N°131
24 июля 2009
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ОБЩЕСТВО
 ПРОИСШЕСТВИЯ
 ЗАГРАНИЦА
 ТЕЛЕВИДЕНИЕ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
  ПОИСК  
  ПЕРСОНЫ НОМЕРА  
  • //  24.07.2009
По волне исторической памяти
Давид Тухманов написал оперу про Екатерину Великую

версия для печати
В разгар лета, когда ничто не предвещает сколько-нибудь значимых культурных событий, Петербург вдруг наводнили сверкающие золотой краской афиши. Оказалось, Давид Тухманов написал оперу «Царица» о Екатерине II, Дмитрий Бертман ее поставил, а Лев Лещенко выступил загадочным «автором идеи». И премьера всего этого великолепия по счастливому стечению обстоятельств настигнет петербуржцев раньше, чем москвичей. В пресс-релизах и многочисленных интервью создатели спектакля обещали золотые горы на сцене (в виде монументальных декораций и сшитых по историческим лекалам костюмов) а также «абсолютно новое видение оперы как формы досуга, способной привлечь внимание самого широкого круга зрителей».

Подозрительным в проекте с самого начала казалось решительно все. Во-первых, время: конец июля, межсезонье (даже от ответа о приглашенных на премьеру знаменитостях организаторы на пресс-конференции уходили: «Ну вы же понимаете -- лето, отпуска»). Во-вторых, с чего вдруг московская труппа ставит оперу московского же композитора в Петербурге? (Забежим вперед. Разгадка спрятана в режиссерском решении финальной сцены, где Екатерина забирается на муляж того самого памятника самой себе, что стоит ровнехонько напротив Александринки. Что было бы символично, когда бы не было смешно.). В-третьих, удивляло, что эстрадный композитор решил написать оперу, а не замеченный прежде в особенном конформизме режиссер взялся ее ставить.

Тут отдельная загадка. Ибо либретто, являющееся, по сути, пересказом учебника истории без малейшего намека на драматургию, зато лихо мешающее приторную сентиментальность с великодержавным пафосом не самый благодарный материал. Скажем, чем может заниматься вдовствующая императрица, уединившись с фаворитом в будуаре? Конечно же решать дела государственной важности. Во всяком случае каждая третья сцена «Царицы» -- ровно об этом. Особенно комично в таком контексте смотрится хрупкая и женственная Екатерина Максакова (она играет императрицу в юности; вся же роль государыни разделена меж тремя солистками -- по одной на каждый возраст и тогдашнего фаворита), провожающая уходящего графа Орлова такими примерно словами: «...Бабник, мот, картежник/ и верный друг в любой беде,/ любимый, хоть и не помощник/ в державном тягостном труде».

Но в конце концов оперные либретто редко могут похвастаться связностью сюжета, предоставляя решать эту задачу музыке. Пол-интриги заключалось в том, что от Тухманова ждали чего-то мюзиклообразного, что в антураже XVIII века могло бы и выстрелить. Увы, с классиком советской эстрады случилось то же, что и с Полом Маккартни: он пожелал примерить на себя мантию «серьзного» композитора. Откуда берется уверенность, что стоит написать что-нибудь «под классику, только проще», и публика, прежде за километр обходившая театры, повалит туда валом, непонятно. Даже обещанного «возвращения в оперу мелодии» не состоялось: сколько-нибудь запоминающихся номеров в «Царице» примерно штуки три.

Спасти спектакль хотя бы отчасти могла радикальная, ироничная режиссура. С этой точки зрения фигура Бертмана кажется более-менее уместной. Но кто из озабоченных «художественным и эстетическим воспитанием молодежи» организаторов даст ему развернуться? Так что все по-барочному пышно, целомудренно и уныло, как тот самый учебник. Нельзя сказать, что совсем блекло: дикие пляски «народа» в костюмах цвета половой тряпки, имперская величественность бала по случаю покорения Тавриды, финальный диалог со шведским королем, в котором участвуют сразу все три Екатерины, безусловно, эффектны. Но в целом «Царица» производит впечатление сериала «Бедная Настя», перенесенного на оперную сцену. Правда, в телепродукте еще была хоть какая-то интрига.
Вадим КЕЙЛИН, Санкт-Петербург




реклама

  ТАКЖЕ В РУБРИКЕ  
  • //  24.07.2009
У генподрядчика реконструкции Большого театра новый собственник
Власти, обеспокоенные затянувшейся реконструкцией Большого театра, сумели поменять генерального подрядчика стройки, формально его не меняя. К руководству нынешнего застройщика «СУИПроект» просто пришли новые люди... >>
  • //  24.07.2009
В Москве выступает китайская опера
«Восточная» программа Чеховского фестиваля закрывается выступлениями тайваньского театра Гуо Гуанг (в переводе -- «Слава государства»).... >>
//  читайте тему:  Театр
  • //  24.07.2009
In-Finitum в Венеции
Одновременно с Венецианской художественной биеннале в умном диалоге с ней проходит выставка In-Finitum. Развернута она в старинном палаццо художника, дизайнера, сценографа и эксцентричного коллекционера Мариано Фортуни-и-Мадрацо, сына известного художника второй половины XIX века Мариано Фортуни-и-Марсаль... >>
//  читайте тему:  Выставки
  • //  24.07.2009
В Зальцбурге будет много русской музыки
Завтра открывается Зальцбургский фестиваль -- крупнейший музыкально-театральный форум Европы. Программа была объявлена еще в ноябре, однако вскоре стало известно, что нынешний интендант форума Юрген Флимм собирается возглавить Берлинскую государственную оперу и не намерен продлевать контракт в Зальцбурге... >>
//  читайте тему:  Музыка
  • //  24.07.2009
Давид Тухманов написал оперу про Екатерину Великую
В разгар лета, когда ничто не предвещает сколько-нибудь значимых культурных событий, Петербург вдруг наводнили сверкающие золотой краской афиши. Оказалось, Давид Тухманов написал оперу «Царица» о Екатерине II, Дмитрий Бертман ее поставил, а Лев Лещенко выступил загадочным «автором идеи»... >>
//  читайте тему:  Музыка
  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ  
Реклама