N°95
30 мая 2002
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ЗАГРАНИЦА
 КРУПНЫМ ПЛАНОМ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
  ПОИСК  
  • //  30.05.2002
Люди как люди
В Доме фотографии открылась «Зона» Карла де Кайзера

версия для печати
Выставка де Кайзера должна была стать последней, двадцать четвертой, в проекте архитектурной фотографии «24». Изначальный замысел проекта был прост и элегантен, хотя и несколько умозрителен: количество выставок и фотографий на каждой из них должно было соответствовать числу кадров кинопленки, пролетающих за одну секунду. Поначалу идея казалась красивой, но неосуществимой -- невозможно было представить, где его куратор Юрий Аввакумов найдет столько архитектурных фотографий, а главное -- фотографов, поскольку ничтожный бюджет явно предполагал опору на внутренние ресурсы, и большого числа роскошных выставок из-за рубежа не планировалось. А Аввакумов к тому же обещал не повторяться, одних и тех же фотографов по два раза не показывать (и слово сдержал). Первые двенадцать выставок прошли в Музее архитектуры, затем проект (с небольшим скандалом) переместился в Дом фотографии. Вчера открылась последняя из обещанных -- двадцать четвертая выставка.

«Зона» Карла де Кайзера могла стать финалом эффектным и символическим. Де Кайзер принадлежит к элите мировой фотографии -- агентству «Магнум» -- и уже работал в России на переломе эпох; в 1989 даже сделал две книги о распадающейся на глазах стране. Он снимает репортажи и в особом интересе к архитектуре до сих пор замечен не был. Впрочем, понятие архитектурной фотографии с самого начала трактовалось куратором проекта весьма произвольно. Поэтому появление в проекте фотографий красноярских лагерей мало кого удивило.

«Зона» -- это место (можно сказать, архитектура) где постоянно и принудительно существует миллион наших соотечественников. «Зона» заметно или не очень окружает всех нас. Карл де Кайзер снимал в сорока красноярских лагерях зимой и летом, провел в них в общей сложности несколько месяцев, переболел туберкулезом и полностью проникся обстановкой. Его «Зона» получилась не чернушной и плаксивой, а нормальным таким местом, где люди живут.

Рекламный (и информационный) проспект красноярских лагерей на яркой цветной пленке выглядит честным и ответственным результатом, кропотливой и, как оказалось, опасной работой. Кайзер не выдает лагерь за пятизвездочный отель в Турции, нет в его фотографиях и правозащитного пафоса. Камера отмечает своеобразие лагерной архитектуры -- решетки и вышки, но не сосредотачивается на них, идет дальше. Снежные крепости, бараки и столовые, расписанные огромными картинами внутри и снаружи (и художники в лагере сидят), дневной сон на солнышке, труд на свежем воздухе. И люди на фотографиях как люди -- одежда только немного однообразная, наколок многовато да прически коротковаты. В остальном -- ничего особенного. Ни сочувствия, ни злобных чувств не вызывают. Карл де Кайзер снимает экстремальную ситуацию как обычную бытовую, пусть и несколько специфическую. Ни удивления, ни страха, ни раздражения. Констатация очевидного. Живут как привыкли, а привыкли жить именно так. Архитектура как архитектура.

На этой блистательной ноте проект можно было бы и завершить. Но во время еды пришел аппетит, а пленки бывают разных размеров. Юрий Аввакумов никогда об этом не забывал и с самого начала оставлял за собой право продлить удовольствие. Так что теперь он планирует следующую серию, а поскольку архитектурных фотографов больше не стало, собирается обратиться к некоторым во второй раз. Может быть, и Карл де Кайзер нам еще что-нибудь покажет.
Фаина БАЛАХОВСКАЯ

  КУЛЬТУРА  
  • //  30.05.2002
На фестиваль «Новая драма» из Таллина приехала «Анна Каренина II»
Анна Каренина не погибла. Нет. Только покалечилась. Товарный состав чудесным образом отсек ей правую руку, левую ногу и (видимо, для полного комплекта) вышиб глаз. Лежит она, бедняжка, в себя приходит после потрясения, а муж ее, Каренин, тут как тут. Выходит на авансцену и давай морализировать. В страданиях, говорит, есть свой смысл, все происходит по воле божьей, «Мне отмщение и Аз воздам» и т.д. Ну, в смысле тебя посодют, а ты не воруй. И правда. Через какое-то время выясняется, что полюбовнику Карениной Вронскому повезло еще меньше, чем Анне. Отправился он на театр военных действий, кажется, турок воевать, и то ли ранило его, то ли контузило -- сидит теперь в инвалидном кресле овощ овощем, ничего не помнит, ничего не понимает. Вот вам -- злонравия достойные плоды... >>
  • //  30.05.2002
Академик Александр Михайлович Панченко прожил всего шестьдесят пять лет. Не менее четверти века он почитался в профессиональной среде одним из крупнейших здравствующих русских филологов и историков культуры. Последние годы благодаря телевидению вся Россия знала: есть в Питере такой невероятный, многознающий, завораживающе артистичный и при том удивительно «свой» человек. Очень большой, очень свободный... >>
  • //  30.05.2002
Фестивальный сезон в Москве завершился «Черешневым лесом»
Организаторы фестиваля «Черешневый лес» -- «Краутерконцерт», Bosco di Ciliegi, Музей Пушкина и впечатляющий попечительский совет во главе с Олегом Янковским (там еще Галина Волчек, Эдвард Радзинский, Юрий Башмет, Виктор Третьяков, Слава Зайцев и другие) -- подобрали мероприятию трудный жанр светского раута по художественному поводу. Ведущая концертов и попечитель Ингеборга Дапкунайте все время кокетливо и нежно просила «отключить прибор» (в смысле телефон). Янковский в дверях улыбался и угощал черешней. Шныряли подносы с шампанским и тарталетками, двигались коробки конфет. В антракте, зажатый между спиной Градского и плечом Сати Спиваковой, слушатель мог не специально задеть Екатерину Андрееву или наступить на ногу Левону Оганезову: трогательная история о том, как светский хроникер попал в рай... >>
  • //  30.05.2002
В Доме фотографии открылась «Зона» Карла де Кайзера
Выставка де Кайзера должна была стать последней, двадцать четвертой, в проекте архитектурной фотографии «24». Изначальный замысел проекта был прост и элегантен, хотя и несколько умозрителен: количество выставок и фотографий на каждой из них должно было соответствовать числу кадров кинопленки, пролетающих за одну секунду. Поначалу идея казалась красивой, но неосуществимой -- невозможно было представить, где его куратор Юрий Аввакумов найдет столько архитектурных фотографий, а главное -- фотографов, поскольку ничтожный бюджет явно предполагал опору на внутренние ресурсы, и большого числа роскошных выставок из-за рубежа не планировалось. А Аввакумов к тому же обещал не повторяться, одних и тех же фотографов по два раза не показывать (и слово сдержал). Первые двенадцать выставок прошли в Музее архитектуры, затем проект (с небольшим скандалом) переместился в Дом фотографии. Вчера открылась последняя из обещанных -- двадцать четвертая выставка... >>
реклама

  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