N°146
13 октября 2000
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ЗАГРАНИЦА
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
  ПОИСК  
  • //  13.10.2000
Биньямин Нетаньяху: Нужна политика сильной руки
версия для печати
Израильские правые всегда говорили, что уступки палестинцам, на которых базировалась ближневосточная политика последних лет, приведут к большой войне. Израильский журналист Аркан КАРИВ встретился по просьбе газеты «Время новостей» с человеком, приложившим немало усилий для того, чтобы затормозить мирный процесс, -- предшественником Эхуда Барака на посту премьера Израиля Биньямином НЕТАНЬЯХУ.

-- Такое ощущение, что положение безвыходное. Что бы ни предпринял Израиль, это обернется против него.

-- Я думаю, что в настоящий момент требуется политика сильной руки. Нужна инициативная реакция, потому что до сих пор палестинцы диктовали ход событий, а теперь к ним присоединилась еще и «Хезболлах», плюс полная поддержка арабского мира. Все граждане Израиля, которым дорого будущее страны, должны сегодня поддержать энергичную политику с применением силы.

-- Все вокруг говорят, что мы стоим на пороге регионального конфликта. Не приблизит ли политика сильной руки войну?

-- Этот вопрос всегда возникает, когда ты оказываешься лицом к лицу с насилием или волной террора: отвечать или нет. И всегда есть соображение, что если мы ударим, то они тоже ударят. Это правда, но нет другого способа остановить тех, кто на нас нападает. Именно поэтому и возникло государство Израиль. Эта страна возникла, чтобы защитить евреев, и мы обладаем необходимой силой. Я ожидаю жесткой реакции от правительства и от премьер-министра. Ему обеспечена полная поддержка как с моей стороны, так и, я полагаю, со стороны большинства граждан.

-- Что бы вы конкретно сделали, чего не сделал Барак?

-- События последних недель несомненно привели к значительному ослаблению сдерживающей мощи государства Израиль. Мы, безусловно, обязаны вернуться к тем принципам, согласно которым не бросают солдат и не покидают святых мест, потому что это воспринимается арабским миром как бегство и поощряет новые атаки. Я считаю важным не заниматься сейчас тем, что было, а выработать твердую линию, чтобы отразить реальную опасность. Это уже не теоретическая опасность и не только внешняя, это опасность разойтись по швам изнутри. Единственным ответом может быть бескомпромиссная твердость против внутренних и внешних нападок.

-- Можно ли избежать войны?

-- Я не знаю, хотят арабские страны войны, готовы ли они к ней. По моим оценкам, в данный момент не готовы. Хотя все может покатиться по наклонной. Одно я знаю точно: слабая политика, уступки лишь укрепляют арабов в их притязаниях и приводят к насилию и террору. Я всегда утверждал, что правильная политика -- уменьшить уровень ожиданий арабов, сократить размеры уступок, чтобы приучить их к мысли о том, что компромисс должен быть взаимным.

- Дадут - получат, не дадут - не получат?

- Конечно. Может быть, сегодня те требования, которые я им выставлял, становятся понятнее: сократить ряды палестинской полиции; вернуть лишнее оружие; полностью прекратить подстрекательскую деятельность; бороться с террором. В Осло палестинцы обязались отказаться от борьбы с помощью насилия и не использовать его в качестве некоего крана: то открывать, то закрывать в зависимости от успехов на переговорах. Мы имеем дело с грубым нарушением принципа отказа от насилия. Когда я увидел, что они не желают по-настоящему мира, я не дал им ни метра. Они получили от меня всего два процента. Нужно совсем спрятать голову в песок, чтобы не видеть, что палестинцы пользуются переданными им территориями как плацдармом для нападения на нас. И сегодня пока палестинцы не откажутся от насилия, мы не должны продолжать переговоры.

- У вас не получилось, у Барака не получилось, и сегодня даже в Партии труда (левая партия, к которой принадлежит премьер Барак - Ред.) говорят о том, что у нас нет партнера для переговоров.

- Прежде всего, надо сказать, что я не только ограничил уступки, но и вернул ситуацию в нормальное русло, остановив волну террора. Правильная политика это, как я ее называю, - мир на основе мощи. Жаботинский (один из идеологов сионизма - Ред.) называл это «железной стеной». Нет другого выхода. Пока арабский мир не прошел процессы демократизации, глобализации, позволяющие плюрализм мнений. Общественное мнение у них определяется правителем, тем или иным диктатором.

- Это позиция Щаранского -- не вести переговоры, пока они не демократизируются.

