N°180
30 сентября 2008
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ОБЩЕСТВО
 ПРОИСШЕСТВИЯ
 ЗАГРАНИЦА
 КРУПНЫМ ПЛАНОМ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     
  ПОИСК  
  ПЕРСОНЫ НОМЕРА  
  • //  30.09.2008
Герой, который работает ковриком
Звезды на корабле

версия для печати
Молодежный анимационный фестиваль «Крок» за неделю показал лучшие фильмы, которые сделали начинающие аниматоры всего мира за последние два года. Развернутые в панораму, эти фильмы дают понять не только чего стоят нынешние дебютанты и чего нам можно ждать от анимации грядущих лет, но и отчасти то, как видят свою и нашу жизнь впечатлительные художники 20--30 лет.

Плавучий анимационный фестиваль «Крок» вчера завершился, уже названы его победители, но участники «заплыва» -- молодые режиссеры, мэтры, журналисты и многие другие, кто путешествовал на полном мультфильмов корабле «Виссарион Белинский» по северным рекам и озерам, -- еще живут в фестивальном ритме, чувствуют, что палуба качается у них под ногами, и ждут объявлений из радиорубки о начале очередного показа. Горы фильмов из конкурсных молодежных программ и ретроспектив классиков еще не успели уложиться в голове, и пока о «Кроке» получается говорить только в режиме репортажа с места событий. В продолжение разговора, начатого рассказом о первой конкурсной категории -- студенческих фильмах (см. «Время новостей» от 25 сентября), добавлю, что главный приз в этой категории получил фильм «Рукокрылый» вгиковца Вадима Оборвалова. Рассказ об этой картине не вошел в прошлый репортаж, поскольку у нас этот изысканный, похожий на гравюру бессюжетный экзерсис на музыку Шуберта хорошо известен среди любителей анимации и получал уже множество призов. Теперь к ним прибавится 4 тыс. долл. от фестиваля «Крок».

Звезды на корабле

Среди самых сильных впечатлений этих дней -- две ретроспективы членов жюри, традиционный фестивальный формат, представляющий в отдельной программе каждого из судей. На этот раз кроме самих фильмов особенно поражало, насколько картины двух звезд мировой анимации -- француза Мишеля Осело и японца Коджи Ямамуры -- были несхожи, даже противоположны по эстетике. Казалось непонятным, как такие люди смогут прийти к общему мнению в судействе. Утонченный эстет Осело, делавший стильные и изумительные по грации силуэтные чернофигурные сказки, изящные кружевные фильмы из салфеток от пирожных и ослепительно яркие африканские истории про чудесного малыша Кирику, кроме прочего показал свою новую полнометражную работу, сделанную уже с использованием трехмерной анимации. Но арабская сказка «Азюр и Асмар», которой так гордился мэтр, была уж слишком, до духоты, переполнена красивостями да и по сценарию казалась приторной, будто сахарный сироп.

В противоположность Осело, Ямамура, тоже восхитительный рисовальщик, снимал фильмы гротескные, парадоксальные, сочетающие сдержанный юмор со столь же непоказным драматизмом. После прославленного фильма «Голова-гора» (пять лет назад он был номинирован на «Оскара»), в котором на голове безумца вырастала сакура, Ямамура снял несколько совершенно непохожих картин. Лаконичную по картинке и простую, как детская сказка с жестоким юмором, ленту «Старый крокодил». Страшную, со сбитой логикой, сложнейшую по рисунку, всю построенную на фантастических искажениях и густом, прихотливом, с резкими перепадами звуке ленту «Сельский врач Франца Кафки». И последнюю, снятую с мягким юмором бессюжетную ленту «Детская метафизика», состоящую из метафор, посвященных детям -- их парадоксальному мышлению, поведению и фантазиям.

Спасение осьминогов. Фильмы дипломников

Конкурсная категория II на нынешнем фестивале, посвященном молодой анимации, -- это дипломные работы. Давно замечено, что в целом фильмы этой категории на молодежных конкурсах сильнее других. Дело в том, что студенты, не закончившие обучение (конкурсная категория I), еще мало что умеют, а после окончания киношкол талантливые выпускники до дебютов в авторской анимации часто просто не доходят, их разбирают по студиям делать конвейерные сериалы. В этом смысле у российских дебютантов положение лучше многих -- сильные студии нередко примечают талантливых и дают им возможность участвовать в авторских молодежных программах на государственные деньги, а сериального анимационного производства, качающего соки из киношкол, у нас практически нет.

