N°131
21 июля 2003
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ЗАГРАНИЦА
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 НА РЫНКЕ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
 ПОЗИЦИЯ
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
  ПОИСК  
  • //  21.07.2003
Лекарства на доверии
Цены на лекарства увеличиваются независимо от желания чиновников

версия для печати
Об изменениях на российском фармацевтическом рынке после вступления в силу с 1 июля закона «О техническом регулировании» рассказывает заместитель председателя технического комитета по стандартизации «Лекарственные средства» Госстандарта, председатель совета директоров группы компаний «Ремедиум» Айдар ИШМУХАМЕТОВ.

-- Айдар Айратович, ваша компания ведет постоянный мониторинг фармрынка. Заметны ли какие-либо изменения после 1 июля? Пытается ли кто-нибудь уже бороться с принятыми ранее приказами, касающимися ужесточения отраслевых стандартов или, например, вводившими новые правила сертификации лекарств?

-- Никаких существенных изменений на рынке пока не произошло. Наблюдается лишь некоторое оживление в части обсуждения этих вопросов.

-- Как же так? Ведь последние полгода представители фармацевтического бизнеса периодически заявляли: вот, мол, летом рынок вырвется из-под бюрократического контроля со стороны Минздрава, отменятся все, мешающее работе, сократятся накладные расходы, и цены остановятся наконец...

-- Это вопрос некомпетентности тех людей, которые так говорили. А для того, чтобы что-то изменить на рынке, надо хотя бы начать это делать. Однако общество оказалось достаточно инертным. Если бы участники фармрынка действительно хотели отменить какой-либо из последних приказов Минздрава, нужно было давно подготовить свой собственный нормативный акт. И уже с 1 июля можно было бы начать процесс внедрения соответствующего технического регламента или национального стандарта. Видимо, по каким-то причинам бизнес-сообществу это кажется несвоевременным.

-- Что же тогда дает закон, о котором так много говорилось?

-- Если говорить о его глобальном, если хотите, биологическом смысле, то это дебюрократизация экономики в целом и фармотрасли в частности. Предполагается, что после вступления в действие этого закона любые нормативно-правовые акты, регулирующие деятельность фармацевтического рынка, будут приниматься только на уровне президента, правительства или Госдумы. Таким образом, снимается основная проблема, мешающая развитию рынка, -- возможность отдельно взятого ведомства, в нашем случае это в первую очередь Минздрав, издавать нормативные акты без консультаций и обсуждения с субъектами рынка.

-- Но обратной силы он не имеет? И, скажем, несколько приказов Минздрава, так не понравившихся владельцам аптечных киосков, сегодня отменить уже нельзя?

-- Да. С 1 июля вопреки любым спекулятивным утверждениям ничего в этом смысле не изменилось -- продолжают работать все нормативные акты, которые были приняты ранее. Другой вопрос, что с 1 июля у бизнес-сообщества появилась реальная возможность самим инициировать две категории новых правовых документов: технические регламенты и стандарты.

-- Они придут на смену распоряжениям Минздрава?

-- К приказам Минздрава не надо относиться негативно. Фактически они восполняли законодательный вакуум, который то и дело возникал из-за весьма несовершенного закона «О лекарственных средствах». Этот документ -- некая матрица, и, естественно, в ней масса пробелов. И понятно, что ведомство, которое отвечает за эту сферу государственной жизни, инициировало нормативные акты, закрывающие «белые места» в законе. Другого механизма не существовало. Это четко нужно понять -- далеко не всегда приказы появлялись лишь потому, что чиновникам хотелось что-то навыдумывать. Другой вопрос, что когда-то у них получалось лучше, когда-то хуже.

-- Ну, например, владельцы аптечных киосков считают, что с новым отраслевым стандартом, устанавливающим правила продажи лекарств, вышло хуже некуда. Поскольку этот ОСТ поставил под вопрос существование тысяч киосков и пунктов -- они теперь просто не имеют право на существование.