-- Есть известное эссе Эммануила Канта «Вечный мир». Кант утверждал, что есть два вида мира: мир с демократией и мир с диктатурой. Мир с демократией осуществляется автоматически, ибо демократия отражает желание большинства, а большинство граждан не хотят войны. Кант задает вопрос: что может обеспечить мир с диктатурой? Необходим внешний сдерживающий фактор, который обеспечивает демократия. Поэтому мы должны увеличивать оборонительную мощь Израиля. Если эта мощь ослабевает, -- а это то, что произошло в последнее время, -- мы оказываемся на грани войны. Это уравнение всегда было для меня очевидным. Можно добиться мира с арабами, но это будет мир, основанный прежде всего на отсутствии боевых действий и сдерживании с помощью все той же «железной стены».

-- Сможем ли мы сегодня выстоять против военной коалиции арабских стран?

-- Надеюсь, что до этого не дойдет. Я не считаю, что к этому стремятся соседние с нами режимы. Но нужно понимать, что у Израиля достаточно сил, чтобы защитить себя от любой военной коалиции в регионе.

-- Правда? Израиль победит? В 1973-м мы были на грани...

-- Я думаю, что в израильском общественном мнении произошли кардинальные изменения. Сорвана маска, под которой обнажились истинные намерения арабов. Истинные намерения палестинского руководства проявились дважды. Первый раз -- при изложении целей во время переговоров. К власти пришло самое уступчивое правительство за всю историю Израиля, оно пошло на беспрецедентные уступки, включая невозможное -- уступки в Иерусалиме; было готово на уступки в Иорданской долине, даже американцы в Кемп-Дэвиде удивились. Палестинцы сказали: «Мы хотим больше!» Они не хотят мира с Израилем, они хотят мира без Израиля. Уже при изложении целей было ясно, что их интересует получить не территории, захваченные Израилем в 1967-м, а территории, определенные ООН в 1948 году. А способ достижения этих целей: отгрызать от Израиля кусок за куском с помощью насилия и террора.

-- Придя сюда к вам, я с удивлением обнаружил на двери табличку «премьер-министр».

-- Это табличка из канцелярии премьер-министра, случайно захватили.

-- Если бы вы были сейчас премьер-министром, чтобы вы предприняли, конкретно?

-- Я бы вел политику сильной руки...

-- Это я понял. А конкретно?

-- Уверяю тебя, что можно отдать массу указаний армии. Да и не только армии. Есть экономика, есть инфраструктура, которыми мы можем в полной мере воспользоваться против палестинцев. Да мы ими и пользовались. В свое время, когда были вспышки террора, я немедленно прекратил переговоры. И приостановил на два месяца перевод палестинской администрации денег от НДС.

-- Ну хорошо, сильная рука. И что? Опять входить в Газу? Будет интифада. В прошлый раз с ней ничего не могли сделать.

-- Есть масса возможностей.

-- Во время интифады, между прочим, у палестинцев не было такого количества оружия, как сейчас.

-- Мы в свое время выступали против того, чтобы давать им оружие. Может быть, сегодня стала яснее опасность создания суверенного палестинского государства, способного вооружаться, создать армию и привести миллионы беженцев, которые прорвутся в Израиль.

-- Это только заостряет мой вопрос: что делать с вооруженным и рвущимся в бой народом? Задавить их танками?

-- Возможно, что из-за ослабления имиджа нашей обороноспособности нам придется потратить время на то, чтобы заставить палестинцев снизить уровень ожиданий, -- чтобы перестали кричать «бей их!», думая, что мы потеряли волю к сопротивлению. Израилю приходилось несколько раз избавлять арабов от подобного заблуждения. Это типичное заблуждение диктатуры по отношению к демократии: они интерпретируют нашу внутреннюю полемику как слабость, не понимая, что в свободе -- наша сила.

-- Кроме палестинской проблемы мы оказались перед серьезной проблемой израильских арабов. Такой вспышки насилия с их стороны Израиль еще не знал.

-- Израильские арабы не представляют отдельной проблемы. С укреплением палестинского суверенитета происходит все большая палестинизация арабов Израиля.

-- Так они что, пятая колонна?

-- Дело не в пятой колонне. Это все тот же вечный вопрос мира между нами и арабами, и неважно, идет речь о внешнем мире или о внутреннем. Он основан на мощи Израиля и понимании того, что Израиль -- это сильно и надолго. На самом деле настоящий мирный процесс начался 11 июня 1967 года. В этот день Израиль передвинул границу от предместий Тель-Авива к границе с Иорданией и превратился из страны шириной в 10 км в страну шириной 70 км. Тогда начался мирный процесс. А сейчас у арабов сформировалось ошибочное представление...

-- Мы говорим об арабах -- гражданах Израиля?

