N°178
24 сентября 2003
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ЗАГРАНИЦА
 КРУПНЫМ ПЛАНОМ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     
  ПОИСК  
  ПЕРСОНЫ НОМЕРА  
  • //  24.09.2003
«Для развития Соловков необходим не просто диалог, а «совместное делание»
версия для печати
Исполнительный директор Международного благотворительного фонда имени Дмитрия Лихачева Александр КОБАК -- один из тех, кто сегодня пытается урегулировать конфликт между правозащитниками, работниками музея и священнослужителями на Соловках. О том, как происходит диалог между сторонами, и о сохранении всего наследия архипелага г-н Кобак рассказывает в интервью нашему корреспонденту Зинаиде КУРБАТОВОЙ.

-- Александр Валерьевич, известно, что Фонд Лихачева был инициатором международного симпозиума «Соловки: взгляд в будущее», который проходил на Соловках в мае 2003 года. Обсуждались ли там вопросы конфронтации музея и монастыря?

-- На симпозиуме собрались высококлассные специалисты из разных стран, с диаметрально противоположными подчас взглядами. Сначала я был поражен тому, настолько кипели страсти. Ученые, представители областной администрации и Русской православной церкви старались доказать, что только их точка зрения является единственно верной. Постепенно было нащупано "пространство диалога", и под конец все дружно работали над общим меморандумом симпозиума. Я считаю, что для развития Соловков необходим не просто диалог, а "совместное делание". Монастырь, музей, местная администрация могут выйти из длительной конфронтации. При этом ни одна из сторон не может и не должна "победить" остальных. Впрочем, не только три эти "силы" решают судьбу Соловков. Есть множество людей в России и за ее пределами -- от православных паломников до тех, кто хранит память о жертвах политических репрессий, -- для кого Соловки не являются чужим местом.

-- Однако похоже, что сейчас на Соловках ни музей, ни монастырь не заинтересованы в том, что бы сохранить следы СЛОНа.

-- Ну здесь вы не совсем правы. На симпозиуме много говорилось о том, кто и как должен хранить память об этом периоде. Мне кажется, что в первую очередь это должен быть музей, действующий не в одиночку, а в партнерстве с общественными, научными, правозащитными организациями России. Сейчас много пишут об исчезновении памятников истории СЛОНа. При этом надо помнить, что материальные памятники ГУЛАГа исчезают не только на Соловках, а по всей России. Удивительно скорее то, что на Соловках они сохранились до 1970--1980-х годов, когда их тщательно зафиксировал исследователь Юрий Бродский. Можно сказать, что в этом смысле Соловкам даже повезло. К тому же все следы лагеря не сохранишь, да это и не нужно. А вот понять, что мы хотим сохранить, как и для чего будем это показывать людям, просто необходимо.

-- Но в Норильске, например, сохранился почти нетронутым штрафной изолятор в двух километрах от города. Десять лет назад его хотели снести, но местные музейщики во главе с директором Светланой Слесаревой не дали этого сделать. Более того, возили туда депутатов местного парламента и оставляли каждого на 20 минут в одиночной камере, чтобы народные избранники прочувствовали атмосферу лагеря. Я уж не говорю о том, что в Норильске постоянно ищут сведения о жертвах лагерей, увеличивают и расширяют комплекс "Мемориал". На Соловках ничего подобного не происходит.

-- Музей сам по себе не виноват в исчезновении материальных следов СЛОНа. Ему можно поставить в вину лишь то, что в течение последних десяти лет он практически не занимался этой темой. Открытая в конце 80-х выставка по истории СЛОНа давно устарела и должна быть заменена новой. На симпозиуме, как мне кажется, удалось убедить руководство музея в необходимости такой работы. И это один из позитивных его результатов.

-- Как, на ваш взгляд, можно было бы увековечить память о СЛОНе на Соловках?

-- Думаю, необходимо провести своеобразную "инвентаризацию" лагерных мест, затем решить, какие из них необходимо мемориализировать. Необходимо создать рабочую группу хороших экскурсоводов, способных проводить экскурсии по этой теме. Наконец, необходим хороший путеводитель по гулаговским местам на Соловках.
Беседовала Зинаида КУРБАТОВА

  КРУПНЫМ ПЛАНОМ  
  • //  24.09.2003
ИТАР-ТАСС
Историки, правозащитники и монахи пытаются поделить святыни на островах
Ровно 80 лет назад, летом 1923 года, возникло первое лагерное управление Страны Советов -- Соловецкие лагеря особого назначения (СЛОН). И Соловецкий монастырь, один из самых мощных монастырей на Севере России, стал на долгие 16 лет (с 1923 по 1939 год) «академией убийств». Последние годы обитель активно реставрируется. Однако выкорчевывая следы пребывания большевиков на этих святых землях, монахи не слишком заботятся о том, чтобы сохранить документальную память о погибших здесь политзаключенных, о людях, которым пришлось провести здесь в суровых условиях долгие годы... >>
  • //  24.09.2003
Исполнительный директор Международного благотворительного фонда имени Дмитрия Лихачева Александр КОБАК -- один из тех, кто сегодня пытается урегулировать конфликт между правозащитниками, работниками музея и священнослужителями на Соловках. О том, как происходит диалог между сторонами, и о сохранении всего наследия архипелага г-н Кобак рассказывает в интервью нашему корреспонденту Зинаиде КУРБАТОВОЙ... >>
  • //  24.09.2003
Священников и музейщиков сделала врагами советская власть
Взаимоотношения церкви и музеев в последнее десятилетие всегда отмечались большими сложностями. Как только начался массовый возврат культовых сооружений их первоначальным владельцам, обитавшие в советское время в этих зданиях историки, краеведы, искусствоведы зачастую оказывались на улице. РПЦ очень ревностно требовала срочного возврата храмов верующим и при этом совершенно не интересовалась вопросом о том, куда переезжать музейщикам. По всем законам муниципальные власти обязаны предоставлять выселенцам новые помещения. Но на практике добиться этого крайне сложно. В частности, этого не удается сделать ни находящемуся в Москве одному из крупнейших в России реставрационному институту ВХНРЦ им. Грабаря, ни Государственному музею изобразительных искусств им. Пушкина, ни Российской государственной библиотеке. Все эти учреждения занимают до сих пор ряд культовых сооружений. Добиться же защиты своих прав менее известным организациям культуры практически нереально. >>
реклама

  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