N°68
17 апреля 2002
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ЗАГРАНИЦА
 КРУПНЫМ ПЛАНОМ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 НА РЫНКЕ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     
  ПОИСК  
  • //  17.04.2002
Поговорим о странностях любви
Решение жюри в балетном конкурсе вызвало больше всего вопросов

версия для печати
Генеральный директор «Золотой маски» Эдуард Бояков во время фестиваля не раз говорил о радостях консерватизма. Мол, главное теперь -- никаких изменений. То есть раньше менялись -- то формулировки номинаций, то само их количество, -- теперь хватит. Счастье. То, что в балетно-танцевальном разделе остановились на полдороге, закрепив в частных номинациях противоестественный союз классики и contemporary dance, вроде бы неважно. На самом деле важно.

Почему союз -- противоестественный? Потому что люди, работающие в балетных театрах и в труппах contemporary, не просто по-разному двигаются -- они по-разному думают, разные законы над собой признают. Балетные презирают «современщиков», считая их невыученными уродами. «Современщики» -- балетных, относя их к разряду пустоголовых кукол. Оказываясь рядом на беговой дорожке, те и другие поводят диким глазом: «Вот это -- мой соперник? Ну-ну».

Разумеется, звучали уговоры дирекции «Маски», что «бега» -- «тараканьи», что на самом деле важен фестиваль (общий показ лучших спектаклей сезона), а не рамка с «Маской», достающаяся кому-то одному. Но уверяю вас: для артистов, участвующих в фесте, эти уговоры превращаются в пыль ровно тогда, когда выигрывает представитель противоположного лагеря. Потому что принять собственный не-выигрыш можно лишь тогда, когда уважаешь соперника.

В этом году в частной номинации впервые победил не-классик: «Маску» за лучшую мужскую роль вручили Роману Андрейкину (соло в спектакле «Взлом» Русского камерного балета «Москва»). Решение -- правильное. Танцевал Андрейкин отлично. Замечательно, что создан прецедент. Но то, что без «Маски» остался Андриан Фадеев (балет Мариинки в постановке Джона Ноймайера), совершивший личный прорыв из категории танцовщиков-партнеров в категорию премьеров-личностей, -- категорически неверно. «Девочка, кого ты больше любишь -- маму или папу?». -- «Тетенька, а вы дура?»

С «лучшей женской ролью» все тоже вышло странно. Экспертный совет предложил жюри выбирать между мариинскими Светланой Захаровой и Натальей Сологуб (первая выдвинута за соло в ноймайеровском балете, вторая -- за главную роль в «Щелкунчике»). Коллеги не заметили Анну Жарову, безупречно солировавшую в новосибирской «Коппелии», и танцовщиц Русского камерного балета «Москва». «Современщицы» так и остались без наград, а в отношении Жаровой жюри исправило ситуацию, вручив ей отдельный специальный приз. Такой же специальной «Маски» удостоилась Дарья Павленко, танцы которой принимающие решения мэтры высоко оценили на ноймайеровском балете (она танцевала Смерть) и не разочаровались в ней на «Щелкунчике», где Павленко досталась небольшая партия Королевы снежинок. Но из предложенных экспертами кандидатур выбрали худшую, руководствуясь, вероятно, позывом доброго сердца: Захарова уже дважды «Маску» получала. Тем не менее выдача приза Сологуб -- танцовщице абсолютно безликой -- выглядит курьезом: будто на архитектурном конкурсе победила панельная пятиэтажка.

Еще один курьез, случившийся в результате чрезмерного человеколюбия, -- вручение «Маски» за лучший спектакль современного танца екатеринбургскому «Эксцентрик-балету» («Голос», хореограф Сергей Смирнов). Экспертный совет пропустил в конкурс дебютантов явно из соображений: пусть будут, ну что же каждый год в конкурсе одни и те же лица. Дебютанты слабали дискотечную композицию -- без идей и без претензий. И оказались первыми, обогнав тщательно выстроенный и столь же точно воспроизведенный «Взлом». Вежливых объяснений этому не найти -- по всей вероятности, единственный официальный специалист по современному танцу, входивший в состав жюри, а именно Геннадий Абрамов, отличается категорической неспособностью видеть работы, сделанные в иной, чем у него, технике. (А жюри, собранное из профессионалов, всегда склонно в большей степени доверять тем своим членам, что занимаются именно данным видом искусства.) Урок будущим экспертам: не занимайтесь благотворительностью, не пропускайте в конкурс заведомо слабых работ, не давайте возможности членам жюри портить их (членов жюри) репутацию.