-- Я имею в виду общеарабское представление, согласно которому Израиль разваливается и теряет былую оборонную мощь. Поэтому необходимо восстановить оборонную способность. Есть много справедливого в претензиях израильских арабов. Но ни одна страна не может согласиться с тем, чтобы на основании этих претензий блокировались шоссе, открывалась стрельба по проезжающим автомобилям и громились магазины. Это анархия. Но это все следствия, корень проблемы не в этом.

-- А в чем?

-- Корень проблемы -- существование государства Израиль. Корень проблемы арабского меньшинства -- не в беженцах и не в территориях. В последние недели, а может быть за последний год, нам стало ясно, в чем истинный корень конфликта: это экзистенциальное неприятие арабами самого факта существования государства Израиль. Мы поддерживаем мир с соседями, опираясь на свою обороноспособность. Тот, кто считает иначе, просто не живет на Ближнем Востоке. И среди нас действительно есть люди, потерявшие контакт с реальностью. Они думают, что мы в Люксембурге.

-- Они думают, что Ближний Восток изменился.

-- Я хочу тебя удивить. В конечном счете все эти режимы на Ближнем Востоке не устоят против информационной революции. Вот у тебя лежит диктофон, в кармане -- сотовый телефон. В скором времени ты сможешь их выбросить -- у тебя будет маленький карманный аппаратик, с помощью которого через спутники низкой орбиты ты сможешь связаться с любой частью мира -- кабели станут больше не нужны, правительства -- не всесильны. Эта демократизация в конце концов охватит большую часть мира. Я полагаю, что хотя арабский мир и окажется в этой цепи последним, но и его это не минует.

-- Вам хочется опять стать премьером?

-- У меня только что закончился очень тяжелый год. Закрыто наконец начатое против меня следствие. Я, конечно же, обдумаю и взвешу дальнейшие шаги, но в настоящий момент, будучи обеспокоенным гражданином, я чувствую обязанность ясно высказать свою позицию и поддержать сегодняшнего премьера в надежде, что он станет проводить жесткую политику.

Публикуется по соглашению с интернет-газетой "Израиль сегодня", www.is2day.co.il
Беседовал Аркан КАРИВ, Иерусалим

  ЗАГРАНИЦА  
  • //  13.10.2000
Ближневосточный процесс можно начинать заново
На Ближнем Востоке началась новая война. Несмотря на отчаянные усилия последних дней, международные посредники не смогли реанимировать агонизировавший мирный процесс между израильтянами и палестинцами. Срочное возвращение Генсека ООН Кофи Аннана уже ничего не изменит - израильские вертолеты и истребители F-16 нанесли вчера серию ударов по палестинским учреждениям в городах Газа и Рамалла. >>
  • //  13.10.2000
Сербские демократы попали в ловушку
В Югославии назревает очередной кризис. Социалистическая партия Сербии во главе со Слободаном Милошевичем отказалась от проведения досрочных парламентских выборов и формирования правительства переходного периода в Сербии. Новый президент Югославии Воислав Коштуница и демократические силы, которые он представляет, оказались в сложном положении. >>
  • //  13.10.2000
Корейский прорыв - достойный конец президентства Клинтона
Неутешительные новости с густо политых кровью полей ближневосточного урегулирования стали болезненным ударом по престижу доживающей последние недели администрации Билла Клинтона. Тут-то и обозначилась достойная альтернатива Ближнему Востоку - Клинтон все-таки успеет стать миротворцем, примирив США с двумя старыми дальневосточными противниками эпохи «холодной войны». >>
  • //  13.10.2000
Александр Лукашенко пожаловался на Россию
Вчера президент Белоруссии Александр Лукашенко прощался со своим парламентом. В воскресенье в стране состоятся выборы нового состава Национального собрания. За четыре года своего существования нынешний депутатский корпус ни разу не огорчил президента. Парламентарии принимали все законы, которые предлагал глава государства, не пытались контролировать кадровые назначения или бюджет. Не удивительно, что президент прощался с депутатами по-доброму. >>
  • //  13.10.2000
Израильские правые всегда говорили, что уступки палестинцам, на которых базировалась ближневосточная политика последних лет, приведут к большой войне. Израильский журналист Аркан КАРИВ встретился по просьбе газеты «Время новостей» с человеком, приложившим немало усилий для того, чтобы затормозить мирный процесс, - предшественником Эхуда Барака на посту премьера Израиля Биньямином НЕТАНЬЯХУ. >>
  • //  13.10.2000
Гор и Буш обсудили внешнюю политику
Второй раунд прямых президентских теледебатов, прошедших во вторник между двумя главными кандидатами, демократом Альбертом Гором и республиканцем Джорджем Бушем, стал ярким свидетельством того, что американских избирателей волнуют отнюдь не только вопросы абортов, социального страхования и налогов. Почти половину из 90 отведенных для диалога минут претенденты обсуждали внешнюю политику. >>
реклама

  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