N°68
17 апреля 2002
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ЗАГРАНИЦА
 КРУПНЫМ ПЛАНОМ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 НА РЫНКЕ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     
  ПОИСК  
  • //  17.04.2002
Победи самого себя
Валерий Гергиев опять оказался вне конкуренции

версия для печати
В музыкальном конкурсе «Золотой маски» давно уже происходит странная и довольно комичная вещь: один и тот же человек становится конкурентом самому себе. К примеру, в этом году Валерий Гергиев с «Валькирией» соперничал с Валерием Гергиевым со «Сказанием о невидимом граде Китеже», Ольге Сергеевой, Февронии из означенного «Китежа», предстояло побороть себя же любимую в «Валькирии». Эффект дублирования возникает по одной единственной причине -- разница в качестве спектаклей Мариинки и всех остальных театров страны слишком велика. Учитывая тот факт, что Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко снял две свои постановки с масочной «дистанции», конкурсная программа, казалось, лишилась какой-либо интриги.

Отчасти так оно и произошло. Результаты по части оперы были предсказуемы, и решение жюри не принесло никаких особенных сюрпризов. Это, однако, не убавило всеобщей радости по поводу присуждения двух «Масок» мариинскому «Сказанию о невидимом граде Китеже» в номинациях «Лучший спектакль» и «Лучшая работа режиссера». Постановка Дмитрия Чернякова стала событием не только на фестивале, но и в новейшей истории отечественного музыкального театра. Оказалось, что одну из самых масштабных и загадочных русских опер, сочиненную в начале ХХ века Римским-Корсаковым, можно рассказать, не чураясь современной режиссерской лексики и в то же время бережно сохраняя ее сакральную семантику. Признав лучшим спектаклем «Китеж», «Золотая маска» выразила свое одобрение не только Чернякову, но и новым тенденциям в оперной режиссуре вообще.

Традиционная «Маска» уехала в Петербург к Валерию Гергиеву, -- была отмечена его работа в «Валькирии», несомненно, более ровной в музыкальном отношении, чем «Китеж». Пока жив Гергиев, в отношении номинации «Лучший дирижер» никаких изменений, по всей вероятности, и не случится -- даже если бы жюри отдало эту «Маску» петербуржцу Павлу Бубельникову, сделавшему чудесную «Богему» в театре «Зазеркалье», это все равно выглядело бы несуразно. Бубельников хорош, но не так хорош, как Гергиев. Но вот в чем Мариинка более не является лидером, так это вокал. Оперная труппа в последние годы заметно «усреднилась» -- хорошие работники остались, а лидеры исчезли. Поэтому когда на горизонте появились два певца, не просто спевшие, а прожившие свои роли, -- Татьяна Сержан и Евгений Акимов в упомянутой «Богеме» -- они произвели более сильное впечатление, нежели аккуратные, но безликие гергиевские питомцы. «Маски» за лучшие роли в оперном спектакле достались им, а Ольга Сергеева в двойном экземпляре и Владимир Ванеев (Вотан в «Валькирии») остались без премий.

Решение не присуждать награды сразу в трех номинациях в оперетте (спектакль, работа дирижера, работа режиссера) выглядело абсолютно справедливым. «Граф Люксембург» из новосибирского Театра музыкальной комедии (единственный номинант с тех пор, как из конкурса выбыла «Летучая мышь» Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко) был столь беспомощен, что премию присудили лишь Ольге Титковой (Графиня). В следующем году, когда в конкурсную программу косяком пойдут московские мюзиклы, ситуация обещает стать лучше.
Фима СОБАК

  КРУПНЫМ ПЛАНОМ  
  • //  17.04.2002
Национальная театральная премия вручена в восьмой раз
«Без театра нельзя!» -- восклицает один из персонажей чеховской «Чайки». Персонажа зовут Петр Сорин. Он помещик и брат актрисы Аркадиной, но дело не только в родственных связях. «Без театра нельзя!» -- могло бы воскликнуть подавляющее большинство интеллигентных людей в начале ХХ века. В годы советской власти, когда помимо присущих ему эстетических театр начал выполнять функции свободной прессы, парламента и прочих общественных институтов, любителей Мельпомены оказалось еще больше. Интеллигентные диссидентствующие граждане ходили на «острые» постановки, как верующие в церковь. Нынче не то. У вас есть умные и образованные знакомые, с некоторой бравадой заявляющие, что театр им неинтересен, что от оперы у них начинается несварение желудка, что балет в пачках надоел, а современный танец -- форменное издевательство над публикой? У меня таких много. Ходить в театр стало в какой-то момент «неинтеллигентно» и «непродвинуто»... >>
  • //  17.04.2002
Валерий Гергиев опять оказался вне конкуренции
В музыкальном конкурсе «Золотой маски» давно уже происходит странная и довольно комичная вещь: один и тот же человек становится конкурентом самому себе. К примеру, в этом году Валерий Гергиев с «Валькирией» соперничал с Валерием Гергиевым со «Сказанием о невидимом граде Китеже», Ольге Сергеевой, Февронии из означенного «Китежа», предстояло побороть себя же любимую в «Валькирии». Эффект дублирования возникает по одной единственной причине -- разница в качестве спектаклей Мариинки и всех остальных театров страны слишком велика. Учитывая тот факт, что Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко снял две свои постановки с масочной «дистанции», конкурсная программа, казалось, лишилась какой-либо интриги... >>
  • //  17.04.2002
В этом году среди кукольных спектаклей, выдвинутых на премию «Золотая маска», преобладали постановки для детей. Конкурентами «взрослого» «Якоба Якобсона» театра «Сказка» из Абакана стали «Машенька и медведь» Архангельского театра кукол, «Спящая красавица» театра марионеток «Кукольный дом» из Санкт-Петербурга и тоже петербургский «Щелкунчик и мышиный король» Кукольного театра Сказки... >>
  • //  17.04.2002
Решение жюри в балетном конкурсе вызвало больше всего вопросов
Генеральный директор «Золотой маски» Эдуард Бояков во время фестиваля не раз говорил о радостях консерватизма. Мол, главное теперь -- никаких изменений. То есть раньше менялись -- то формулировки номинаций, то само их количество, -- теперь хватит. Счастье. То, что в балетно-танцевальном разделе остановились на полдороге, закрепив в частных номинациях противоестественный союз классики и contemporary dance, вроде бы неважно. На самом деле важно... >>
реклама

  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