N°134
29 июля 2009
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ОБЩЕСТВО
 ЗАГРАНИЦА
 НАУКА
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
  ПОИСК  
  ПЕРСОНЫ НОМЕРА  
  • //  29.07.2009
Умер Мерс Каннингем
версия для печати
Девяностолетний старик, тихо заснувший в своей постели, был самым неизвестным в России из великих хореографов ХХ века. Американских модернистов в нашем послевоенном отечестве вообще замалчивали так, будто боялись, что они сокрушат Большой театр, но все-таки про Марту Грэм что-то народу рассказывали (в контексте борьбы женщин за свои права), Пола Тейлора упоминали (он выступал за мир во всем мире). А Каннингем, увлекавшийся чистой формой и сотрудничавший с композитором-минималистом Джоном Кейджем, выглядел настолько дико в демонстративно почитающем «классику» мире, что его имя было совершеннейшим табу. И разумеется, его труппу ни разу не приглашали на гастроли -- ни в советское время, ни после (тут она оказалась слишком неразвлекательной, слишком сложной).

Труппу эту Каннингем создал в 1953-м. До того было детство в Централии, штат Вашингтон, местная школа искусств, где он занимался степом и бальными танцами. Шесть лет работы в труппе Марты Грэм -- хореограф упорно вписывала гибкого, плавного, изящного танцовщика в свои декоративные композиции; он все морщился, предпочитая усиливать экспрессию каждого движения. В 1944-м, за год до ухода от Грэм, он впервые сочинил и показал сольную композицию; это был первый опыт сотрудничества с Кейджем.

Кейдж стал не только сотрудником, но и спутником жизни -- они были вместе вплоть до смерти Кейджа в 1992 году. И эстетику театра Каннингема разрабатывали вместе: обоим казалось, что в традиционном театре музыка и танец слишком давят друг на друга. Поэтому старались их «расцепить», сделать менее взаимозависимыми. Бывало, что Каннингем давал актерам послушать фонограмму лишь на генеральной репетиции -- до того спектакль готовился в тишине. Бывало, он тасовал фрагменты фонограммы в случайном порядке -- в результате возникали вещи и неловко-странные, и совершенно восхитительные. Собственно хореографический язык Каннингема включал в себя классическую хрупкость, модернистскую экспрессию и личные изобретения, основанные на наблюдениях природы.

Его танцовщики прятали головы под руки, как птицы, крались, как большие кошки, и по-насекомьему топорщили конечности -- и толпы народа во всем мире приходили взглянуть на эти преображения, в которых не было ничего от цирковых фокусов. Каннингем не рассказывал никаких историй -- ни впрямую (представить себе сюжетный балет в его постановке невозможно), ни скрытно. Баланчинская формула «если на сцене есть мужчина и женщина -- уже есть сюжет» в его случае не работала просто потому, что движение отдельного человека было интереснее Каннингему, чем движение людей друг к другу. А еще у него не было «главных» действующих лиц -- в разных уголках сцены одновременно шли танцы равно важные и интересные, зритель должен был выбирать, куда смотреть, и был в том свободен. При этом Каннингем, кажется, всегда достигал дзенского эффекта «сада камней» -- совсем все увидеть было невозможно, зритель учился и смирению.

Новые возможности для исследования движения открыла эпоха видео -- и Каннингем одним из первых стал использовать в работе видеокамеру. Еще больше возможностей появилось в 2000-е -- и весьма пожилой человек освоил новые технологии, стал сочинять танцы на компьютере. Он поставил более двухсот спектаклей; сейчас осиротевшая труппа держит в репертуаре около десяти -- от ранней «Сюиты для пятерых» (1955) до eyeSpace (2007). От маленькой компании единомышленников, колесившей по штатам в автобусе, за рулем которого сидел Кейдж, где постоянным художником-оформителем был Роберт Раушенберг, -- к всемирной славе, постановкам в Парижской опере (Un Jour ou Deux, 1973, Points in Space, 1990) и New York City Ballet, American Ballet Theatre и множестве других театров. Офицер ордена Почетного легиона, лауреат премии Лоренса Оливье и двух десятков других премий, объект почтительного и восхищенного внимания Михаила Барышникова (в январе этого года в Москве была выставка фотографий знаменитого танцовщика Merce My Way, бегавшего с камерой на репетициях Каннингема и пытавшегося понять, из чего возникает этот танец). Человек, фамилия которого ничего не говорит 99% любителей танца в России. Но это не его беда и проблема.
Анна ГОРДЕЕВА




реклама

  ТАКЖЕ В РУБРИКЕ  
  • //  29.07.2009
Новое здание театра построят к концу 2010 года
Надземную часть второй сцены Мариинского театра в Санкт-Петербурге будет строить компания, реализовавшая решение подземной части, -- КБ высотных и подземных сооружений (ВиПС). Эта компания представила на конкурс архитектурный проект канадского бюро Diamond & Schmitt Architects... >>
  • //  29.07.2009
Наталия Солженицына готовит книгу для школьников
Меньше чем через неделю Россия будет отмечать печальную годовщину -- 3 августа 2008 года ушел из жизни великий русский писатель, лауреат Нобелевской премии по литературе Александр Исаевич Солженицын... >>
  • //  29.07.2009
Состоялся фестиваль «Архстояние-2009»
Фестиваль «Архстояние» проходит уже несколько лет. В нынешнем году форум состоялся при поддержке Фонда Форда, Ассоциации менеджеров культуры и Typo Graphic Design. «Архстояние» -- единственный фестиваль, посвященный малоизвестному в России жанру ландшафтного искусства, ленд-арт... >>
//  читайте тему:  Архитектура
  • //  29.07.2009
Teatro a Corte завершил свою программу
Туринский фестиваль Teatro a Corte придуман для того, чтобы «поженить» старинную архитектуру замков и садов Савойской династии с современным искусством и тем самым заново актуализировать ценнейшие туристические объекты Пьемонта... >>
//  читайте тему:  Театр
  • //  29.07.2009
Девяностолетний старик, тихо заснувший в своей постели, был самым неизвестным в России из великих хореографов ХХ века... >>
//  читайте тему:  Танец
  • //  29.07.2009
Смотрите с 30 июля на экранах Москвы
«Приколисты» (США, 2009, Джадд Апатов). Новая работа главного на сегодня американского комедиографа, «Джона Хьюза нулевых», Апатова («Сорокалетний девственник», «Немножко беременна», «Суперперцы»), исправного, но в самое последнее время начавшего сбоить поставщика вполне тинейджерских комедий для тридцати-с-чем-то-летних... >>
//  читайте тему:  Кино
  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ  
Реклама