-- Минздрав и в этой ситуации восполнял «белые пятна». Давайте не будем обсуждать достоинства и недостатки нового ОСТа -- это другая тема. Но, по сути, Минздрав сделал то, что должен был сделать. Он издал нормативный акт, на основе которого будет существовать аптечный бизнес.

-- Можно ли будет опротестовать этот ОСТ на основании Закона о техническом регулировании?

-- Ни в коем случае. Просто в соответствии с законом можно будет написать регламент или национальный стандарт, привлечь для обсуждения представителей бизнеса, заинтересованных лиц и тот же Минздрав. И таким способом добиваться пересмотра установленных правил продажи лекарств.

Это как раз вторая цель закона -- возложить часть ответственности за контроль на фармацевтическом рынке на бизнес-сообщество. С одной стороны, мы говорим о дебюрократизации рынка, а с другой -- о саморегулировании экономики, за которое будут отвечать уже не чиновники, а предприниматели. Это то, что подразумевается под понятием «национальный стандарт», -- правила, которые принимаются крупными игроками на рынке, вводятся в ранг стандарта, хотя формально они и не обязательны для применения.

-- То есть дальше все будут работать на честном слове? А что тогда будет с нарушителями?

-- Бизнесмена или компанию, конечно, не прогонят с рынка. Но, нарушив общепризнанные правила, он будет терять в закупках, терять контакты и связи с другими субъектами на рынке, терять вслед за авторитетом свою прибыль. То есть практически договоренность между участниками рынка превратится в регулирующую функцию.

-- Вы считаете, что наш рынок уже готов к этому?

-- Не похоже. Например, потому, что по большому счету вместо нового ОСТа, регламентирующего порядок продажи лекарств, наш рынок мог спокойно подготовить к июлю соответствующий регламент, а не заниматься только критикой действий Минздрава.

-- Но крупным игрокам новый ОСТ выгоден, ведь он направлен преимущественно против маленьких аптек и киосков. И если Минздрав подыграл лидерам рынка, зачем же им тратить силы и время на создание новых правил?

-- Пока, возможно, лидеры действительно не видят смысла в создании других моделей регулирования рынка. Однако они уже понимают, что получили новый инструмент, который даст им шанс участвовать в законодательном процессе. Взять, например, одну из крупнейших ассоциаций на рынке -- Союз профессионалов фармацевтической отрасли (СПФО). У них существует даже собственная комиссия по законотворчеству, которая достаточно эффективно работает.

-- Но пока СПФО предлагает не столько новые стандарты и регламенты, сколько добивается отмены НДС на лекарства.

-- СПФО и должен делать подобные заявления, хоть как-то пытаясь воздействовать на ситуацию в Госдуме и правительстве. Ведь введение НДС было самым заметным фактором, отразившимся на ценах в аптеках. Лидеры СПФО достаточно убедительно доказывают, что без НДС налоговая отдача от фармотрасли была бы выше, тем более что, к сожалению, никто не считал, сколько же в результате введения налога в итоге получило государство. Насколько мне известно, в Минфине нет методик расчета, которые позволили бы вычленить долю средств, поступающих в виде НДС именно с фармацевтических компаний и предприятий.

В то же время союз работает и в других направлениях. Может быть, просто эта деятельность не так широко освещается. И это нормально -- ведь совсем не обязательно обсуждать какие-либо вопросы с Минздравом и другими участниками рынка на трибуне. Идет работа в соответствующих комиссиях и экспертных советах по согласованию и разработке новых правил игры.

-- Но договариваются-то только крупные игроки. Следовательно, саморегулирование рынка может вылиться в укрупнение основных игроков. А это давняя мечта Минздрава, где говорят, что сокращение, например, количества фармдистрибьюторов необходимо, поскольку их так легче контролировать.

-- Это два сопровождающих друг друга процесса. Естественно, чем больше концентрация на рынке, тем больше возможности для его регулирования и саморегулирования. При этом нельзя забывать и об особенностях фармацевтического рынка. Этот сектор отличается, например, от пищевой промышленности и других секторов, близких по идеологии дистрибуции как раз тем, что роль государства есть и должна быть достаточно велика. Речь все-таки идет о такой жизненно-важной сфере, как обеспечение лекарствами.

