N°84
18 мая 2007
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ОБЩЕСТВО
 ПРОИСШЕСТВИЯ
 ЗАГРАНИЦА
 ТЕЛЕВИДЕНИЕ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
  ПОИСК  
  ПЕРСОНЫ НОМЕРА  
  • //  18.05.2007
Верховный комиссар РФ
Возможна ли в России демократическая модель диктатуры

Понятие суверенная демократия в России возникло в тот момент, когда наше общество вплотную подошло к необходимости решения вопроса преемственности сложившегося курса, который был обозначен и проявлен в период управления страной Владимиром Путиным. От содержательного наполнения этой формулы зависит будущее страны. Она же призвана решить главную для власти проблему-2008 -- проблему сохранения преемственности.

Существует крайне высокий уровень легитимности, выраженный в поддержке населением того курса, который реализуют президент и нынешняя национальная администрация. Но здесь мы упираемся в проблему легальности -- как законодательно сохранить и продлить нынешний политический курс, общие контуры которого сложились из необходимости восстановления полноценного суверенитета и сохранения завоеванной ценой разрушения СССР демократии, без которой сегодня никто уже не мыслит своего существования.

Дабы сразу отмести обвинения в нецивилизованных методах, свойственных российскому «дремучему» политическому сознанию, обратимся за разрешением сложившейся тупиковой комбинации к трудам известного германского юриста Карла Шмитта, который, разбирая вопрос популярности того или иного политического деятеля в народе и проблемы его правовой легализации, юридически описывает такой исторически существовавший европейский правовой институт власти, как диктатура. В своих трудах Шмитт утверждает, ссылаясь на традиционные европейские юридические формы: «Диктатура -- есть мудрое изобретение Римской республики. Диктатор -- должность введенная, чтобы в дни опасности имелась сильная верховная власть».

Именно о сильной верховной власти грезит сегодня наш многонациональный народ -- носитель суверенитета, согласно Конституции, т.е. суверен. И именно сильная власть является гарантом консенсуса нынешних элит. В Римской республике диктатор избирался в «условиях жесточайшей нужды», каковой для нас сегодня и является сохранение преемства.

Но здесь мы натыкаемся на такое препятствие, как неприятие самого термина «диктатура» на уровне общественного сознания. Здесь любой, кто бы ни начал всерьез говорить о введении данного европейского правового института власти, неизбежно столкнется с массой упреков -- прежде всего в том, что это понятие противоречит нормам демократии. Ведь если с суверенитетом при установлении диктатуры все понятно, для сохранения суверенитета она и вводится, то где же здесь демократия?

Ответ на этот упрек, как ни странно, мы также находим в европейском традиционном праве, причем у такого довольно резкого «политолога», как Николо Макиавелли, который утверждал, что «Диктатор не тиран, а диктатура -- вовсе не форма абсолютного господства, а присущее только республиканскому уложению средство защитить свободу», в нашем случае суверенитет, одно из составляющих термина «суверенная демократия».

Таким образом, диктатура в чистом виде, без каких либо искусственных исторических примесей, изначально вовсе не направлена на то, чтобы тиранить население, а напротив, призвана защитить его коллективную свободу -- суверенитет.

Но наиболее полно демократическую сущность института диктатуры раскрывает автор самого понятия "суверенитет", французский правовед, политик и философ Жан Боден, который в своих исследованиях установил, что традиционно в европейском праве «Диктатор только имел комиссионное поручение -- на разрешение таких проблем государства, как то: война, подавление восстания, реформирование государства или задача по-новому организовать государственное управление». Именно эта цель -- по-новому организовать государственное управление, изъеденное коррупцией, -- стояла все последние годы перед национальной администрацией. И именно задача реформирования государства -- реализация национальных проектов, повышение социального благосостояния населения, борьба с бедностью и т.д. -- до сих пор стоит перед Владимиром Путиным.