Надо честно признать, на этот раз дипломная программа хоть и выглядела неплохо, но открытиями не блистала. Ее основной поток, как часто бывает с картинами молодых, был полон фильмов не слишком внятных, зато погруженных в темные философические дебри. Другая крайность -- картины, настолько сосредоточенные на форме, что совершенно забывалось, о чем речь. Среди «формалистов» первыми, конечно, были «трехмерщики», завороженные возможностями компьютера, с невероятными деталями и красотами рисовавшие города и механизмы, блеск воды и старые, облупившиеся стены.

Впрочем, не стоит валить все на компьютер -- та же зачарованность формой была и среди кукольников (например, англичанин Кристофер Илс сделал фильм «Пять сердиток», где решительно нельзя было разобрать, кто такие и чем занимаются пять комковатых, но выразительных существ, похожих на брошенные детские поделки из глины). Заигрывались и рисовальщики -- некоторые из них настолько увлекались декоративностью, что превращали свои фильмы в движущиеся обои. Так, например, выглядела лента шотландки Лесли Барнс «Херцог и монстры» с эффектным буквенным дизайном или «Потерянная утопия» японца Мираи Мизуе, где фантастические существа состояли из цветных клеточек, как в учебнике по микробиологии. А другие создатели рисованных фильмов бескомпромиссно заполняли экран намеренно неряшливой резкой графикой (страшноватый испанский дебют Исибене Онедерра «Общая могила», похожий на чернильную графику безумца, с темной экспрессией изображающего кровь и гениталии).

Но лучше я расскажу о внятных фильмах. Тут опять же было несколько вариантов. Первый -- фильмы-анекдоты или фильмы-парадоксы, снятые дипломниками, овладевшими законами стремительного ритма, умеющими накручивать каскадные гэги и нагнетать парадоксальные ситуации. Такое умение очень востребованно, и нет сомнения, что именно этих выпускников в первую очередь разберут студии и сделают режиссерами эпизодов разных сериалов. Главными умельцами снимать такое кино уже не первый год считаются выпускники французских киношкол, особенно любящие трехмерную анимацию. В этом году ситуация не изменилась. Например, фильм «Я люблю тебя, мама», где великовозрастный детина все время пытается сбагрить свою крошечную и невыносимо заботливую мамашу, а она все равно объявляется рядом с ним снова и снова, сняли три студента из французской школы «Супинфоком». Еще трое из той же школы сработали мастеровитую черную комедию «Холодная гонка», где нарисованный почти реалистически в 3D наемный убийца тащит за собой по снегу замерзший труп, попадая с ним в самые уморительные положения (тут не обошлось без влияния чаплиновских трюков из «Золотой лихорадки»). Отвлекаясь от фильмов-гэгов, надо признать, что супинфокомовцы показали себя на фестивале не только развлекухой, но и уже имеющим много призов задумчивым фильмом-исследованием «Камера-обскура», где в кадрах, стилизованных под документальные, снят слепой в надетом на голову приборе, как будто бы материализующем его видения, а вокруг него идет шествие анимированных существ. Картина эта уже отмечена фестивалями, в частности получила приз как лучший диплом в Аннеси, спецприз жюри получила она и у нас. Впрочем, ленты умельцев сочинять смешные трюки тоже призами не обижены.

Команды по шесть студентов из другой знаменитой французской школы -- «Гоблен» - показали стремительный фильм-погоню «Осьминожки», где осьминог спасает свою подругу, которую везут в грузовике на кухню. А еще трехминутную «Мертвую зону», где показывается, как вышло, что грабитель-неудачник, пострелявший в магазине кучу народу, выпал из поля зрения камер слежения, и теперь по всем уликам получается, что убийцей была подслеповатая старушка, искавшая свой зонтик. К этому же разряду картин можно отнести и коротенький «Киви» американца Дани Пермеди, где упорная бескрылая птичка энтузиастически готовит свой первый полет. Как выяснилось, фильм Пермеди очень популярен у интернет-пользователей, так что режиссер стал знаменит на корабле еще до фестивального показа.

