N°104
17 июня 2002
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ЗАГРАНИЦА
 КРУПНЫМ ПЛАНОМ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 НА РЫНКЕ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
  ПОИСК  
  • //  17.06.2002
За того парня
«Улица наслаждений» от Сочи до Москвы

версия для печати
Фильм Патриса Леконта «Улица наслаждений» участвовал в международном конкурсе, но в результате остался без призов. Тем не менее фильм этот заслуживает самого пристального внимания, которое вскорости сможет оказать ему каждый желающий: уже со следующего четверга, с 20 июня, «Улицу» можно будет увидеть в кинозале «35 ММ».

За последнюю пятилетку Патрис Леконт снял пять фильмов. После тяжеловесного и бессмысленного комедийного боевика «Один шанс из тысячи» его несложно было списать со счетов и вообще забыть о том, что был когда-то режиссер, способный заглянуть в самую сердцевину чувств и эмоций, не прибегая при этом к запрещенным нижепоясным приемам, так, как это удавалось Леконту в «Мсье Ире» или «Муже парикмахерши». К счастью, сразу за «Шансом» последовала «Девушка на мосту», и у поклонников вырвался вздох облегчения: та же самая Ванесса Паради, что в «Шансе» механически отрабатывала источающийся нимфеточный имидж, в «Девушке» гляделась истинным ангелом. Последовавшие за ней «Вдова с острова Сен-Пьер» и «Феликс и Лола» оказались фильмами не такими пронзительными, но вполне достойными и настоящими. И наконец, в «Улице наслаждений» Леконт снова, но теперь уже безусловно точно и снайперски, угодил в самое яблочко.

Улица наслаждений в фильме, разумеется, состоит из незакрытых еще парижских борделей, в главном из которых -- «Восточном дворце» -- родился и вырос главный герой, Малыш Луи, к концу второй мировой превратившийся из юного херувима в невысокого толстяка с незапоминающимся лицом и матовой лысиной. Еще в детстве на вопрос «чем ты будешь заниматься, когда вырастешь» он на удивление уверенно отвечал: «Заботиться о женщине». Он долго не встречал объекта для своей опеки, перестилал простыни, выносил мусор и массировал девицам натруженные плечи, пока не появилась Марион. Тогда Малыш Луи окончательно вырос. Всю свою негромкую пыльную жизнь он положил на то, чтобы в своем списке заветных желаний Марион не оставила ни одного не зачеркнутого пункта: научиться плавать, выступать в мюзик-холле и главное -- влюбиться. Она влюблялась чуть ли не каждый день, в каждого следующего клиента, только за то, что очередной жених на час просто смотрел на нее и ничего не говорил. Последнее же слово -- и Марион об этом даже не подозревала -- все равно оставалось за Малышом. И в конце концов он устроил для Марион встречу с настоящей любовью, которая, как и всякая настоящая любовь, могла принести ей все, кроме счастья. Но было уже поздно.

Фильм не стесняется быть простым, даже элементарным. Да и прихотливость иных сцен, как будто позаимствованных из арсенала «Амели», когда любой неожиданно проскочивший каламбур готов расцвести на экране мимолетным визуальным гэгом, мультяшной вставкой, монтажным кульбитом, не всегда кажется органичной и необходимой. Но фильм не становится от этого хуже. В нем есть место не только для прихотливо придуманной, душераздирающей любовной истории. Но и для никак не декларируемых внешне ужаса и величия положения этого маленького смешного человека, предназначенного для того, чтобы желать счастья ближнему, отказывая в нем себе самому. Для Малыша Луи это стало настоящим духовным подвигом, и неслучайно именно он, не имеющий сана, но прикоснувшийся к высшим сферам человеческого духа, венчает Марион и ее возлюбленного в заброшенной церкви. Прекрасно понимая, что подвиг его будет воспринят в лучшем случае как должное. Ближе к концу, когда абсолютно счастливая Марион на собственной свадьбе будет танцевать с Малышом Луи последний танец, она из лучших побуждений попытается сказать ему что-то заветное и своей искренностью оскорбит до глубины души: «Помнишь мой список? Ты в нем тоже был». Оправиться от всепоглощающего ужаса этого «тоже» способен не каждый. Возможно, его вообще не стоит прощать. Малыш нашел в себе силы стерпеть и это. И окончательно перестал существовать: взгляды безымянных убийц, ставящих своими пулями жирную точку в конце этой истории, невидяще скользят по скрюченной фигуре нелепого пузана: для них, как и для всего окружающего мира, он попросту не существует. И Малыш Луи остается в живых, чтобы получить единственную и страшную награду в своей глупой и несчастной судьбе: самое любимое и ценное существо на свете проводит последние минуты жизни у него на руках. «Так было предначертано судьбой», как поется в песенке, которую Марион все-таки спела в своем заветном мюзик-холле.

Леконта уже обвиняют в том, что фильм его слишком спокоен, слишком гладок и правилен, чтобы прочувствовать трагедию героев по-настоящему. Но на самом деле именно эта отрешенность и наносит наиболее сильный удар по сознанию. В абсолютном вакуумном спокойствии прячется отчаяние самой высокой пробы. И пенять на это -- все равно что требовать от пережившего личную драму живого человека непременной истерики. Как будто бы он может быть виноват в том, что даже в самый жуткий период собственной жизни сумел найти для исповеди правильные слова и ни разу не сорвался на рыдание.
Станислав Ф. РОСТОЦКИЙ

реклама

  ТАКЖЕ В РУБРИКЕ  
  • //  17.06.2002
Закончился Открытый Российский кинофестиваль в Сочи
В этом году (в отличие от прошлого, когда оглашение лауреатов шло под дружный свист части публики), распределение призов вызвало скорее удовлетворение. Конкурс не был по-настоящему представителен, и «Кинотавр» на этот раз не может претендовать на роль зеркала отечественного кинопроцесса. Но если выбирать из того, что было, то следует признать, что оба жюри (и основного конкурса, и дебютного) сделали свой выбор адекватно общему, то есть сложившемуся на фестивале, впечатлению... >>
  • //  17.06.2002
«Улица наслаждений» от Сочи до Москвы
Фильм Патриса Леконта «Улица наслаждений» участвовал в международном конкурсе, но в результате остался без призов. Тем не менее фильм этот заслуживает самого пристального внимания, которое вскорости сможет оказать ему каждый желающий: уже со следующего четверга, с 20 июня, «Улицу» можно будет увидеть в кинозале «35 ММ»... >>
  • //  17.06.2002
На Международном фестивале в Сочи дела идут все лучше и лучше. Программа была очень интересной, и особенно жаль, что смотреть ее мешала необходимость присутствовать на показе отечественных конкурсных фильмов -- просмотры часто совпадали. Однако на фильме, получившем главный приз, -- «Дикие пчелы» Богдана Сламма -- зал был полон, и всем фильм очень понравился. Еще больший ажиотаж поначалу вызвал фильм Юрия Ильенко «Молитва о Гетмане Мазепе». Однако очень скоро публика стала покидать зал большими группами, и до конца досидели единицы. Перед показом выступил Никита Джигурда, простодушно рассказавший среди прочего про казус со своей ролью. Он выучил текст роли короля Карла на шведском, но когда уже готовую картину смотрели шведы, они поинтересовались, на каком языке говорит актер. Выяснилось, что в целях экономии второй режиссер поручил перевод текста какому-то неизвестному человеку, переложившему роль на странную тарабарщину. Пришлось переозвучивать Карла по-украински. Вот так серьезно делалась самая многобюджетная картина независимой Украины... >>
  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ  
Реклама