То же самое можно сказать и о конкурсе «Лучшая работа художника в музыкальном театре». Выиграл его Михаил Шемякин. Человека, менее учитывающего музыку в своих творениях, сложно себе представить. Соперничал он с двумя тандемами: Дмитрий Черняков -- Глеб Фильштинский (мариинский «Китеж») и Владимир Фирер -- Глеб Фильштинский (новосибирская оперетта «Граф Люксембург»). Почему жюри выбрало попсового Шемякина, который может быть лауреатом только в номинации «PR-кампания», непонятно. Должно быть, опять от доброты душевной: «Китежу» две «Маски» дали, пусть третьей поделится. Право же, еще один такой фестиваль -- и всем захочется, чтобы в жюри были люди злые. Или принципиальные. Что на «Маске», кажется, одно и то же.

Хорошо хоть, что все странности не коснулись главного балетного конкурса и премии «За честь и достоинство». Последнюю получила главная имперская балерина Питера Наталья Дудинская. Лучшим спектаклем была названа новосибирская «Коппелия», лучшим хореографом -- Джон Ноймайер. О том, что Дудинская -- велика, знает вся страна с тридцатых по нынешнее время. О том, что Ноймайер -- велик, вся просвещенная общественность догадывается уже лет двадцать. То есть за две недели Москва узнала лишь, что новосибирский театр сейчас работает очень хорошо. Немного для национальной театральной премии и фестиваля «Золотая маска».
Анна ГОРДЕЕВА

  КРУПНЫМ ПЛАНОМ  
  • //  17.04.2002
Национальная театральная премия вручена в восьмой раз
«Без театра нельзя!» -- восклицает один из персонажей чеховской «Чайки». Персонажа зовут Петр Сорин. Он помещик и брат актрисы Аркадиной, но дело не только в родственных связях. «Без театра нельзя!» -- могло бы воскликнуть подавляющее большинство интеллигентных людей в начале ХХ века. В годы советской власти, когда помимо присущих ему эстетических театр начал выполнять функции свободной прессы, парламента и прочих общественных институтов, любителей Мельпомены оказалось еще больше. Интеллигентные диссидентствующие граждане ходили на «острые» постановки, как верующие в церковь. Нынче не то. У вас есть умные и образованные знакомые, с некоторой бравадой заявляющие, что театр им неинтересен, что от оперы у них начинается несварение желудка, что балет в пачках надоел, а современный танец -- форменное издевательство над публикой? У меня таких много. Ходить в театр стало в какой-то момент «неинтеллигентно» и «непродвинуто»... >>
  • //  17.04.2002
Валерий Гергиев опять оказался вне конкуренции
В музыкальном конкурсе «Золотой маски» давно уже происходит странная и довольно комичная вещь: один и тот же человек становится конкурентом самому себе. К примеру, в этом году Валерий Гергиев с «Валькирией» соперничал с Валерием Гергиевым со «Сказанием о невидимом граде Китеже», Ольге Сергеевой, Февронии из означенного «Китежа», предстояло побороть себя же любимую в «Валькирии». Эффект дублирования возникает по одной единственной причине -- разница в качестве спектаклей Мариинки и всех остальных театров страны слишком велика. Учитывая тот факт, что Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко снял две свои постановки с масочной «дистанции», конкурсная программа, казалось, лишилась какой-либо интриги... >>
  • //  17.04.2002
В этом году среди кукольных спектаклей, выдвинутых на премию «Золотая маска», преобладали постановки для детей. Конкурентами «взрослого» «Якоба Якобсона» театра «Сказка» из Абакана стали «Машенька и медведь» Архангельского театра кукол, «Спящая красавица» театра марионеток «Кукольный дом» из Санкт-Петербурга и тоже петербургский «Щелкунчик и мышиный король» Кукольного театра Сказки... >>
  • //  17.04.2002
Решение жюри в балетном конкурсе вызвало больше всего вопросов
Генеральный директор «Золотой маски» Эдуард Бояков во время фестиваля не раз говорил о радостях консерватизма. Мол, главное теперь -- никаких изменений. То есть раньше менялись -- то формулировки номинаций, то само их количество, -- теперь хватит. Счастье. То, что в балетно-танцевальном разделе остановились на полдороге, закрепив в частных номинациях противоестественный союз классики и contemporary dance, вроде бы неважно. На самом деле важно... >>
реклама

  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