N°53
29 марта 2006
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ОБЩЕСТВО
 ЗАГРАНИЦА
 КРУПНЫМ ПЛАНОМ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
 ВРЕМЯ БАНКОВ
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
  ПОИСК  
  ПЕРСОНЫ НОМЕРА  
  • //  29.03.2006
Наталья Разина
Искать и не сдаваться
К финалу фестиваль продемонстрировал многообразие артистических путей

версия для печати
Фестиваль, как известно, отличается от обычного течения репертуара тем, что на нем произведения не просто соседствуют, но образуют некую новую драматургию, сопряжение смыслов. Мне выпало обозревать три последних вечера: поглядим, как корреспондировали друг с другом бенефис Фаруха Рузиматова, «Лебединое озеро» с Ульяной Лопаткиной и Жозе Мартинезом из Opйra de Paris и гала-концерт.

В бенефис вместо прежде объявленного «Блудного сына» давали «Шехеразаду» -- по случаю приезда из Москвы экс-мариинской балерины Светланы Захаровой. Каковая замена оказалась явно на пользу герою вечера. Стиль Фаруха Рузиматова давно сформировался, отшлифовался и застыл, так что следует судить не о том, что он танцует лучше, -- он все танцует одинаково, а какой текст больше годится к этому стилю. Ориентально-декадентский балет Фокина на томно-пряную музыку Римского-Корсакова, несомненно, подходит ему больше, чем ироничный, острый Прокофьев и прямо-таки ехидный Баланчин. Их «Блудный сын» -- славная смешная история про то, как простоватого провинциального парня хитрая девица-вамп обобрала в притоне, но Рузиматов там изображает то же, что и везде: романтического героя с псевдотрагическим выражением, навеки приклеившимся к прекрасному, никогда не улыбающемуся лицу. Таков и Золотой раб в «Шахерезаде», но здесь хотя бы сюжет подходящий: запретная страсть, убийство, самоубийство, все такое... Между прочим, Раб (вопреки эскизам Бакста -- даром что они хранятся как раз в Петербурге, в Театральной библиотеке) оказался и впрямь золотым, то есть с позолоченным торсом -- вероятно, народный артист и потеет золотом.

Казалось бы, сам жанр бенефиса провоцирует продемонстрировать разнообразие возможностей, показать себя на себя непохожим. Но Фарух Рузиматов принадлежит к тому типу артистов, которые на определенном этапе карьеры начинают заботиться исключительно о том, чтобы ни на миллиметр не обмануть ожиданий преданных поклонников. Их единственное послание, несущееся со сцены, -- «да, это я, каким вы меня знаете и любите». Если даже девизом начала их пути и было «Бороться и искать», то с середины и под конец -- «Найти и не отдавать». Сейчас, когда Рузиматову за 40, он танцует «Павану мавра» (вместе с 53-летним Шарлем Жюдом), поскольку танцевать там нечего, хореография Хосе Лимона пешеходная. Но, как показала Майя Плисецкая в «Аве Майя», в дальнейшем можно даже и не ходить, а просто махать веерами -- надо думать, этот номер Бежара г-ну Рузиматову окажется очень по рукам.

На следующий вечер и в Ульяне Лопаткиной промелькнули признаки той же стратегии: воспроизводства собственного мифа. Ее совершенство -- при ней, но художественным откровением, как бывало, этот спектакль не стал. Разве что в лебединой картине местами (особенно в диагонали туров) вдруг появился какой-то темный восторг -- будто балерина догадалась, что Одиллия не «двойник» Одетты, а она сама и есть, что это женщина-оборотень, вроде Кундри в «Парсифале», и что нежная лебедь с ужасом осознает в себе демона, в которого обречена на время превратиться.

