N°23
08 февраля 2002
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ЗАГРАНИЦА
 КРУПНЫМ ПЛАНОМ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
 АФИША
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728   
  ПОИСК  
  • //  08.02.2002
Небесные создания
Берлинский фестиваль начался с фальшивой ноты

версия для печати
Успех нельзя запрограммировать -- в этой истине в очередной раз заставило убедиться открытие Берлинского кинофестиваля в минувший вторник. Казалось, триумф нового фестивального директора Дитера Косслика был неизбежен. Косслик со вкусом рассуждал о ренессансе в немецком кино, пригласил в конкурс четыре немецкие картины, а для церемонии открытия выбрал «Рай» Тома Тыквера, поставленный по сценарию покойного польского режиссера Кшиштофа Кеслевского (соавтор Кшиштоф Песевич). Ингредиенты безупречны: Тыквер -- лучший в Германии и один из лучших в мире артхаусный режиссер, автор «Беги, Лола, беги» и «Принцессы и воина»; Кеслевский -- признанный классик, икона европейского авторского кино; исполнители главных ролей Кейт Бланшетт («Елизавета», «Властелин колец») и Джованни Рибизи («Спасение рядового Райана», «Бойлерная») -- актуальные молодые звезды, снимающиеся в крупных проектах, но не продавшиеся мейнстриму с потрохами. Придумано и продумано все было правильно, да и новая немецкая волна действительно существует -- настоящая, не вымышленная. Лишь одна загвоздка: кино у Тыквера не получилось.

Мне не приходилось видеть другого такого фильма, который был бы настолько совершенен с точки зрения работы актеров, оператора, художника -- и при этом так разочаровывал бы в целом. Место действия -- Турин. Школьная учительница по имени Филиппа (Бланшетт) решает уничтожить подпольного наркобарона и приносит самодельную бомбу в его офис. По случайности вместо наркобарона от взрыва гибнут четыре ни в чем не повинных человека. Филиппу задерживают карабинеры. Во время допросов в нее влюбляется молодой офицер (Рибизи) и помогает ей бежать...

Рибизи и Бланшетт, побрившие после побега головы, превращаются в двух идеальных андрогинов, обитателей рая после грехопадения. Камера летает над прекрасной Тосканой не на вертолете или кране, а на крыльях режиссерского воображения. Снятые сверху угловатые туринские улицы, кажется, вот-вот составят какую-то надпись, которая даст всему объяснение и оправдание. Все это нереально красиво, но мертво. Никакой «метафизической, одухотворенной, трансцендентной любви», о которой говорила Кейт Бланшетт на пресс-конференции, на экране нет и в помине. Тыквер силится вспомнить собственные удачи. Он снова снимает фильм о том, что любовь способна искупить любую трагедию, любое преступление, сделать бывшее небывшим. Даже сцена, в которой карабинер склоняется над потерявшей сознание девушкой, по кадрам рифмуется с трахеотомией из «Принцессы и воина». Но любовь не живет в мире моральных абстракций и тяжеловесных аллегорий, которыми известен автор «Декалога» и «Трех цветов» Кеслевский.

До «Рая» Тыквер снимал фильмы только по своим сценариям. Экранизируя Кеслевского, он, по его словам, «вступил на неизведанную территорию». Но то, что «работает» в жестком, ригористичном религиозном мире Кеслевского, оказалось противопоказано вселенной Тыквера, в которой все было основано на игре волшебных случайностей и совпадений. В сценарии Кеслевского случайностей не бывает. Стоит на экране появиться двум очаровательным девочкам, и зритель понимает, что именно они, а не наркобарон, станут жертвами взрыва. Железобетонная католическая логика наказания и возмездия уместна, когда она подкреплена настоящей верой, как у Кеслевского. Когда же к ней обращается автор молодежных хитов, получается неуклюже и неправдоподобно. Вдруг вылезают наружу все несообразности, которые маскировал католический аскетизм. С какой стати, например, героиня Бланшетт сооружала бомбу, если можно было просто застрелить супостата, тем более что она и не думала скрываться от полиции?

Тыквер известен как режиссер, любящий ставить перед собой трудные, почти невыполнимые задачи. Сжать биографию персонажа в две секунды и растянуть двадцать минут действия на полтора часа? Заставить актрису пробежать на съемках несколько десятков километров? «Беги, Лола, беги». Превратить мелодраму в высокую трагедию? Разглядеть в случайности знак судьбы? Пожалуйста -- «Принцесса и воин». В «Рае» Тыквер взялся за задачу, которая даже ему оказалась не по силам. Невозможно придумать веру, которой не обладаешь. Но максимализм режиссера впечатляет -- будем ждать следующей попытки.

Подпись под фото:

Убийца-террористка и офицер-дезертир наслаждаются земным раем
Алексей МЕДВЕДЕВ, Берлин

реклама

  ТАКЖЕ В РУБРИКЕ  
  • //  08.02.2002
Лучшим рассказчиком минувшего года признан Виктор Астафьев
При распределении литературных наград «процесс» зачастую красноречивее результата. Сюжет с премией Юрия Казакова не исключение. Премия эта -- за лучший рассказ года -- вручается во второй раз. Судьбу ее решают учредители -- Благотворительный Резервный фонд и журнал «Новый мир»... >>
  • //  08.02.2002
Большой театр готовит премьеру «Адриенны Лекуврер»
На сцене Большого театра 17 февраля появится опера Франческо Чилеа «Адриенна Лекуврер» (1902). Последовательная ревизия итальянских кладовых (в декабре была «Сила судьбы» из неаполитанского «Сан Карло», сценическую версию пуччиниевской «Турандот» придумывает режиссер Франческа Дзамбелло) привела в Москву спектакль, поставленный «Ла Скала» в 1989 году. Постановка вполне отвечает нынешнему увлечению ГАБТа западноевропейским оперобалетным ретро: «Силе судьбы» -- двадцать лет, недавней «Тщетной предосторожности» -- сорок два, а хореографу Ролану Пети, которому мы обязаны «Пиковой дамой», так вообще под восемьдесят... >>
  • //  08.02.2002
В немного недостроенном Московском центре Института Сервантеса его королевское высочество принц Астурийский торжественно открыл первую выставку. Институт Сервантеса -- организация, представляющая культуру и язык Испании почти в сорока странах. Любителей испанской культуры можно поздравить. Центр будет организовывать выставки и концерты, здесь откроются курсы испанского языка и общедоступная библиотека... >>
  • //  08.02.2002
Берлинский фестиваль начался с фальшивой ноты
Успех нельзя запрограммировать -- в этой истине в очередной раз заставило убедиться открытие Берлинского кинофестиваля в минувший вторник. Казалось, триумф нового фестивального директора Дитера Косслика был неизбежен. Косслик со вкусом рассуждал о ренессансе в немецком кино, пригласил в конкурс четыре немецкие картины, а для церемонии открытия выбрал «Рай» Тома Тыквера, поставленный по сценарию покойного польского режиссера Кшиштофа Кеслевского (соавтор Кшиштоф Песевич). Придумано и продумано все было правильно, да и новая немецкая волна действительно существует -- настоящая, не вымышленная. Лишь одна загвоздка: кино у Тыквера не получилось... >>
  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ  
Реклама