N°68
17 апреля 2002
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ЗАГРАНИЦА
 КРУПНЫМ ПЛАНОМ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 НА РЫНКЕ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     
  ПОИСК  
  • //  17.04.2002
«Я всегда хотел быть открытым и любопытным»
версия для печати
Юрген Хартен -- один из самых известных кураторов Европы. На протяжении многих лет он возглавлял музей Кунстхалле (Дюссельдорф). Хартен стал легендой в своей профессии, его выставки вошли в историю современного искусства и во многом определяли художественный процесс последних десятилетий прошлого века. Он приехал в Москву в связи с началом работы над выставкой «Москва--Берлин. 1950--2000». Выставка должна открыться в Берлине осенью 2003 года и в марте 2004 в Москве. Она станет продолжением известного проекта, который был показан в Берлине и Москве в 1995--1996 годах. С Юргеном ХАРТЕНОМ встретилась наш корреспондент Фаина БАЛАХОВСКАЯ.

-- Вы делаете выставки уже тридцать лет, сколько их было?

-- Около трехсот. Как директор Кунстхалле я отвечал приблизительно за три сотни выставок и некоторые из них сделал сам.

-- Какая была лучшей?

-- Выставка-ретроспектива Герхарда Рихтера в 1986-м, Моне в 1978-м, возможно -- двойная выставка Поллока и Сикейроса в 1990-м. Было много других, которые мне нравились, но я назвал те, о которых люди вспоминают до сих пор.

-- Почему? В чем секрет успеха?

-- Никогда об этом не думал. О себе судить трудно, но я никогда не старался уловить новейшие тенденции и идти у них на поводу. Я никогда не хотел зависеть от интересов и мнений специалистов. И всегда хотел быть открытым и любопытным. Когда я делал выставку Матисса, нашу самую успешную выставку восьмидесятых, в Германии считалось, что живопись мертва и о ней невозможно говорить серьезно.

-- Куратор -- это амбициозная профессия?

-- Смотря что считать амбициями. Сейчас я работаю как свободный куратор над выставкой Караваджо. Этот проект можно считать очень амбициозным. Он дорогой, и приходится работать на высочайшем научном уровне. Куратор -- очень важная профессия, но не важнее художника.

-- Почему вы оставили пост директора музея Кунстхалле?

-- Я был директором 28 лет и должен был уйти на пенсию в соответствии с законом, по которому мужчины оставляют государственную службу в 65 лет.

-- Что вы думаете о выставке «Москва--Берлин»?

-- Я рад, что меня пригласили над ней работать. Это очень сложный и интересный проект. В короткое время мы должны осознать много вещей. К тому же с ней связаны высокие политические ожидания. Представляется, что выставка должна способствовать развитию понимания между нашими странами. Все это практически осуществить довольно сложно. Моя идея состоит в том, чтобы найти параметры, важные не по отдельности для Германии или России, а те, что помогут нам сопоставить эти две страны. Потому что понимание -- это понимание различий. История отношений между нашими странами -- часть глобального конфликта между Западом и Востоком, коммунизмом и капитализмом. Берлинская стена -- это реальная метафора разорванных коммуникаций. Мы развиваем наши отношения и чем больше узнаем друг о друге, тем больше узнаем о различиях.

-- Вы очень давно начали работать с Россией. Как это произошло?

-- Я впервые приехал в Россию в 1977 году на конгресс Международного совета музеев. Поскольку главной темой конгресса был международный обмен, мне захотелось попробовать что-то сделать. Началось с того, что мы получили несколько картин Пуссена для ретроспективы в Дюссельдорфе. Потом решили попробовать сделать выставку Малевича. Я видел картины Малевича, когда они еще находились в запасниках музеев, но, к удивлению, мы смогли заключить соглашение о выставке. Министерство культуры поставило только одно условие: после Малевича я должен был сделать выставку о социалистическом реализме, по своему выбору. Я выбрал Дейнеку и сделал его первую выставку в Германии. Затем были выставки Филонова, Татлина, Врубеля. В этих отношениях была некоторая стабильность, все подписанные контракты выполнялись, и никогда не было попыток их пересмотреть.