Далее, развивая мысль о диктатуре как о демократическом правовом институте, Карл Шмитт утверждает: «Диктатор -- это всегда пусть и экстраординарный, но все же конституционный государственный орган республики». В отличие, допустим, от монарха, который сам является сувереном и может воспроизводить любые законы, тут же их реализуя, диктатор, хотя и имеет особые полномочия, делегированные ему сувереном, в нашем случае многонациональным народом России, все же действует в рамках правовой системы государства.

«Диктатор не может менять существующие законы, не может отменить конституцию или изменить организацию власти, не может он и издавать новые законы», -- констатирует Шмитт, ссылаясь на работы Макиавелли, который в свою очередь главной задачей правовой системы считает необходимость «облечь диктатуру конституционными гарантиями». Хотя Шмитт и указывает на то, что диктатор может принимать решения самолично, но все эти полномочия следует отличать от законодательной деятельности, ибо диктатор всего лишь исполнитель.

Таким образом, диктатор выполняет лишь поставленную перед ним сверхзадачу, в то время как остальные органы власти государства продолжают действовать в рамках своих конституционных задач, чиновники выполняют свои технические функции, законодатели создают и принимают законы. Шмитт по этому поводу замечает: «В рамках исполнительной власти все исполнительные органы должны быть безусловно подчинены интересу технически выверенного хода событий», однако тут же добавляет, что чиновники всего лишь поддерживают жизнедеятельность так называемого «служебного государства», и их абсолютный техницизм ведет к безразличию в отношении дальнейшей политической цели. Диктатор же работает именно на реализацию цели, это, в терминологии Шмитта, «комиссар действия», он одержим действием и поставленной перед ним задачей. Поэтому, когда речь идет о каком-либо крайнем случае, он может ради достижения конечной цели местами выйти за формальные рамки закона.

Исследуя традиционных европейских правоведов, мы обнаруживаем довольно интересный вывод о том, что демонизированный в современном обществе институт диктатора совершенно не противоречит демократическим конституционным формам функционирования «республики», которые сложились в нынешней системе российского «буржуазного национализма», и при этом вполне может существовать параллельно действующей правовой системе. А возникает институт диктатора для решения сверхзадач -- для реформирования государства или для ответа на те вызовы, с которыми сталкивается сегодня современная Россия, но с которыми не в силах справиться действующая чиновничья модель: удвоение ВВП, социальное благополучие, создание инновационной экономики, модернизация институтов демократии. И здесь, на наш взгляд, мы приходим к совершенной непротиворечивости возникновения института диктатора в современных условиях.

Если приложить диктатуру к сегодняшней ситуации, то расклад институтов власти получается такой.

В России конституционно обозначен суверен -- источник власти -- многонациональный народ России, который вправе делегировать часть своего суверенитета институтам управления государства, в том числе и диктатору, с постановкой соответствующих сверхзадач.

Существует парламент, который выполняет законотворческую деятельность (поскольку диктатор не имеет таких полномочий), а также является представительным органом народа.

Остается фигура президента, избранного народом, который выполняет техническую функцию, обеспечивает исполнение законов, созданных парламентом, и следит за соблюдением конституции, правовой основы «служебного государства».

И ко всему этому добавляется фигура диктатора, который получает напрямую от суверена -- многонационального народа -- сверхзадание, одержим этим сверхзаданием и, опираясь на легитимность и суверенитет, также полученные от народа, выполняет поставленную сверхзадачу. Параллельно оживляя спящее чиновничье пространство, которое неповоротливо и неспеша, продолжает функционировать, выполняя служебные функции государства. Действует диктатор, опираясь на европейскую модель института комиссаров, которые в свою очередь являются исполнителями уже его воли и действуют от его имени.

