. Приказано труп кремировать без вскрытия. 17 июля. Смольцов».

Жизнь после смерти

Несмотря на официальное заявление советских властей о смерти Рауля Валленберга, в 1960--1970-е годы появилось множество «свидетелей», якобы видевших его живым после 1947 года. Некоторые из них утверждали, что Валленберг находился в тюрьме в Советском Союзе вплоть до 1975 года. (Дополнительно проведенные уже в 1990-х годах тщательные расследования показали, что эти свидетельства не соответствуют действительности.)

В Центральном архиве КГБ СССР были обнаружены личные документы Рауля Валленберга, принадлежавшие ему предметы и деньги. Важнейшей находкой стала учетная карточка Внутренней тюрьмы НКГБ СССР, найденная в конце августа 1989 года.

В октябре 1989 года родственникам дипломата и представителям шведского «Общества Рауля Валленберга», посетившим Москву, были переданы дипломатический паспорт, портсигар, свидетельство о регистрации автомобиля, копия тюремной карточки, иностранная валюта и карманный календарь Рауля Валленберга, обнаруженные в Центральном архиве КГБ СССР.

Получив заверения от советского руководства о готовности продолжить работу, шведская сторона продолжала инициировать вопрос о «деле Валленберга». В ноябре 1989 года министр иностранных дел СССР Эдуард Шеварднадзе заверил шведского министра иностранных дел Стена Андерссона, что советские власти сделают все возможное, чтобы прояснить «дело Валленберга». 7 марта 1990 года председатель КГБ СССР Владимир Крючков на встрече с послом Швеции в Москве Эрьяном Бернером подтвердил, что Советский Союз стремится «окончательно уладить дело Рауля Валленберга», которое на протяжении многих лет осложняет советско-шведские отношения.

В 1991 году была создана совместная российско-шведская рабочая группа, в которую вошли сотрудники МИД, КГБ-ФСБ, Минобороны, МВД и Росархива, привлечены независимые отечественные и иностранные эксперты. После 18 официальных встреч 11 января 2001 года были подведены итоги совместной многолетней работы. Министерство иностранных дел Швеции опубликовало отчет шведско-российской рабочей группы. В процессе работы установлено, что ряд документов, в том числе и дело задержанного Рауля Валленберга, был уничтожен, более того, в журналах перемещения заключенных вымарывались отдельные страницы.

Важным итогом исследования архивных документов стало решение Генеральной прокуратуры Российской Федерации, в декабре 2000 года опубликовавшей сообщение: «Генеральная прокуратура России приняла решение о реабилитации шведского дипломата Рауля Валленберга и его водителя Вильмоша Лангфельдера. Соответствующее заключение Главной военной прокуратуры утвердил генеральный прокурор РФ Владимир Устинов».

Органы прокуратуры в результате изучения архивных материалов установили, что Валленберг и Лангфельдер «по решению советских внесудебных органов были необоснованно арестованы и лишены свободы по политическим мотивам как социально опасные лица без предъявления обвинения в совершении конкретного преступления». Ранее, 9 ноября 2000 года, Комиссия при президенте Российской Федерации по реабилитации жертв политических репрессий признала эти меры политической репрессией. Согласно закону Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий» от 18 октября 1991 года Рауль Густав Валленберг полностью реабилитирован.

Не вскрывать

Причина смерти Рауля Валленберга до сих пор оспаривается многими исследователями. Одни предполагают, что он не выдержал лишений и нечеловеческого обращения -- психического и физического давления, которому он, вероятно, подвергался, другие считают, что дипломат умер в результате несчастного стечения обстоятельств. Но наиболее распространенной версией является предположение о расстреле Валленберга в тюрьме.

Судоплатов предполагает, что Валленберг был убит при содействии полковника медицинской службы Григория Майрановского, работавшего с ядами для совершения политических убийств, которые затем преподносились как несчастные случаи. Косвенным подтверждением этой версии служит адресованный Сталину и Молотову документ, впервые опубликованный Дмитрием Волкогоновым, о ликвидации МГБ СССР американского гражданина Исая Оггинса, который находился в заключении с 1939 по 1947 год. В 1942--1946 годах посольство США неоднократно обращалось в НКИД СССР с просьбами передать Оггинса американским властям. Абакумов, получив санкцию Сталина и Молотова, организовал ликвидацию Оггинса, и труп его был кремирован без вскрытия. Оггинса, как считает Волкогонов, ликвидировали, чтобы он не смог рассказать правду о советских тюрьмах и лагерях. Даты смерти Оггинса и Валленберга (июль 1947 года), сходство формулировок в соответствующих документах говорят о том, что версия Судоплатова вполне реальна.

Без ответа остаются пока и другие важные вопросы: кто, когда и почему уничтожил документы по делу Рауля Валленберга?

По одной из версий, документы были уничтожены в 1947 году по приказу Абакумова, который пытался сохранить втайне от Сталина то, что случилось с Раулем Валленбергом в июле 1947 года. Это маловероятно, так как Абакумов не был самостоятельной политической фигурой и не мог действовать за спиной у Сталина. Если же исходить из того, что Сталин был в курсе дела и даже давал по нему указания, то не было никаких причин избавляться от документов. Согласно другой версии, материалы были уничтожены в 1951 году по приказу Абакумова перед его арестом. Но дело Валленберга не имело столь большого значения для Абакумова, чтобы он стал беспокоиться по этому поводу, поэтому такая версия также маловероятна.

Возможно, что эти документы были уничтожены в 1954 году когда председатель КГБ Серов по указанию Никиты Хрущева, ставшего Первым секретарем ЦК КПСС, уничтожил большое количество материалов органов госбезопасности. По версии Судоплатова, уничтожение архивных материалов началось в процессе подготовки «меморандума Громыко», в связи с тем, что Молотов и Булганин, знавшие причины ареста и ликвидации шведского дипломата, все еще занимали высокое положение.

Судьба Рауля Валленберга по-прежнему вызывает интерес у многих людей в разных странах. В архивы поступают обращения с просьбой о поиске новых материалов. Точка в истории Рауля Валленберга еще не поставлена.

Василий ХРИСТОФОРОВ,

начальник Управления регистрации и архивных фондов ФСБ России, генерал-лейтенант, доктор юридических наук, член Комиссии по реабилитации жертв политических репрессий при президенте РФ

  ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ  




реклама

  ТАКЖЕ В РУБРИКЕ  
  • //  19.01.2009
Точка в «деле Валленберга» не поставлена до сих пор
В историческом центре Будапешта, на улице Дохань стоит необычный памятник -- плакучая ива. На ее тонких металлических ветвях -- листья-пластинки с выгравированными фамилиями венгерских евреев -- жертв холокоста... >>
//  читайте тему:  Исторические версии
  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ  
Реклама