N°11
23 января 2003
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ЗАГРАНИЦА
 КРУПНЫМ ПЛАНОМ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
  ПОИСК  
  ПЕРСОНЫ НОМЕРА  
  • //  23.01.2003
Товарищ Голливуд
100 лет назад родился Григорий Александров

версия для печати
Григория Васильевича Александрова вряд ли можно назвать художником сложной судьбы. Его биография искрит электрическими разрядами таланта, удачливости и энтузиазма. Не только в творчестве, но и в житейских своих проявлениях Александров, казалось, вплотную подошел к идеалу. Атлет, избегающий вредных привычек, но зато обладавший, по мнению Виктора Шкловского, «золотыми руками». В молодости -- неутомимый разбиватель женских сердец, долгие годы -- муж и соратник фантастической Любови Орловой. Разносторонне одаренный творец -- не только кинорежиссер, но и артист, и художник, вдобавок не без голоса (в «Цирке» именно он поет за Сергея Столярова всенародный хит «Широка страна моя родная»). Один из ближайших соратников самого Эйзенштейна, участник его антимираклей и ближайший помощник на фильмах, признанных ныне бессмертной классикой. Неутомимый путешественник, венецианский лауреат, свой человек в кругах мировой киношной элиты, знакомец Диснея, Фербенкса, Чаплина. Наиболее ярко ощущение, которое производил Александров на окружающих, выразила Любовь Орлова, рассказывая о первой встрече с будущим мужем: «Я увидела бога».

Божество это было скорее языческим. Свой путь Александров начал с агитбригады в клубе екатеринбургского ЧК, «двигал» самодеятельные детские театры, был активистом творческих товариществ ХЛАМ и ПЕРЕТРУ, летал на трапеции и стоял на голове в ранних эйзенштейновских антимираклях. В кино же начал с того, что перемонтировал дореволюционные ленты на новый лад, с помощью радикальных переклеек и дополнительных титров превращая буржуазные мелодрамы в практическое руководство по классовой борьбе, -- а под ножницы Александрова и его коллег попадал как безымянный ширпотреб, так и шедевры Гриффита и Ланга). Всего несколько десятилетий спустя точно так же -- только теперь уже на советских фильмах, в том числе александровских учеников, -- набивали себе руку подмастерья Роджера Кормана, выросшие впоследствии в американских киноклассиков.

Азарт ниспровергателя, борца с отжившими формами искусства, да и просто озорника не пропадал еще долго. Александров с удовольствием воспринимал новое: он был одним из трех кинодеятелей -- наряду с тем же Эйзенштейном и Василием Пудовкиным, -- увидевших «Будущее звуковой фильмы» в одноименном манифесте, а двухчастевка «Сентиментальный романс», снятая Александровым в Париже в 1930 году, может считаться предшественником видеоклипа с куда большим основанием, нежели большинство широкоизвестных претендентов на это звание. Именно благодаря Александрову в фильмах Эйзенштейна появились эксцентрические элементы, вроде оживших каменных львов в «Потемкине». В то время новые формы искали многие. Но только Александрову удалось органично соединить жанровое начало с официальными идеологическими директивами.

Похоже, больше всего в этом ему помог опыт Голливуда. Александров (наряду с Протазановым, Кулешовым, Траубергом) был фанатиком американского кино -- даже своего собственного сына Василия после приезда в Москву Фербенкса он переименовал в Дугласа. Вместе с Эйзенштейном и Тиссэ Александров работал в Голливуде, перенимая опыт всемирно известных коллег, познакомился с Чаплиным, который, по легенде, подсказал ему идею фильма «Волга-Волга». Вернувшись на Родину, Александров практически перестал общаться с Эйзенштейном и пошел по собственному светлому пути. В СССР он был, кажется, единственным, кто присягнул массовой культуре не буквой, не набором формальных приемов -- а духом, тем самым неповторимым ощущением жизнерадостного кича, которое сводило с ума весь мир -- и продолжает сводить до сих пор. Он единолично представлял Голливуд в Советском Союзе -- «Веселыми ребятами», «Цирком», «Волгой-Волгой», «Весной» -- и создал советскую «систему звезд», парадоксально состоящую из одной-единственной звезды, Любови Орловой. В 1952 году сотворил безупречный байопик «Композитор Глинка» -- в духе фильмов, которые американские режиссеры в годах снимают, когда приходит время вручать им «Оскар» за совокупность заслуг. И закончил карьеру так, как иные голливудские мэтры того времени, -- комедийным ревю «Русский сувенир» и феерическим шпионским триллером «Скворец и лира». Оба этих фильма были разгромлены критикой, практически не увидели широкого экрана и были благополучно забыты. До тех пор пока не восстали из пепла как объект нового культа, отечественным вариантом «невероятно странного кино». Причудливым сувениром от человека, умудрившегося в советском кино единолично сотворить то, для чего за океаном понадобилась целая киноимперия.
Станислав Ф. РОСТОЦКИЙ

