N°221
28 ноября 2008
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ОБЩЕСТВО
 ПРОИСШЕСТВИЯ
 ЗАГРАНИЦА
 ТЕЛЕВИДЕНИЕ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
  ПОИСК  
  ПЕРСОНЫ НОМЕРА  
  • //  28.11.2008
Бодрый дух
О «Книжках на вырост» и обновившейся сентиментальности

версия для печати
Одна из детских серий издательства «ОГИ» называется «Книжки на вырост»: вероятно, это означает, что их можно будет перечитывать и повзрослев. Так ли это, неизвестно, но школьникам лет до двенадцати они вполне подойдут. Книжки эти отчетливо сентиментальны, но, приглядевшись к ним повнимательнее, понимаешь, что сама сентиментальность стала сегодня другой. Вспомните маленького лорда Фаунтлероя, Полианну или Маленькую принцессу -- они с неизменной кротостью и смиренной доброжелательностью переносили несправедливые нападки взрослых, зато к концу повествования именно этой кротостью и добивались всеобщей любви. А если и не добивались, то появлялся deus ex machina -- добрый незнакомец, избавлявший ребенка от печалей и бед.

Среди недавних книг ОГИ есть повесть, написанная почти в фаунтлероевской традиции, -- это «Письма о любви от 0 до 10» Сюзи Моргенштерн. Она во многом напоминает историю Маленькой принцессы и подобных ей персонажей: необыкновенно красивый мальчик Эрнест, чья мать умерла при родах, а отец тогда же пропал без вести, растет у бабушки, которая никогда не улыбается и все время вспоминает «своих мертвецов». Эрнест ничего не знает о жизни, никогда не видел ни телевизора, ни телефона, никогда не ел пирожных и не играл с другими детьми. Но неожиданно в класс приходит новенькая -- Виктория (зовут ее так, потому что она родилась после двенадцати мальчиков и стала «победой» для родителей, которым удалось родить девочку с тринадцатого раза). Виктория заявляет на Эрнеста свои права, сообщает, что скоро они поженятся, и ни на секунду не позволяет ему жить прежней спокойной жизнью. «Письма» точно соответствуют классическому канону сентиментальной детской повести, хоть и с современными реалиями. Первая часть книги, где описывается интровертивная жизнь Эрнеста, даже деталями тяготеет к романам XIX века -- мальчик ходит в костюме, напоминающем одежду воспитанника английского пансиона, жизнь его подчинена строжайшему расписанию, а единственное современное, что есть в доме, -- косметика кухарки Жермены. С появлением Виктории рассказ постепенно перетекает из XIX века в XX. Жизнь Эрнеста меняется, бабушка начинает улыбаться и покупает телефон, а вскоре появляется и приехавший из Америки отец, который привозит сыну целый мешок писем: оказывается, он писал их каждый день с самого рождения Эрнеста.

Конечно, Эрнест по своей пассивности почти Маленькая принцесса, зато герои вроде его подруги Виктории, заводной, как Пеппи Длинныйчулок, в подобных повестях все чаще занимают главные позиции, и сентиментальный рассказ приобретает неожиданно бодрый дух.

Выпущенная только что в той же серии повесть австралийца Морриса Глейцмана «Болтушка» принадлежит этой разновидности жанра. Ее героиня -- немая девочка Ровена (или Ро) переезжает в новый дом и идет учиться в новую (обычную) школу, поскольку прежнюю (специальную) расформировали. Немота Ровены может стать поводом для издевательств одноклассника Деррина или лицемерной жалости членов молодежного движения «Добровольцы на службе общества», однако Ро не жертва, а сорванец. И главное неудобство ей доставляет не немота, а отец -- жизнерадостный и громогласный фермер, любитель музыки кантри, ярких атласных рубашек и пряжек с улыбающимися скелетами на «Харлеях». Вскоре Ровену весь город начинает жалеть не за немоту, а за «сумасшедшего папашу». И сама Ро начинает его стыдиться до того, что, потратив все свои сбережения, заставляет пилота во время школьного праздника написать на небе: «Не выпендривайся, папа!» Отец, подавленный и расстроенный, исчезает, а потом его находят прячущимся в школьном шкафу, зато одетого в деловой костюм, купленный у его злейшего в этом городе врага. В итоге девочка решает, что «яркие атласные рубашки в смысле покроя куда лучше приспособлены для объятий, чем деловые пиджаки».

