N°18
07 февраля 2008
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ОБЩЕСТВО
 ПРОИСШЕСТВИЯ
 ЗАГРАНИЦА
 КРУПНЫМ ПЛАНОМ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
2526272829  
  ПОИСК  
  ПЕРСОНЫ НОМЕРА  
  • //  07.02.2008
AP
Сильнодействующие страдания
«Дело химиков» закрыто, но на смену ему могут прийти "дела сердечные"

версия для печати
Так называемое «дело химиков» -- скандальная инициатива Наркоконтроля по преследованию, вслед за ветеринарами и хирургами, представителей химической промышленности и бизнеса - вчера благополучно умерло. Перовский райсуд Москвы своим решением прекратил преследование руководителей московской компании «Софэкс» Яны Яковлевой и Алексея Процкого, благодаря которым «дело химиков» и стало известным. Представители Госнаркоконтроля обвиняли их, как и ряд других бизнесменов, занимающихся производством и торговлей промышленными химикатами, в незаконной торговле сильнодействующим веществом - «этиловым эфиром», которым они якобы снабжали наркоторговцев.

После такого исхода «дела Процкого и Яковлевой» теперь есть основания рассчитывать на прекращение уголовных дел и реабилитацию сотен других представителей химического бизнеса, обвинявшихся и уже осужденных по аналогичным основаниям. Скольких людей коснулось «дело химиков», точно не известно, но, по данным статистики, только в 2006 году было возбуждено около 5 тыс уголовных дел по ст. 234.

Поводом для прекращения дела стало вступившее в силу в январе постановление правительства РФ, которым были официально утверждены списки сильнодействующих веществ, сбыт которых подпадает под действие ст.234 УК РФ (незаконный оборот сильнодействующих или ядовитых веществ в целях сбыта). «Этиловый эфир» в этих списках не значится.

Поскольку вновь принимаемые законодательные и нормативные акты, смягчающие участь обвиняемых, подсудимых и осужденных, имеют обратную силу, то суд, руководствуясь этим принципом, постановил, что никакого преступления, выразившегося в незаконном сбыте этилового эфира, не было вообще.

Кроме того, суд решил, что статья УК «незаконное предпринимательство» была вменена руководителям «Софэкса» излишне, поскольку, по закону, одно и то же преступное деяние может быть квалифицировано лишь по одной статье. Еще один вмененный им пункт обвинения - легализация денежных средств, приобретенных в результате совершения преступления, был исключен, поскольку это обвинение логически вытекало из основной инкриминированной химикам ст.234 УК.

Сами руководители «Софэкса» и их защита изначально утверждали, что их дело было возбуждено незаконно, поскольку на момент их обвинения легитимных списков тех самых «сильнодействующих веществ» (СВ) в России не было в принципе, и «этиловый эфир» полицейские посчитали таковым как бы по своему усмотрению. Однако и таким исходом дела оправданные остались вполне удовлетворены. По словам Евгения Черноусова, представлявшего интересы г-д Яковлевой и Процкого, они просто устали (руководители «Софэкса» провели по полгода в СИЗО) и хотят снова спокойно работать. Тем более, что в ходе судебного разбирательства, по словам г-на Черноусова, все, что рассказывали по этому делу представители ФСКН, было опровергнуто. Руководители «Софэкса», как выяснилось на процессе, не имели никакого отношения ни к «наркоторговцу Шуликову», ни вообще к производству наркотиков, и действовали открыто и законно.

Впрочем, как отметил и адвокат Черноусов, и многие правозащитники, конец «дела химиков» породил ряд новых проблем. Постановление правительства РФ об утверждении списков СВ «для нужд» ст. 234 УК, благодаря которому дело и было закрыто, создало повод для новой юридической коллизии. В эти списки попали ряд веществ, входящих в состав самых распространенных лекарств, таких, как корвалол, валокордин, пенталгин и т.д., причем со специальной сноской, что под действие УК они попадают во «всех лекарственных формах, какими бы фирменными названиями они не обозначались», и их «все смеси и растворы независимо от их концентрации». В результате после публикации этого постановления аптеки во многих регионах решили отказаться от свободной продажи этих лекарств, что тут же вызвало ажиотаж среди покупателей, в первую очередь, среди пенсионеров. Успокаивать стариков и фармацевтов пришлось лично руководителям ФСКН и Минздравсоцразвития, которые выступили со специальными заявлениями, что правил реализации «подозрительных» лекарств через аптеки новые правила оборота СВ не коснуться. Однако, как отмечает г-н Черноусов, это не поможет решить возникшую проблему. Ведь обещания чиновников к уголовным делам не приобщишь.

Зато у правоохранительных органов теперь появились все юридические основания расценивать как преступление передачу злополучных лекарств от одного гражданина другому, будь они коллегами по работе, друзьями, соседями или просто родственниками. То есть, отметил г-н Черноусов, теперь сложилась весьма неприятная ситуация -- если кто-то у вас попросит корвалол или пенталгин под тем предлогом, что у него заболело сердце или голова, нельзя исключать, что, если об этом узнают наркополицейские, передача даже одной такой таблетки из рук в руки может быть расценена как преступление по ст.234 УК. Ведь правила легального оборота злополучных СВ ни в одном российском законе не оговорены, соответственно есть предпосылки для «свободного толкования» следователями той или иной ситуации с СВ (то есть лекарствами). А о том, что в ФСКН могут весьма вольно толковать любую юридическую коллизию, показало преследование наркополицейскими тех же ветеринаров, которых обвиняли в торговле наркотиками из-за того, что те использовали при операциях обезболивающее.

