N°169
17 ноября 2000
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ЗАГРАНИЦА
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   
  ПОИСК  
  • //  17.11.2000
Оптимист-додекафонист
В «Геликон-опере» прошел фестиваль музыки Эрнста Кшенека

версия для печати
Ровесник века, Эрнст Кшенек прожил долгую жизнь -- девяносто один год. К концу ее он вкусил все положенные композитору-патриарху радости -- фестивали, юбилеи, приглашение в Дармштадт, цитадель послевоенного авангарда, монополизированную славу автора первой джазовой («Джонни наигрывает», 1926) и первой додекафонной («Карл V», 1933) опер, Большой серебряный крест Австрии и Золотую медаль Вены. Однако несложно догадаться, что жизнь у него, венского полуеврея чешского происхождения, к середине тридцатых увлекшегося додекафонией, была непростой и насыщенной. Как и у многих, нацизм разрезал ее на две части -- европейскую и американскую. И никакие послевоенные почести не вернули Кшенеку довоенной Европы. Умер он в Америке. Его могила -- в Вене.

Метаморфозы двадцатого века не обошли стороной и весьма обширное творчество Кшенека. Он писал практически во всех имеющихся музыкальных жанрах и использовал все известные композиторские техники и стили -- от джаза и неоромантизма до электроники и рока, хотя в историю, наравне с Арнольдом Шенбергом, вошел прежде всего как один из теоретиков додекафонного метода. Разговоры о протеизме, однако, в наше время уже никого не удивляют. Интереснее своеобразное отношение Кшенека к искусству -- довольно панибратское, чурающееся всяческой возвышенности. Житейские реалии входят в него как к себе домой. В сюжетах его двадцати четырех опер, либретто к которым композитор по большей части писал сам, можно найти современных спортивных звезд и диктаторов «банановых» республик, компьютер и фантастические перелеты из тринадцатого века в двадцатый.

Одну из опер Кшенека взялись поставить и на московском фестивале, проведенном на сцене «Геликон-оперы» в честь столетия композитора и составленном из его камерных вокальных и инструментальных опусов. Короткая и забавная «Цена доверия» (1945) для четырех солистов и фортепиано стала вполне успешным завершением этого трехдневного мероприятия, в целом не вызвавшего у московской публики особого энтузиазма.

Музыку Кшенека, как и всякую другую, не относящуюся к первой категории качества, исполнять трудно. Честное и безыскусное выигрывание нот ведет к ее полной дискредитации. А уж бессовестное чтение с листа (без которого на фестивале тоже не обошлось) и вовсе может вызвать в слушателе жгучую ненависть к автору. Тут от исполнителя требуются особого рода любопытство и бескорыстие, позволяющие свое собственное мастерство выдавать за мастерство композитора. Музыке Кшенека в этом смысле повезло. Она помнит как минимум двух великих исполнителей -- Марию Юдину и Глена Гульда. Оба славны своей парадоксальностью и волюнтаризмом.

Лучшим исполнителем Кшенека на московском фестивале был один из его организаторов пианист Юрий Полубелов. Роль аккомпаниатора, которую он на себя взял (помимо фортепианной партии в опере он вместе с солисткой «Геликона» Светланой Российской исполнил отдельные песни из «Книги путешествий по австрийским Альпам»), нисколько этому очевидному факту не вредила. Додекафонная музыка была у него по-хорошему сложна и искусна и вместе с тем лишена какого бы то ни было занудства. А четверка солистов (Дмитрий Коротков, Татьяна Куинджи, Андрей Паламарчук и Светлана Российская) чувствовали себя в ней на удивление свободно.

Еще одним человеком, который приложил усилия для того, чтобы знакомство слушателей с оперой Кшенека стало легким и приятным, был режиссер Дмитрий Бертман. Впрочем, усилий этих, как и декораций Татьяны Тулубьевой, было немного, что пошло спектаклю только на пользу. Жаль, правда, что не нашлось места хвосту скелета динозавра из Британского музея, указанному Кшенеком в качестве фона для одной из сцен. Совершенно правильно, что вопреки моде опера пелась на русском языке, причем на вполне современном. Таким образом, слушатели смогли познакомиться не только с Кшенеком-композитором, но и с Кшенеком-либреттистом, придумавшим для своей «Цены доверия» вполне экспрессионистский сюжет, -- впрочем, совсем не мрачный и заканчивающийся стремительным хеппи-эндом. Две недоверчивые пары, минут сорок мучительно выясняющие отношения, совершают наконец правильную рокировку и на последних тактах под звуки гимна доверию обретают счастье. А слушатель, удивленный столь легкомысленным поворотом, обретает веселое настроение.
Екатерина БИРЮКОВА

реклама

  ТАКЖЕ В РУБРИКЕ  
  • //  17.11.2000
В «Геликон-опере» прошел фестиваль музыки Эрнста Кшенека
Ровесник века, Эрнст Кшенек прожил долгую жизнь - девяносто один год. К концу ее он вкусил все положенные композитору-патриарху радости - фестивали, юбилеи, приглашение в Дармштадт, цитадель послевоенного авангарда, монополизированную славу автора первой джазовой («Джонни наигрывает», 1926) и первой додекафонной («Карл V», 1933) опер... Одну из опер Кшенека взялись поставить на московском фестивале, проведенном на сцене «Геликон-оперы» в честь столетия композитора. >>
  • //  17.11.2000
Издатели не теряют надежды создать "русскую Хмелевскую"
Восемнадцать лет назад из зелененького сборника "Современный польский детектив", от которого никто ничего особо не ждал, выпорхнула героиня повести Иоанны Хмелевской "Что сказал покойник". Тезка автора - эдакая «кошелка» на грани сороковника - оказывалась в эпицентре невероятных приключений. Неудивительно, что "Покойник" пани Иоанны и поныне является объектом для подражания, стимулом для отечественных издателей: неужто не может собственных Хмелевских российская земля рождать? >>
  • //  17.11.2000
Театральная премия «Хрустальная Турандот» переносится на май 2001 года
По случаю юбилейной, десятой по счету, церемонии вручения театральной премии «Хрустальная Турандот», назначенной на 11 декабря 2000 года, учредители затеяли внести в дизайн наградной статуэтки некоторые изменения. Они решили сделать ее «ближе к сценографии вахтанговского спектакля, впервые представившего Турандот России». З >>
  • //  17.11.2000
На выставке Марии Чуйковой экспонаты пробовали на вкус
Художница Мария Чуйкова работает с насущными вещами. Уже несколько лет она устраивает акции, во время которых кормит благодарных зрителей собственноручно приготовленными яствами, как правило, самыми простыми - борщами, пельменями, супами. Супу, непременному блюду русских и советских, семейных и общепитовских обедов, посвящена новая выставка Чуйковой, открывшаяся в «TV-галерее» и озаглавленная «Рецептуры. Тело супа. Звуки супа». >>
  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ  
Реклама