Ровене не приходится с кроткой улыбкой побеждать свой недуг, как делала Полианна из романа Элинор Портер. Она боец и «оторва», чем-то похожая на Мадикен из одноименной повести Астрид Линдгрен. Сочетание недуга (который, окажись он основным мотивом, сделал бы повесть просто жалостливой) и деятельной непоседливости Ровены (этот мотив мог бы стать основой приключенческой истории) и создает феномен бодрой сентиментальности. Да, у героини есть неразрешимые проблемы, однако жалеть ее некогда (да и не нужно), когда есть столько вещей, которые еще можно изменить.

Поскольку писать о неизлечимых недугах или врожденных дефектах кажется еще немного рискованным, то все проблемы персонажей в принципе разрешимы. У героя переизданной в этом году повести Валерия Воскобойникова «Все будет в порядке» -- десятилетнего Володи нет папы: он живет только с мамой, которая тоже совсем не идеальна -- бегает по митингам, то и дело попадает в кутузку, из-за чего Володе приходится ужинать с соседями. Но у мальчика и без этого полно забот: старший друг Анатолий безответно влюблен в кокетку Зину, а одноклассника Шурку, математического гения, новая учительница не признает и хочет отправить в школу для умственно отсталых. Кроме того, скинхедски настроенные хулиганы задумали этого же Шурку отметелить, поскольку он очевидно нерусский...

Тут западная модель бодрой сентиментальности теряется в деталях, позаимствованных из пионерской литературы: Володя постоянно держит в голове не только собственные проблемы, но и злосчастья всех своих товарищей, старается всем помогать, а под занавес, защищая Шурку Абуалиева, в одиночку бросается на шайку скинхедов. Но что бы с Володей ни происходило, читателю и в голову не приходит его жалеть, как мог бы он пожалеть Фаунтлероя. И понятно: безотцовщина Володя -- «герой деятельного добра», просто деятельный герой. В конце концов у Тома Сойера тоже была одна только тетушка Полли.
Катя РАБЕЙ
//  читайте тему  //  Круг чтения



реклама

  ТАКЖЕ В РУБРИКЕ  
  • //  28.11.2008
«Троил и Крессида» Римаса Туминаса в Вахтанговском театре
Сразу после премьеры критики писали о постановке «Троила и Крессиды» у вахтанговцев статьи одновременно растерянные и восторженные... >>
//  читайте тему:  Театр
  • //  28.11.2008
Фестиваль «Московская осень» справляет юбилей
По случаю двойного юбилея (30 лет со дня учреждения и 15 -- в международном статусе) вход на все концерты фестиваля современной музыки «Московская осень» (их более 200 на разных площадках) свободный. Кроме того, Союз московских композиторов выпустил памятную золотую медаль, которой удостоились 46 человек... >>
//  читайте тему:  Музыка
  • //  28.11.2008
В Московском музее современного искусства экспонируются работы Оксаны Мась
В Московском музее современного искусства открыта выставка одесской художницы Оксаны Мась, организованная совместно с Айдан-галереей. Называется она MAS, что не случайно. Как не случайно и сотрудничество артинституций -- благодаря персональной выставке в Айдан-галерее (2004) имя украинского автора стало известно в Москве... >>
//  читайте тему:  Выставки
  • //  28.11.2008
О «Книжках на вырост» и обновившейся сентиментальности
Одна из детских серий издательства «ОГИ» называется «Книжки на вырост»: вероятно, это означает, что их можно будет перечитывать и повзрослев. Так ли это, неизвестно, но школьникам лет до двенадцати они вполне подойдут... >>
//  читайте тему:  Круг чтения
  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ  
Реклама