О раскрытии громкого «дела химиков» осенью 2006 года объявили сотрудники УФСКН по Москве. Из их официального сообщения следовало, что оперативникам удалось предотвратить производство запрещенных веществ в промышленных масштабах. Они «раскрыли» 36 эпизодов сбыта в крупном размере СВ «этиловый эфир», осуществления предпринимательской деятельности без лицензии, отмывания 15 млн руб. и подделки документов. По данным следствия, руководители «Софэкса», используя фирмы-однодневки, продавали этиловый эфир наркоторговцам, а те использовали это вещество для производства синтетических наркотиков. Руководители предприятия «Софэкс» Яковлева и Процкий, утверждали наркополицейские, торговали этиловым эфиром в течение семи лет (с 1999 по 2005 год), продавали его десятками тонн и выручали за это миллионы. «В помещениях «Софэкс» было изъято 8 тонн упомянутого вещества, приготовленного к сбыту. Из этого количества этилового эфира можно было изготовить около тонны различных синтетических наркотиков, что составляет примерно 10 млн доз».

Сотрудники УФСКН отрапортовали, что смогли выйти на след «Софэкс» в ходе расследования дела гражданина Шуликова, задержанного в 2004 году «за производство и сбыт метадона, производным которого является этиловый эфир». Как установило следствие, Шуликов варил наркотики в подвале своего дома, а потом «сбывал готовый продукт среди школьников, студентов и в местах массового досуга молодежи». Закупал Шуликов этиловый эфир якобы в «Софэкс». Процкий и Яковлев были арестованы, а освободили их только после начала суда.

После этого они уже сами подняли шум, проведя ряд пресс-конференций, на которых рассказали, что Шуликова не знали, наркотики не делали, а продавали злополучный этиловый эфир -- химикат, распространенный в промышленности растворитель -- заводам, НИИ и даже воинским частям исключительно для промышленных целей, и вся необходимая разрешительная документация у них имелась. Также они сообщили, что дело на них было заведено после того, как они отказались «сотрудничать» с полицейскими, предложившими им делиться прибылью.

Как рассказал тогда «Времени новостей» адвокат Евгений Черноусов, этиловый эфир не мог считаться СВ. Списков таких веществ вообще не было с 2004 года. Ранее эти списки, как и списки наркотиков, утверждал Постоянный комитет по контролю за наркотиками (ПККН), в свое время существовавший при Минздраве. Но потом этот комитет стал общественной организацией, его решения юридически потеряли какую-либо силу. После этого списки наркотиков формировало уже правительство РФ, а про СВ тогда просто забыли. Этим и воспользовались наркополицейские, используя уже недействительные списки ПККН. Более того, даже при этом «Софэкс» под действие этих норм не попадал -- он занимался промышленными химикатами, но в вину ему ставили отсутствие лицензии на фармацевтическую деятельность, хотя компания ею не занималась. Но полицейских эти доводы не смутили, они продолжали говорить, что руководители «Софэкс» -- сообщники наркодельцов.

Год назад «дело химиков» было передано в суд. Но обвинение с самого начала стало проигрывать. Так, как уже рассказывала газета «Время новостей», эксперты УФСКН сознались, что не смогли провести экспертизу в полном объеме изъятых в «Софэксе» веществ, сославшись на отсутствие «необходимого оборудования». Вчера, кстати, Перовский суд постановил, что такую экспертизу законной считать нельзя. Защита также смогла доказать в суде, что руководители «Софэкс» не имели абсолютно никакого отношения ни к уголовному делу Шуликова, ни к каким-либо другим наркоторговцам. Но точку в деле поставило постановление о списках СВ, принятое по инициативе ФСКН, которое ранее, обосновывая необходимость «усовершенствования» закона, признало, что ст. 234 применять фактически нельзя.

В связи с новой правовой коллизией вокруг ст. 234 УК, кстати, уже высказали беспокойство ветеринары. Как выяснилось, до сих пор в Минсельхозе нет подразделения, которое занималось бы лицензированием ветеринаров - а это, среди прочего, уже было поводом для их преследования в прошлом.
Екатерина БУТОРИНА, Виктор ПАУКОВ


реклама

  ТАКЖЕ В РУБРИКЕ  
  • //  07.02.2008
AP
«Дело химиков» закрыто, но на смену ему могут прийти "дела сердечные"
Так называемое «дело химиков» -- скандальная инициатива Наркоконтроля по преследованию, вслед за ветеринарами и хирургами, представителей химической промышленности и бизнеса - вчера благополучно умерло... >>
  • //  07.02.2008
Где и как будет лечиться Василий Алексанян, предложили решать тюремным врачам
Процесс по делу бывшего вице-президента ЮКОСа 36-летнего Василия Алексаняна временно приостановлен. Такое решение принял вчера Симоновский суд Москвы, учтя состояние здоровья подсудимого, у которого обнаружены смертельно опасные заболевания: СПИД, рак и туберкулез... >>
//  читайте тему:  Дело ЮКОСа
  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ  
Реклама