Из нефранцузских картин, работающих с парадоксами, все обратили внимание на две работы дипломников из Швейцарии. В «Звонаре» Дастина Риса звон церковного колокола регламентирует местную жизнь, а как только звонарь, засмотревшись на улицу, сбивается с ритма, начинается путаница: предметы и герои из детского сада попадают в свадебные шествия, а оттуда -- в похоронные. В другом швейцарском фильме -- «Рано или поздно» Ядвиги Ковальской -- день сменял ночь резко, будто проворачивалась лопасть пропеллера, отчего живущая на дереве белка из «дня» никогда не встречалась с живущей там же летучей мышью из «ночи». Шестеренчатый механизм этой смены времени располагался в дереве, но как-то в него попал желудь, время застряло, и познакомившиеся во время починки звери придумали способ управлять сменой дней и ночей, чтобы дружить.

Ну и теперь о тех фильмах, что не объединялись в группы, но очень украшали программу дипломников. Из «наших» здесь явно лучшей была уже известная и взявшая свою порцию призов смешная и трогательная притча «Король забывает» дипломницы ВГИКа Вероники Федоровой. Вообще-то вгиковских выпускниц этого года на фестивале была целая команда, так что, видимо, анимационное образование в главной отечественной киношколе становится лучше. Но на серьезные призы эти фильмы пока рассчитывать не могут, хотя снятая Марией Литвиновой «Кантата «Спасение» -- пародийная опера по стихам Хармса -- поражала воображение масштабностью работы.

Из работ «бывших наших» на фестивале была яркая сатира «Администраторы» Романа Клочкова из бельгийской школы КАСК: сюжет о зайце, бегающем по инстанциям в попытке потушить свой горящий дом -- классический, но весьма актуальный и едкий сюжет о бюрократии, который стоило бы показать в России. В фильме этом звери имели русские имена и узнаваемо говорили на смеси русского с ломаным английским, давая понять, что опыт бюрократических обид режиссер вывез с родины, а не приобрел в Бельгии. К слову, в программе нынешнего «Крока» как-то особенно очевидно стало, что среди способных студентов известных западных киношкол очень высока доля выходцев из Восточной Европы, включая Россию. Вероятно, энергия преодоления, ведущая молодых художников и режиссеров искать лучшее образование, дает им заряд упорства и желания работать лучше, чем аборигены.

Еще одна удача среди лент в категории II -- «Мой хеппи-энд» Милена Витанова из Потсдамской академии кино и телевидения. Развивая «школьное» упражнение на совмещение двухмерной и трехмерной анимации, Витанов поместил плоскую, будто вырезанную из бумаги собаку в трехмерный мир и рассказал легкую, обаятельную и непритязательную историю, как хвост, за которым гонялся пес, внезапно обрел «собственное лицо» и стал «тянитолкайским» лучшим другом той половины, где осталась голова. Стоил внимания и типично британский литературоцентричный фильм Джонни Келли из Лондонского королевского колледжа искусств под названием «Промедление» -- попытка определить, что такое промедление, заставляющее человека откладывать какое-то важное дело. Фильм строился как список, в котором с проницательностью и юмором перечислялись многочисленные варианты оттягивания начала трудной работы -- начиная от очинки карандашей, заваривания чая и мытья посуды до чего-то гораздо более масштабного и бытийственного -- и каждому варианту давался ироничный и лаконичный изобразительный комментарий.

Йоан Польфор из Бельгии решал задачу, казавшуюся нерешаемой не только для дипломника, -- в фильме «Странник» он экранизировал бодлеровскую поэму «Плавание» из «Цветов зла». Метафизический образ бесцельного и трагического странствия, перекликающийся с «Одиссеей», превратился в фильме в путешествие чернокожей девушки, мечтающей увидеть мир. Почти девочка, длинноногая и длиннорукая, с изумленным и восхищенным лицом, она не может стоять на месте и все время танцует, отчего фильм выглядит как неостановимый танец-бег. По дороге к ней прилепляются какие-то мужчины, ее используют, но она как будто этого не замечает, все так же любопытна и бежит дальше в сумасшедшем и восторженном танце, разбрасывая тонкие ноги и руки. Если бы на анимационном фестивале давали приз за лучшую женскую роль, я бы хотела, чтобы его получила грациозная девочка из «Странника». Но для мультфильмов таких призов не бывает, и фильм Польфора получил Гран-при.