Таким образом, на наш взгляд, введение института диктатора позволяет реализовать сложные задачи, сохранить суверенитет и вместе с тем не нарушить демократические устои -- народную легитимность, парламентаризм, конституцию, выборное президентство, все то, сохранению чего как раз и способствует введение понятия "суверенная демократия". Такая демократия в идеале обеспечивает должную роль суверенитету и гарантирует сохранение демократических подходов. При этом важно охранить легальность процесса, которая состоит из трех частей: неприкосновенности конституции -- основы сохранения политической стабильности, ставшей одной из главных заслуг Владимира Путина; из проведения выборов нового президента «служебного государства» и из легитимной процедуры введения института диктатора. Юридически обеспечить этот процесс можно, например, выдвижением кандидатуры парламентом -- представительным органом народа, обеспечивающим легитимность и свою поддержку кандидатуры диктатора, и утверждение его Общественной палатой -- представительным органом, выражающим консенсус элит. Эти же структуры -- парламент и Общественная палата -- формулируют задание. Ну а для того, чтобы не пугать западное общественное мнение понятием «диктатор», можно заменить его другим, более «европейским названием», например, "верховный комиссар".
Валерий КОРОВИН, лидер Евразийского союза молодежи


реклама

  ТАКЖЕ В РУБРИКЕ  
  • //  18.05.2007
Сегодня лидеры России и Евросоюза проведут переговоры в "Волжском утесе"
Санаторий «Надежда», принадлежащий ОАО «Тольяттиазот», занял четвертое место в рейтинге санаториев России в 2006 году. Об этом с гордостью говорится в рекламном буклете... >>
//  читайте тему:  Россия и Евросоюз
  • //  18.05.2007
Жители Калининградской области рискуют лишиться бесплатных виз в Польшу и Литву
На саммите Россия--ЕС может быть принято важное для жителей Калининградской области решение. РФ и ЕС должны обменяться ратификационными грамотами, означающими вступление с 1 июня в силу Соглашения об упрощении выдачи виз гражданам Российской Федерации и Европейского союза... >>
//  читайте тему:  Россия и Евросоюз
  • //  18.05.2007
Кирилл Каллиников
Председатель КС обвинил Михаила Барщевского в увлечении политикой и прогулах
Довольно жесткая критика оглашенного в среду вердикта Конституционного суда, по сути, настаивающего на возрождении практики доследования в уголовном процессе, похоже, заставила сильно понервничать председателя КС Валерия Зорькина... >>
//  читайте тему:  Судебная система России
  • //  18.05.2007
Судьи рассмотрят правила начисления трудового стажа
Конституционный суд попросили обратить внимание на тонкости взаимоотношений между работниками и работодателями. Вчера КС начал проверку соответствия Основному закону положений закона «О трудовых пенсиях в РФ», регламентирующих механизм уплаты страховых взносов... >>
//  читайте тему:  Судебная система России
  • //  18.05.2007
Роман Мухаметжанов
Александр Починок наконец вернулся в Москву - в качестве сенатора
Бывший заместитель полномочного представителя президента в Южном федеральном округе, до этого возглавлявший два федеральных министерства, Александр Починок наконец назначен представителем Краснодарского края в Совете Федерации от краевой администрации... >>
  • //  18.05.2007
AP
Чечня снова хочет увеличить президентский срок
Председатель нижней палаты парламента Чечни Дукваха Абдурахманов поддержал вчера идею, высказанную накануне омбудсменом республики Нурди Нухажиевым... >>
//  читайте тему:  Ситуация в Чечне
  • //  18.05.2007
Калининградское правительство придумало, как оценивать работу руководителей муниципалитетов
В Калининградской области местным главам региональное правительство будет ставить оценки. Нет, муниципальных чиновников не посадят за парты. Раз в год областной кабинет министров станет решать, кто работал плохо, а кто хорошо... >>
  • //  18.05.2007
Возможна ли в России демократическая модель диктатуры
Понятие суверенная демократия в России возникло в тот момент, когда наше общество вплотную подошло к необходимости решения вопроса преемственности сложившегося курса, который был обозначен и проявлен в период управления страной Владимиром Путиным... >>
  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ  
Реклама