А в гала была совсем другая Лопаткина -- она танцевала премьеру номера Ханса ван Манена. Номер этот поставлен лет двадцать назад на музыку популярных Trois Gnossiennes Сати, а нынче Махар Вазиев, заведующий Мариинской балетной труппой, показал его запись Ульяне, та согласилась и, как она сама сказала, «театр выписал мне командировку в Амстердам». И вот танцует дома. Танцует (вместе с Ильей Кузнецовым) отменно. Ван Манен (как затем и многие его последователи) инкрустирует в неоклассический текст всякие бытовые корявости, а в приложении к Лопаткиной, к ее бесконечным рукам и ногам эта хореография смотрится царапающе-современно. Когда, к примеру, гармоничный ясный арабеск резко сламывается поворотом стопы под прямым углом -- в этом у балерины вдруг проскальзывает что-то ренатолитвиновское.

Вообще же нарядная программа гала-концерта была притом и вполне концептуальна. Чтобы получить любимое сладкое -- фуэте (в Pas de trois из нуреевского «Лебединого», которое чисто и холодно станцевали артисты Парижской оперы, и Grand pas из местного «Дон Кихота» с замечательной, тугой, как наливное яблочко, Олесей Новиковой), зрителям пришлось поработать. Повторили номер «В сторону «Лебедя» Алексея Мирошниченко из фестивальной программы «Новые имена» (рецензию на него см. в номере от 23 марта) и Concerto Grosso (Гендель) Аллы Сигаловой, поставленный для бенефиса Игоря Зеленского. Плюс Ван Манен и адажио из «Золушки» Алексея Ратманского. Новые сочинения как основа гала-концерта -- смелый шаг. И правильный. Если публику не учить, она так дурой и помрет. Когда в третьем отделении вечера Рузиматова вышел танцовщик фламенко и стал, стоя на столе, выбивать каблуками ритм -- зал буквально взвыл, засвистел и затопал. Переживание голого ритма -- физиологическое, а не художественное, потому оно доступно всем. Как доступны фуэте и туры по кругу. Зато соседство Сигаловой с Мирошниченко -- и Ратманского интеллектуально содержательно. Первые лишены способности сочинять танцы и мыслить пластическими образами, второй -- наделен. И у них все необязательно, а у него -- все необходимо. Но не будь тьмы, откуда б мы знали, где свет? Артистам же танцевать новое в любом случае полезно. Как писала Каролина Павлова, «кто тщетно ищет, не беднее того, быть может, кто нашел».
Дмитрий ЦИЛИКИН, Санкт-Петербург
//  читайте тему  //  Танец


  КРУПНЫМ ПЛАНОМ  
  • //  29.03.2006
Владимир Луповской
Маска Вестриса
Этот фестиваль -- последний перед реконструкцией Мариинского театра. Неизвестно, где пройдет следующий и будет ли он вообще, по крайней мере до введения в строй нового здания. В ожидании перемен темами Мариинского феста стали готовность к новому и верность себе... >>
//  читайте тему:  Танец
  • //  29.03.2006
Владимир Луповской
Бенефис Зеленского -- две баланчинские вещи, в которых он появляется регулярно («Аполлон» и «Бриллианты»), и меж ними -- одноактовка Concerto grosso, сочиненная Аллой Сигаловой... >>
//  читайте тему:  Танец
  • //  29.03.2006
Наталья Разина
К финалу фестиваль продемонстрировал многообразие артистических путей
Фестиваль, как известно, отличается от обычного течения репертуара тем, что на нем произведения не просто соседствуют, но образуют некую новую драматургию, сопряжение смыслов... >>
//  читайте тему:  Танец
  • //  29.03.2006
Екатерина Беляева
Жозе Мартинез, 37-летняя этуаль Opera de Paris, учился в школе Розеллы Хайтауэр и лишь год шлифовал свой танец в школе Парижской оперы. Тем не менее теперь он образцовый «классик» и сам ставит спектакли для учеников школы Парижской оперы... >>
//  читайте тему:  Танец
реклама

  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