Как ни странно, в этом году на молодежном «Кроке» было совсем не так много, как обычно, картин с социальной темой, горящих пафосом обличения. И дело тут, вероятно, не в том, что молодежь перестала беспокоиться о судьбах мира (в конкурсе дипломников фестиваля в Аннеси протестных картин было достаточно), а в том, что у российских отборщиков традиционно приоритеты связаны только с качеством искусства и брать в конкурс картины за одну важность темы у нас не принято. Однако один такой фильм, впрочем, снятый спокойно, иронично и без истерики, с выразительной живописностью, пришел из Израиля, его авторы -- дипломники Ариэль Белинко и Михаэль Фауст -- уже получили за свой «Бетон» ряд фестивальных наград. Тут размеренный быт воинской части, охраняющей что-то у бетонной стены, смущен появившимся из-за нее воздушным змеем. В раздражении со змеем пытаются справиться по-всякому: то стараются заслонить, то расстреливают из автоматов -- все не помогает.

Ну и наконец фильм, который, судя по реакции зала, оказался в дипломной категории фаворитом. «Хвост мышки» француза Бенджамена Рене -- короткая и очень простая силуэтная сказка с черными фигурами на красном фоне. Историю о том, как мышь обманула поймавшего ее льва, Рене снял так бесхитростно и одновременно остроумно, с таким чувством ритма, обаятельным диалогом и неожиданной развязкой, что привел зал в восторг, хотя объяснить на бумаге, в чем там прелесть, я не берусь.

Наши ведут. Фильмы-дебюты

Что касается программы дебютов, то тут отечественная анимация, как я и говорила, была вполне конкурентоспособна. Из 13 фильмов в этой категории почти не было провалов, зато было несколько явных фаворитов публики. О большинстве из них наша газета уже писала, в первую очередь о сказках. Тут была ироничная и назидательная корейская сказка Леона Эстрина «Чепоги» из цикла «Гора самоцветов» (она представляла Россию и в Берлине, и в Аннеси). Лукавая и захватывающая русская «Маленькая Василиса», снятая Дариной Шмидт на петербургской студии «Мельница» в стиле лоскутного шитья. Милая маленькая сказочка Бианки «Мышонок и лис», ее режиссер Ольга Чернова -- открытие прошлого суздальского фестиваля, одна из первых выпускниц недавно созданной кафедры анимации в Екатеринбургской архитектурно-художественной академии.

Из стоящих новинок, которые пока на наших фестивалях не показывали, -- «Ангелочек» выпускницы ВГИКа Залины Бидеевой, экранизация рассказа Леонида Андреева. Фильм получился, быть может, слишком пафосно-приподнятым, с чрезмерными красивостями, то есть не скрывающим, а, наоборот, делающим еще более явными все недостатки андреевской прозы. Зато он виртуозно снят в эффектной технике ожившей живописи, с сильным и нескрываемым влиянием Александра Петрова, особенно последней его картины (кстати, над фильмом Бидеевой, как выяснилось, работали аниматоры Петрова). Ну а то, что главный приз среди дипломников получила уже увешанная всевозможными премиями история детсадовской любви «Девочка дура» Зои Киреевой из Екатеринбурга, было вполне предсказуемо. В прошлом году продюсер этого фильма Валентина Хижнякова не отдала «Девочку дуру» на «взрослый» «Крок», где было опасное количество новых фильмов великих, включая того же Петрова, отчего шансы получить премию у дебюта Киреевой были не слишком высоки. Зато теперь она получила награду, хотя многие надеялись на Гран-при.

Что касается иностранных дебютов, то среди них стоящих картин было не так много, и жюри, расщедрившееся для дипломников кроме приза на четыре диплома и отдавшее им все спецнаграды и Гран-при, дебютантам дало только два диплома и приз. Впрочем, среди неотмеченных были две отличные картины. «Авария» англичанки с русскими корнями Сары Нестерук была нарисована чернилами на бумаге будто бы небрежным кривоватым рисунком с кляксами. Этот фильм оказался письмом, которое Сара писала о своем дяде и для него. Она несколько раз начинала рассказ заново, будто выбрасывая неудачные черновики, и с каждым разом все яснее становилось, что речь идет об одиноком аутичном человеке, всю свою жизнь пишущем только одно письмо -- безнадежное заявление о приеме на работу. Вторая картина, ко всеобщему изумлению никак не отмеченная, -- это недавно номинированное на «Оскара» фантастическое путешествие «Мадам Тутли-Путли» канадцев Криса Лави и Мацека Щербовски. Этот вагонный триллер -- то ли привидевшийся, то ли на самом деле случившийся с тревожной и робкой дамой, нагруженной таким количеством клади, будто она хочет перевезти с собой в другое место всю свою жизнь, -- был кукольным фильмом, но такой невероятной проработки (прибавьте к этому живые глаза, помещенные по особой технологии на кукольные лица), что его герои казались живыми.

