N°5
15 января 2002
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ЗАГРАНИЦА
 КРУПНЫМ ПЛАНОМ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 НА РЫНКЕ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
  ПОИСК  
  • //  15.01.2002
Правду о финансах правительства скажем только мы
О видении Счетной палатой системы государственного финансового контроля газете «Время новостей» рассказал заместитель руководителя аппарата СП Сергей ШАХРАЙ.

-- В чем недостатки ныне действующей системы государственного финансового контроля?

-- Системы финансового контроля в России сейчас не существует. Это плохо. Но хорошо уже то, что эта проблема осознана. И в минувшем году уже было поручение президента в адрес Михаила Касьянова, налоговых органов и Счетной палаты создать концепцию системы государственного финансового контроля. По моей информации такая работа ведется. В частности, одну из рабочих групп возглавляет министр финансов Алексей Кудрин. Над этой же задачей бьются лучшие умы Счетной палаты, независимые эксперты из экономических и научных заведений страны.

-- Какую роль должна играть в этой системе Счетная палата?

-- Только Счетная палата осуществлять весь государственный контроль не может и не должна. Но у нее в этой системе совершенно особое место. В отличие даже от глубокоуважаемого Министерства финансов, о котором в Конституции нет ни слова, Счетная палата РФ -- это конституционный орган, орган вневедомственного финансового контроля. По большому счету она -- атрибут гражданского общества. Потому что она создается избранными народом депутатами для контроля за нашими с вами налогами. То есть мы, как налогоплательщики, заинтересованы в том, чтобы в стране был независимый от Минфина, от губернаторов, правительства орган контроля над тем, куда идут наши деньги. Счетная палата наделена очень серьезными конституционными полномочиями. Мы даем заключение на проект бюджета, на отчет о том, как правительство исполнило бюджет. По большому счету у президента страны другого такого органа, который скажет правду о финансах самого правительства, нет. По определению понятно, что Минфин не будет докладывать о своих болячках и проблемах. Ну, кто же будет докладывать о том, что у тебя не получается? Или, не дай бог, кто-то расхищает что-то. Так что востребованность Счетной палаты обществом сейчас будет возрастать, а ее место в системе государственного финансового контроля будет ведущим.

-- Нужно ли что-то менять в законодательстве на эту тему?

-- Во-первых, после разработки концепции системы государственного финансового контроля, а эта работа должна быть закончена в течение полугода, потребуется пакет законов, которых сейчас нет. Я хочу подчеркнуть, что речь идет не об изменениях, а о создании законодательства о государственном финансовом контроле. И уже в рамках этой большой работы определенной корректировке будет подлежать сам закон о Счетной палате. С момента его принятия пошел уже седьмой год. Время показало, что закон работоспособный, но многие вещи надо менять. Например, Счетная палата появилась в то время, когда парламент вовсю боролся с президентом. Поэтому про президента в этом законе нет ни слова. По сути, обращения президента проверить расходование бюджетных средств -- а он глава государства, гарант Конституции, избранный напрямую народом, -- в законе нет. На практике, естественно, авторитет президента, его положение в нашей политической системе приводят к тому, что при нынешнем руководстве Счетной палаты мы тесно взаимодействуем. Впервые состоялась встреча президента с коллегией Счетной палаты, но это, как говорится, отношения не юридические, а фактические, по жизни. В законе должна быть отражена роль президента в запуске механизма государственного финансового контроля. Еще проще: обращения президента в адрес Счетной палаты должны быть обязательны к нашему рассмотрению.

Теперь другой вопрос -- что нужно корректировать в законе о Счетной палате? Вот в 2001 году мы нашли 64 млрд рублей, которые были нецелевым образом израсходованы различными структурами. Что дальше? А дальше очень часто происходило так, что с предписаниями, с актами проверки Счетной палаты поступали как с мусором, бросали, по сути, в корзину. Речь идет о том, что юридически оформленные акты проверки Счетной палаты должны иметь юридические и финансовые последствия. В частности, за палатой должно быть юридически закреплено право обращения в суд в интересах государства. Мы государственный конституционный орган, мы от имени государства нашли украденные или нецелевым образом использованные деньги, и мы должны попытаться эти деньги государству вернуть. Это нормальная практика, принятая во всем мире.

Ну и, наконец, территориальные органы Счетной палаты. Еще в прошлом году президент страны внес в Госдуму проект закона о создании территориальных органов Счетной палаты. Я вижу проблему в том, что депутаты при бездействии правительства уже почти год мурыжат законодательную инициативу президента России. Речь идет только о том, чтобы наделить нас правом создать хотя бы в рамках семи федеральных округов наши подразделения. Ведь у нас большая часть субъектов Федерации живет за счет денег, получаемых из федерального бюджета. Элементарная логика -- приблизить проверяющих туда, где деньги пропадают.

-- Как будут делиться в этом случае ваши полномочия и полномочия КРУ Минфина?

-- Проверять сам себя никто не будет. Например, приехало КРУ Минфина и обнаружило, что Минфин не вовремя распределил средства, а из-за этого бюджетополучателю пришлось деньги перебрасывать с одной статьи на другую. То есть тратить их нецелевым образом. И что же, Минфин сам себя высечет? Такого не бывает. И вообще, проблем внутри Минфина и внутри правительства больше, чем в Счетной палате, потому что после создания системы Казначейства существование КРУ Минфина в нынешнем виде алогично. Шесть тысяч сотрудников занимаются не понятно чем, хотя я и с уважением отношусь к труду этих людей. Казначейство должно быть наделено функциями проверки того, куда ушли деньги, Казначейством же выделенные. Оно же тоже структура Минфина. Пусть хотя бы внутри ведомства разберутся. Но я думаю, что эту проблему мы решим в рамках общей системы госфинконтроля. Во всяком случае, председатель Счетной палаты говорил об этом на недавней встрече у президента. Там были Алексей Кудрин, Татьяна Нестеренко, наш главный казначей, все договорились о взаимодействии и получили такое указание от президента. Счетная палата к этому готова.
Беседовала Анна ФЕОФИЛАКТОВА

реклама

  ТАКЖЕ В РУБРИКЕ  
  • //  15.01.2002
Минфин не устраивают планы Сергея Степашина
Главными конкурентами в борьбе за право возглавить и осуществить реформу системы государственного финансового контроля (СГФК) сегодня являются Счетная палата и Министерство финансов. Для главы СП Сергея Степашина поставить свою организацию выше всех прочих контрольных органов -- дело аппаратной чести и доблести. Создание СГФК по плану г-на Степашина может вывести СП на качественно новый политический уровень, а также позволит реализовать его давнюю мечту -- превратить СП из органа парламентского контроля во влиятельный орган при президенте... >>
  • //  15.01.2002
Контроль за финансовыми потоками становится приоритетным направлением современной российской политики. Власть делает все, чтобы государственные деньги распределялись и расходовались под ее неусыпным доглядом. Система тотального контроля еще, правда, не выстроена -- для этого необходимо время и согласие ведомств, в сферу полномочий которых входит присмотр за деньгами... >>
  • //  15.01.2002
О видении Счетной палатой системы государственного финансового контроля газете «Время новостей» рассказал заместитель руководителя аппарата СП Сергей ШАХРАЙ... >>
Реклама