реклама

  ТАКЖЕ В РУБРИКЕ  
  • //  23.01.2003
100 лет назад родился Григорий Александров
Григория Васильевича Александрова вряд ли можно назвать художником сложной судьбы. Его биография искрит электрическими разрядами таланта, удачливости и энтузиазма. Не только в творчестве, но и в житейских своих проявлениях Александров, казалось, вплотную подошел к идеалу. Атлет, избегающий вредных привычек, но зато обладавший, по мнению Виктора Шкловского, «золотыми руками»... >>
  • //  23.01.2003
В Третьяковской галерее замещают голову шляпой
В чудесной и познавательной книге «Русский костюм и быт XVIII--XIX веков» консультанта открывшейся в ГТГ выставки «Дело в шляпе» Раисы Кирсановой приводится рассказ о том, как женщины для достижения признаваемого обществом идеала моды готовы были идти на любые жертвы: «мучиться в тисках корсета, спать в папильотках и из заботы о прическе портить книги». Раиса Кирсанова вспоминает случай, изложенный господином С.М., получившим от библиотекаря Д.И. Брюханова томик стихов Лермонтова в 1866 году. Через десять лет С.М. увидел: «Вырваны первые страницы и порваны другие хорошенькой девицей... которая просила книги для прочтения. С ужасом я узнал от слуги, что она вырывает страницы для завивки папильоток, причем, вандалка, не пощадила и портрета автора. Отнял книги и выругался по-извозщичьи»... >>
  • //  23.01.2003
На закрытие фестиваля «Лики любви» приехала Фей Данауей
Главным звездным угощением закрывающегося сегодня фестиваля «Лики любви» стала голливудская звезда 70-х годов Фей Данауей - в списке «100 лучших актеров» 1997 года она была названа 65-й. Самая известная у нас ее роль, конечно, Бонни из культового фильма Артура Пенна «Бонни и Клайд»... >>
  • //  23.01.2003
Голландские «Ангелы» в Москве
Introdans стал первой иностранной балетной труппой, появившейся на Новой сцене Большого театра. Сцена эта после того, как начальство пересмотрело планы ремонта и решило не закрывать надолго главное здание, потеряла черты планируемого лагеря оперно-балетных беженцев и обрела статус экспериментальной площадки... >>
  • //  23.01.2003
Раздали «Серебряные камеры - 2002»
Видимо, в вихрях сумасшедшего энтузиазма и художественной неразберихи, сопровождающих все мегапроекты Московского Дома фотографии, произошла чудовищная ошибка -- и первые оказались последними. Видимо, обозначенный в конце долгого лауреатского списка «специальный приз Альфа-Банка» является чем-то вроде Гран-при во всех трех номинациях. По-другому невозможно объяснить факт присуждения этого приза безусловному и единственному фавориту -- Сергею Браткову. «Моя Москва» Браткова, как роза среди лилий, как бриллиант среди кораллов, выделялась на общем ровном, но совсем не ярком фоне огромной, в три этажа Дома фотографии, «выставки по результатам конкурса». Остается надеяться, что премия Альфа-банка с необозначенными размерами окажется больше и лучше первых призов в отдельных номинациях и позволит издать проект Браткова в принятом цивилизованным миром для таких случаев книжном формате... >>
  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ  
Реклама