И еще о двух впечатляющих дебютах, получивших награды. Фильм «Четыре» Иваны Шебестовой из Словакии строился из четырех главок, с разных сторон рассказывающих об одной и той же истории, заканчивающейся многочисленными смертями, неизбежными, как в трагедии рока. Сам сюжет здесь, казалось бы, тянул только на мелодраму с любовями и изменами, произошедшими в портовом городе, куда приехала на гастроли знаменитая певица, гибельная, как сирена. Но медленный, с мощным внутренним напряжением ритм и яркий, будто бы упрощенный рисунок в стилистике рубежа 20--30-х подчеркивали значительность истории, движущейся как неотвратимая судьба.

Кстати, напрасно в рассказе о дипломниках я сказала, что стоящий социальный сюжет был всего один. Был ведь еще и дебют аргентинца Сантьяго «Боу» Грассо под названием «Работа» -- остроумный и одновременно грустный рисованный гротеск о человеке, идущем на службу. Фильм, которым, пожалуй, можно безо всяких комментариев закончить рассказ о молодежном «Кроке» и о том, как в представлении начинающих аниматоров выглядит наша жизнь. «Работа» рисовала мир, где все, что у нас делают предметы, выполняют люди: герой пил кофе, сидя на человеке, вставшем на карачки, у стола, подставкой которого служили люди. В шкафу вместо крючка была подвешена женщина, державшая пальто, а в ванной человек держал зеркало. На людях ехали, как на машинах, и повешенные на столбах люди-светофоры по очереди открывали пиджаки, показывая то красную, то зеленую майку. Человек входил в офис, прятал в шкафчик кейс и пиджак и поднимался на лифте, противовесом в котором работал толстяк. А потом герой ложился перед дверью -- он работал ковриком.

Призы фестиваля «Крок»

Гран-при (и премия 7 тыс. долл.):

«Странник», режиссер Йоан Польфор, Бельгия

Особый приз имени Александра Татарского «Пластилиновая ворона» (и премия 4 тыс. долл.):

«Хвост мышки», режиссер Бенжамен Рене, Франция.

Специальный приз жюри (и премия 4 тыс. долл.):

«Камера-обскура», режиссеры Матье Бушальски, Жан-Мишель Дрешслер, Тьерри Онийон, Франция.

Специальный приз жюри «За лучшую программу киношколы»:

киношкола КАСК (Бельгия).

Категория I (студенческие фильмы, созданные в процессе обучения)

Приз (и премия 4 тыс. долл.):

«Рукокрылый», режиссер Вадим Оборвалов, Россия.

Дипломы жюри фестиваля:

«Катеринка представляет», режиссер Катерина Чепик, Украина, «За свежий и легкий взгляд»;

«Давай скорее», режиссеры Бен Ферсхорис, Берт Йомбрехт, Корнил Детайлер, Бельгия, «За исключительно искусную игру реальными предметами».

Категория II (дипломная работа)

Приз (и премия 4 тыс. долл.):

«Администраторы», режиссер Роман Клочков, Бельгия.

Дипломы жюри фестиваля:

«Король забывает», режиссер Вероника Федорова, Россия, «За ясное и простое изложение истории»;

«Бетон», режиссеры Ариэль Белинко, Михаэль Фауст, Израиль, «За передачу драматизма сюжета хорошей графикой;

«Звонарь», режиссер Дастин Рис, Швейцария, «За оригинальное обыгрывание стандартной ситуации»;

«Я люблю тебя, мама», режиссеры Микаэль Абансюр, Антуан Коле, Дамьен Дель'Омодарм, Франция, «За политнекорректность».

Категория III (первый профессиональный фильм, снятый вне учебного заведения)

Приз (и премия 4 тыс. долл.):

«Девочка дура», режиссер Зоя Киреева, Россия.

Дипломы жюри фестиваля:

«Четыре», режиссер Ивана Шебестова, Словакия, «За удачно подобранный квартет»;

«Работа», режиссер Сантьяго «Боу» Грассо, Аргентина, «За оригинальность визуальной метафоры».
Дина ГОДЕР



реклама

  ТАКЖЕ В РУБРИКЕ  
  • //  30.09.2008
Звезды на корабле
Молодежный анимационный фестиваль «Крок» за неделю показал лучшие фильмы, которые сделали начинающие аниматоры всего мира за последние два года... >>
  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ  
Реклама