N°233
18 декабря 2006
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ОБЩЕСТВО
 ЗАГРАНИЦА
 КРУПНЫМ ПЛАНОМ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
  ПОИСК  
  ПЕРСОНЫ НОМЕРА  
  • //  18.12.2006
Элементарный инстинкт
Обладатель Гран-при Каннского фестиваля -- фильм «Фландрия» в российском прокате

версия для печати
Вы представляете себе осень в колхозе? Поля опустели, листья облетели, раскисшая земля липнет к ногам, плуг переворачивает пласты земли с пожухлыми стеблями... Эта бельгийская деревня очень похожа на российскую глубинку, так что все узнаваемо и реалистично. Парни уходят на войну -- по контракту, ради заработка, вроде бы ненадолго. Девки их ждут, впадая от тоски в странные психозы...

Впрочем, если быть внимательным, то странности начинаются гораздо раньше. «Фландрия» Брюно Дюмона, одного из самых модных фестивальных режиссеров, обладателя двух каннских Гран-при (одного именно за «Фландрию»), только поначалу напоминает документальное кино. Потом становится понятно, что правдоподобие изображения, которое можно принять за фиксацию реальности, на самом деле вовсе не то, чем кажется. Мир, созданный на этот раз исследователем человеческой природы, философом и экспериментатором Брюно Дюмоном, вовсе не тождествен настоящему. В нем ставится очередной эксперимент над человеком и человечностью, то есть продолжается серия опытов, начатая «Жизнью Иисуса», продолженная «Человечностью» и «29 пальмами». На этот раз объект исследования -- человек натуральный. То есть крестьянин, фермер, пейзанин, тот, кто живет на земле, возится с навозом, кормит скот и пашет, и сеет. Это очень важно, ибо натура такого человека ближе всего к природе даже в якобы цивилизованной европейской стране. Но вот такого «дикаря», наивного и бессловесного, не рефлектирующего лукаво, автор фильма переносит в дикую пустыню, туда, где нет иных следов цивилизации, кроме туземных хижин и танков с вертолетами. Взвод бывших односельчан, а ныне спецназовцев, крутится в непонятно кем и как заселенном пространстве, где ниоткуда появляются некие враги, столь же условные, сколь и неизвестные. Когда герои впервые попадают под обстрел, после которого от их командира остается кучка тряпок, перемешанных с костями, они еще способны на гуманность и лишь избивают стрелявших по ним детей. Но уже следующего вероятного противника -- женщину -- они избивают и насилуют. А затем сами превращаются в жертв, и уже каждый отвечает за себя, и никаких чувств, кроме желания уцелеть, у них не остается.

Фильм называли «антивоенной драмой», и кажется, именно за это дали в Каннах этого года Гран-при. К тому же после «29 пальм», возмутивших Венецианский фестиваль, «Фландрию» с ее вполне безобидным натурализмом легко принять за простую историю про простых людей. Всего один раз девушка снимает в кадре трусы, да голые ноги насилуемой аборигенки болтаются в воздухе...

Но никакая это не антивоенная, а уж скорее античеловеческая драма, поскольку интересует автора -- и вместе с ним должно бы интересовать и публику -- совсем не медленное озверение мирных парней, поставленных обществом в ненормальные для человека условия, а естественные первичные инстинкты... Именно ради изучения этих элементарных частиц он готов изнурять зрителя долгими планами, созерцанием молчащих или обменивающихся короткими фразами героев, ради них переносит своих пахарей в пустыню, где в них стреляют и где стреляют они... Там, где нет условностей культуры, заслоняющих суть, есть секс, есть насилие и есть смерть. Смерть -- вторична, она лишь стимул для жизни. Те, кто выжил, те и правы, тем и принадлежит любовь как высшая ценность, любовь безличная и бесплодная, подобно земле требующая семени, но будучи оплодотворенной, ничего не рождающая.

Дюмон не только философ (он действительно закончил философский факультет), он еще и рекламщик, до своего большого кинематографического дебюта в 1997 году снимавший своего рода рекламные ролики для больших компаний. Поэтому «Фландрия», как и остальные его картины, -- очень красивое кино. Что называется, фактурное. Но, как и хороший дизайн, превращающий новое здание в старинное искусственными потертостями и канелюрами, его очень правдоподобный фильм все-таки оставляет ощущение легкого надувательства.
Алена СОЛНЦЕВА
//  читайте тему  //  Кино


реклама

  ТАКЖЕ В РУБРИКЕ  
  • //  18.12.2006
Обладатель Гран-при Каннского фестиваля -- фильм «Фландрия» в российском прокате
Вы представляете себе осень в колхозе? Поля опустели, листья облетели, раскисшая земля липнет к ногам, плуг переворачивает пласты земли с пожухлыми стеблями... Эта бельгийская деревня очень похожа на российскую глубинку, так что все узнаваемо и реалистично... >>
//  читайте тему:  Кино
  • //  18.12.2006
Экзистенциальная драма французского режиссера Брюно Дюмона «Фландрия» выходит в московский прокат ничтожным количеством экранов... >>
  • //  18.12.2006
В Москве прошли гастроли латвийского балета
Рижский балет никогда не был провинциальным: «столичность» театра определяет школа, а в местной школе учились Михаил Барышников и Марис Лиепа, Александр Годунов и Эгле Шпокайте... >>
//  читайте тему:  Танец
  • //  18.12.2006
СЕРГЕЙ ХАЧАТУРОВ
Виктор Пивоваров в Московском музее современного искусства
В рамках программы «Москва актуальная» Елена Селина, Ольга Лопухова представили новый проект: огромную выставку последних работ Виктора Пивоварова под экстравагантным названием «Едоки Лимонов»... >>
//  читайте тему:  Выставки
  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ  
Реклама