N°49
22 марта 2007
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ОБЩЕСТВО
 ПРОИСШЕСТВИЯ
 ЗАГРАНИЦА
 КРУПНЫМ ПЛАНОМ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
  ПОИСК  
  ПЕРСОНЫ НОМЕРА  
  • //  22.03.2007
Reuters
Феликс Кулов: В том, что революция 24 марта не достигла своих целей, есть и моя вина
версия для печати
-- Феликс Шершенбаевич, ваш тандем с президентом Бакиевым прекратил существование два месяца назад, и вы перестали быть премьером. Сегодня вы уже лидер оппозиционного объединенного фронта «За достойное будущее Кыргызстана». Можете объяснить, как вышло так, что ваш союз с президентом так быстро превратился в свою противоположность?

-- Как вы знаете, тандем был вынужденным союзом, созданным для обеспечения стабильности на время проведения президентских выборов 2005 года. Тогда на уровне политических элит в стране царило мнение, что поскольку революцию против северянина Акаева возглавил южанин Бакиев и именно эта революция освободила из тюрьмы меня, северянина, то исторической справедливости ради теперь необходимо, чтобы следующим президентом Киргизии был представитель Юга. И чтобы не допустить раскола страны на Север и Юг, я пошел на создание тандема и после президентских выборов стал премьером.

Мне постоянно говорили, что долго наш тандем не протянет. Советская история, да и не только она, полна примеров того, как избавлялись от соратников. Но я был верен данному мной слову, постоянно от этих мыслей отмахивался, потому что функционировать с ожиданием постоянного удара в спину -- это неправильно, и в конце концов произошло то, что произошло.

-- Пару недель назад один из ваших соратников сказал, будто вы признаете ошибку, допущенную в ноябре прошлого года, когда отказались присоединиться к лидерам оппозиции, выступавшим на митинге с требованием проведения реформ. И будто бы вы сказали, что если бы тогда так поступили, то страна сегодня была бы другой.

-- Перед теми митингами у меня была встреча с лидерами движения «За реформы». Я прямо сказал, что не примкну к ним и на митинги не выйду. Помню, что один из лидеров движения Алмазбек Атамбаев (экс-министр промышленности в правительстве Кулова, подавший в отставку в мае 2006 года. -- Ред.) мне сказал, что если я не примкну к ним, то они меня «не видят» в новой власти. Я ответил, что и не буду к ним проситься, для меня важно сохранение стабильности через сохранение тандема. К сожалению, тогда это нанесло серьезный урон моему авторитету, особенно на Севере, где многие от меня отвернулись, считая, что я их предал. Я ответил, что пока я руководитель, никогда не буду делить Киргизию на Север и Юг.

Я перешел в оппозицию не потому, что меня «ушли» с должности. После того как я второй раз не получил поддержки в парламенте при утверждении в качестве премьера, я сказал, что в третий раз не надо меня представлять, и попросил президента передать рассмотрение данного вопроса в конституционный суд. Ведь это дало бы ему возможность устранить меня более безболезненным способом, поскольку если он не поддержал бы меня в парламенте, то посчитали бы, что это его вина и он предал условия тандема. И когда на совещании у президента мне стали говорить, что парламент меня никогда не пропустит на пост премьера, сколько бы раз меня ни представлял президент, и Бакиев мне стал предлагать должности руководителя администрации и секретаря совбеза, я рассмеялся и сказал, что это примитивная политическая игра. Я уйду, и президент потом скажет, мол, хотел его представить и в третий раз, а он сам решил не рисковать.

Поэтому я заявил: уходить не буду. Издайте указ об освобождении от должности и сами объясняйте, почему вы это сделали. И еще сказал президенту такую фразу: «Вы поступаете не очень грамотно в данной ситуации. Я бы на вашем месте меня убрал другим способом -- подождал месяц, пока парламент не рассмотрел бы мой отчет за прошедший год». Согласно конституции премьеру можно выразить недоверие и отправить в отставку. Это было сказано 19 января, т.е. в тот день, когда меня во второй раз не утвердили в парламенте. И я предложил: либо вы подождете месяц, либо передаете дело в конституционный суд. А мне говорят, что там нет кворума, парламент еще недоизбрал двух судей в конституционный суд. Но это же проблемы парламента, отвечаю. Потребуйте, чтобы судьи были избраны, в этом случае к вам никаких претензий нет. Но президент отказался. И мне стало окончательно ясно, что он не хочет сохранить тандем и не слишком озабочен сохранением стабильности.

-- И это стало решающим аргументом для перехода в оппозицию?

-- Получив отставку, я решил взять паузу, чтобы обдумать ситуацию. Но тут ко мне стали обращаться люди, которые говорили, что они на выборах президента голосовали не за Бакиева, а за тандем. Кроме того, я ведь официально не дал согласия на одобрение принятой 30 декабря конституции. Когда на заседании правительства в начале января обсуждали этот вопрос, я предложил передать на рассмотрение конституционного суда и записал свое особое мнение в решении правительства.

-- Но вы не стали говорить, что декабрьская конституция вам не нравится, потому что она возвращает все полномочия президенту, которые предыдущей, ноябрьской конституцией у него были отобраны?

-- Я говорил раньше в парламенте, что она мне не нравится. Но в детали не вдавался. И со временем я пришел к выводу, что раздражение моих сторонников тем, как был обставлен мой уход, может подорвать стабильность. Нельзя было пускать эти опасные настроения на самотек, их, если можно так выразиться, необходимо было оседлать. И тогда я принял решение собрать своих единомышленников в объединенный фронт.