-- Какая из русских выставок была для вас самой интересной?

-- Может быть, не самой важной, но самой красивой была выставка Врубеля. Самой сложной и важной с научной точки зрения была выставка Татлина -- для нее впервые делали полный каталог работ художника. А самой неожиданной была выставка Малевича.
Фаина БАЛАХОВСКАЯ

  КУЛЬТУРА  
  • //  17.04.2002
В прокат выходит диетический триллер Дэвида Финчера «Комната страха»
На сегодняшний день на счету Дэвида Финчера, клипмейкера и нонконформиста, одного из лучших (в прошлом?) режиссеров Америки, пять полнометражных игровых фильмов. Третий «Чужой» (1992) -- самый склизкий, липкий и неприятный, визуально интересный, но сюжетно бестолковый. Мрачный и величественный триллер «Семь» (1995), в котором наивным диссонансом звучали меланхолические откровения героя Моргана Фримена. Параноидальная «Игра» (1997), изобретательная, но пустоватая и довольно искусственная. Очень талантливый «Бойцовский клуб» (1999), штурмующий восприятие, но также вполне наивный с точки зрения сюжетосложения. И вот, наконец, вышедшая в США пару недель назад «Комната страха», которая наверняка окажется самым успешным проектом Финчера... >>
  • //  17.04.2002
Приключения обитателей «Санта-Барбары» закончились внезапно
Сегодня на РТР показана последняя купленная каналом серия «Санта-Барбары» -- 2040-я. Оставшиеся до финала 97 серий решено не покупать и не показывать. На заре российской свободы, десять лет назад, первые серии знаменитого сериала американской компании NBC действительно усадили к экрану чуть ли не всех граждан новой России. Тогда «Санта-Барбару» смотреть было куда более «интеллигентно», чем латинские страсти по «Просто Марии», а калифорнийские богатые смеялись и плакали гораздо более убедительно, чем их южноамериканские коллеги. И почти семь лет в лучшее эфирное время нам показывали историю про две семьи заокеанских миллионеров. Однако постепенно фильм из символа нового телевидения все больше превращался в надоевшего родственника, что зудит, ноет, а не выгонишь... >>
  • //  17.04.2002
Издательству «Вагриус» исполнилось десять лет
Когда (если) будет писаться обстоятельная история русской литературы рубежа тысячелетий, имя издательства «Вагриус» займет в ней одну из самых важных позиций. Созданная десять лет и сперва не слишком приметная фирма с диковинным названием не только сумела выстоять на диковатом российском рынке, но и сохранила «исходные» принципы. Выпуская коммерческие книги (кстати, отнюдь не худшего качества), издательство постоянно и целенаправленно пестовало серьезную литературу. Иногда это удавалось лучше, иногда хуже, но стратегия оставалась неизменной. И в начале 90-х, когда современному прозаику или поэту было просто «некуда пойти», и сейчас, когда за живую серьезную словесность всерьез взялись самые разные издательства... >>
  • //  17.04.2002
Юрген Хартен -- один из самых известных кураторов Европы. На протяжении многих лет он возглавлял музей Кунстхалле (Дюссельдорф). Хартен стал легендой в своей профессии, его выставки вошли в историю современного искусства и во многом определяли художественный процесс последних десятилетий прошлого века. Он приехал в Москву в связи с началом работы над выставкой «Москва--Берлин. 1950--2000». Выставка должна открыться в Берлине осенью 2003 года и в марте 2004 в Москве. Она станет продолжением известного проекта, который был показан в Берлине и Москве в 1995--1996 годах. С Юргеном ХАРТЕНОМ встретилась наш корреспондент Фаина БАЛАХОВСКАЯ... >>
реклама

  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