-- И все-таки как теперь быть рядовому владельцу аптеки, желающему защитить свой бизнес, который попал под угрозу из-за введения последнего ОСТа? Он же не может выступить с инициативой введения нового стандарта или регламента.

-- Я рискну сказать, что он может. Думаю, что владелец аптеки может участвовать в разработке регламента. В принципе с такой инициативой может выступить любое частное лицо или хозяйствующий субъект. В законе прописана необходимая для этого процедура: предложение должно быть опубликовано, и должен иметь место процесс обсуждения.

-- Какая критическая масса голосов должна быть собрана для того, чтобы инициатива была воплощена в жизнь?

-- Это не вопрос количества. Это вопрос компетенции и активности заинтересованной группы лиц.

Если говорить о принятии национального стандарта, то для этого, по процедуре, существует профильный комитет в Госстандарте. Туда может обратиться с инициативой тот же СПФО, и в результате будет принят некий стандарт. И не требуется никаких согласований с Минздравом, Госдумой, правительством. Тут все просто и понятно. Другой вопрос -- это технический регламент, который может быть введен либо указом президента, либо постановлением правительства, либо законом. Тут уже более сложная процедура. Сейчас предполагается, что, желая инициировать этот процесс, участник рынка -- тот же владелец киоска -- должен опубликовать свой проект технического регламента, после чего на него поступают отзывы и т.д. Начинается процесс согласования. А решения будут принимать все же органы власти, опираясь на мнения ведомств, бизнес-сообщества, инициативных лиц, экспертов.

По духу закона обсуждение и механизм принятия регламентов предполагаются совершенно прозрачными. До сих пор многие рядовые участники рынка не знали, как создаются нормативные акты.

-- Теперь у них появится возможность за этим наблюдать?

-- У них появилась даже более привлекательная возможность. Они могут вносить свои предложения в процессе нормотворчества.

-- И что, негативные отзывы рядовых участников тоже будут учитываться?

-- Так прописано в Законе о техническом регулировании. С 1 июля не могут быть приняты касающиеся фармацевтического рынка указы, законы и постановления без их предварительной публикации и широкого обсуждения.
Беседовал Олег ВОЛКОВ

реклама

  ТАКЖЕ В РУБРИКЕ  
  • //  21.07.2003
Цены на лекарства увеличиваются независимо от желания чиновников
Крупные игроки фармацевтического рынка не расстаются с идеей пролоббировать накануне думских выборов отмену налога на добавленную стоимость на лекарства и медицинскую технику. Объединяющий компании-лидеры Союз профессионалов фармацевтической отрасли (СПФО) недавно выступил с очередным обращением, призывающим российских политиков активнее включиться в борьбу за отмену НДС, введенного 1 января 2002 года. Однако многие эксперты считают надежды лидеров рынка на отмену НДС утопическими... >>
  • //  21.07.2003
Торговое наименование Лекарственная форма Индекс цен: июнь 2003 г. к декабрю 2002 >>
  • //  21.07.2003
В звучании названия болезни важна тональность. Лишний раз убедиться в этом позволяет метаморфоза, произошедшая со словом «импотенция», которое сегодня уже содержит неприемлемый для медицины уничижительный оттенок... >>
  • //  21.07.2003
Цены на лекарства увеличиваются независимо от желания чиновников
Об изменениях на российском фармацевтическом рынке после вступления в силу с 1 июля закона «О техническом регулировании» рассказывает заместитель председателя технического комитета по стандартизации «Лекарственные средства» Госстандарта, председатель совета директоров группы компаний «Ремедиум» Айдар ИШМУХАМЕТОВ. >>
  • //  21.07.2003
ЭТО ПОДПИСЬ АВТОРА К ТАБЛИЦЕ Remedium. "Мониторинг цен на лекарственные средства после введения новых правил сертификации" >>
  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ  
Реклама