-- И заявили, что главным требованием фронт считает проведение досрочных президентских выборов, поскольку Бакиев после распада тандема, законно сохраняя президентские полномочия, тем не менее утратил их легитимность: формально голосовали за него, а фактически часть этого 90-процентного электората была ваша.

-- Да. Но дело в том, что если Бакиев, желая подтвердить свою легитимность, хочет участвовать в досрочных выборах, он должен до этого подать в отставку. Такие требования идут из наших штабов на местах, оттуда сообщают, что местные власти уже получили из Бишкека команду готовиться к возможным досрочным выборам и, естественно, будут готовиться к фальсификациям, чтобы обеспечить нужную поддержку Бакиеву. Поэтому чтобы исключить влияние административного ресурса, мы, видимо, будем требовать, чтобы все кандидаты в президенты перед выборами ушли в отставку.

-- Пока же в отставку уходят чиновники, тут же объявляя о переходе в оппозицию. Сначала замминистра культуры, потом единственная в Киргизии женщина-генерал, одна из руководителей генпрокуратуры... Вы как-то управляете этим процессом?

-- Мы даже ничего не знали об их намерениях. И меня радует, что чиновники такого ранга, которых трудно заставить, принимают такие решения. Значит, люди понимают, что дальше так жить нельзя.

-- Но где гарантия того, что ваши действия не приведут к еще большему раскачиванью лодки и к потере стабильности в стране?

-- То, что происходит, -- вполне закономерный процесс, поскольку цели, которые были поставлены революцией 24 марта, достигнуты не были, и в этом есть, кстати, и моя вина тоже. Я этого не скрываю. Почему я многого не мог реализовать? Потому что правительство, которое возглавлял, не было самостоятельным. А там, где мы пытались быть такими, наталкивались на глухую стену сопротивления, за которой стоял президент. К примеру, правительству отказывались подчиняться директора электростанций. Между тем правительство было их единственным акционером. Это же абсурд.

Теперь о гарантиях. Объединенный фронт поддерживается подавляющим числом сотрудников МВД, нас поддерживают почти 800 отставных офицеров милиции. Это только в Бишкеке и в Чуйской области. Кроме того, в состав фронта вошли руководители немецкой, казахской, белорусской диаспоры, таким же показателем доверия к фронту является переход к нам бывшего замгенпрокурора Галины Пугачевой, о которой вы упомянули. Кто их заподозрит в том, что они хотят каких-то потрясений насильственного характера? Что же касается президентской стороны, то мы не можем отвечать за ее действия. Но я уверен, что они не пойдут на применение силы. Если перефразировать известного поэта Расула Гамзатова, выстрелив из пистолета, в ответ они получат удар из пушки. Потому что стрелять в народ означает сразу подписать себе смертный приговор.

-- За два месяца, что прошли после вашей отставки, вы уже дважды съездили в Москву и этого не скрываете. При этом больше никуда не ездили: ни в Вашингтон, ни в Брюссель... Это дает возможность трактовать ваши поездки как демонстрацию поддержки ваших действий со стороны России. Скажите, по-вашему, Москва будет спокойно наблюдать, как в очередной раз в Киргизии происходит смена законно избранного президента? Тем более вы сообщаете, что встречались в Москве с бывшим министром обороны, а ныне первым вице-премьером Сергеем Ивановым...

-- Во-первых, я эту тему ни с кем не обсуждал: будут наблюдать, не будут наблюдать... Во-вторых, есть определенная этика международных отношений, когда одно государство не вмешивается во внутренние дела другого. Что же касается разговоров о том, что Россия или ОДКБ могут вмешаться в нашу ситуацию, чтобы не допустить дестабилизации, то я скажу следующее: мы сами можем обратиться к ОБСЕ или к ОДКБ, а точнее, к России с просьбой провести политические консультации, если обнаружится, что президент силой цепляется за власть.

-- Предположим, вы добьетесь досрочных президентских выборов. И Бакиев выставит свою кандидатуру. А может, другой представитель Юга. И он победит, поскольку южане вас не поддержат, скажут, дайте нам поруководить страной хотя бы столько же лет, сколько руководил Акаев. Вы признаете в этом случае свое поражение?

-- Отвечу, как всегда в таких случаях: народ решит.
Беседовал Аркадий ДУБНОВ, Бишкек--Москва
//  читайте тему  //  Cитуация в Киргизии


реклама

  ТАКЖЕ В РУБРИКЕ  
  • //  22.03.2007
Очередной этап революции назначен на 11 апреля
Два года назад в Киргизии произошли события, которые одни называют первой в Центральной Азии «цветной» или «тюльпановой революцией», а другие считают тривиальным государственным переворотом... >>
//  читайте тему:  Cитуация в Киргизии
  • //  22.03.2007
Кирилл Каллиников
-- Господин президент, мы виделись с вами почти год назад, после первой годовщины событий 24 марта. Прошел еще один год. Как вы его оцениваете?.. >>
//  читайте тему:  Cитуация в Киргизии
  • //  22.03.2007
Reuters
-- Феликс Шершенбаевич, ваш тандем с президентом Бакиевым прекратил существование два месяца назад, и вы перестали быть премьером. Сегодня вы уже лидер оппозиционного объединенного фронта «За достойное будущее Кыргызстана»... >>
//  читайте тему:  Cитуация в Киргизии
  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ  
Реклама