N°101
14 июня 2007
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ОБЩЕСТВО
 ПРОИСШЕСТВИЯ
 ЗАГРАНИЦА
 КРУПНЫМ ПЛАНОМ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
  ПОИСК  
  ПЕРСОНЫ НОМЕРА  
  • //  14.06.2007
Как построить русский Оксфорд
версия для печати
Кризисную ситуацию в закрытом городе может изменить масштабный образовательный проект -- университет, который способен дополнить сложившуюся однообразную картину поселения при заводе, стать новым градообразующим центром и сообщить городу необходимый импульс развития.

Проблемы закрытых городов связаны с инерцией их «однополушарного» существования. Это по-прежнему колонии инженеров-физиков, где реальная перспектива (образования, работы, карьеры) есть только у тех, кто учится и работает по профилю основного предприятия. Отсюда предложение, давно назревшее: строить университет. Возможно, сетевой, способный охватить всю систему ЗАТО. Такой университет даст «закрытым» горожанам возможность выбора профессии, разомкнет кадровую ловушку, вернет интерес к городу извне и изнутри. Подобный проект способен обеспечить городам ЗАТО перспективу полноценного развития.

Идея высшей школы в Сарове, столице закрытых российских территорий, в том или ином виде существовала всегда. С момента его основания ходили разговоры о русском Кембридже (в Кембридже учился академик Юлий Харитон, один из руководителей центра). Это был проект школы для физиков с непременным гуманитарным образованием. Как говорил Харитон, повторяя слова своего учителя Резерфорда, «для того, чтобы выдумать бомбу, нужно 9/10 общего образования и только 1/10 специального». По сути, речь шла о подобии университета, в котором высшее гуманитарное знание служило бы необходимой оболочкой для развития знания специального, инженерного и физического.

Эта идея была реализована лишь отчасти; в городе появился вуз -- физико-технический, без гуманитарной оболочки. Наверное, это было неизбежно; стране нужна была бомба, а не очередная элитная школа. Но прошло время, и выяснилось, что общеобразовательная оболочка необходима. Сегодня специализированное образование не удовлетворяет в первую очередь самих физиков.

Саров нуждается в качественном расширении образовательной базы. И, кстати, отчетливо это сознает. Все начинания последнего времени -- расширение местного вуза, дополнение его программы гуманитарными дисциплинами, идея школы СКИФ (Саровские курсы истории и философии) -- говорят об одном: Саров ищет возможность развития на своей площадке универсального образования.

Я бы не стал списывать сопротивление горожан жесткому внешнему сценарию («взять и открыть») на один только посткоммунистический страх. Закрытый город ищет грамотный выход из сложившейся ситуации. Он для этого сам достаточно грамотен. При этом у него есть реальная возможность стать образовательной площадкой нового типа. Кадры и знания, накопленные за многие годы, экспериментальная база федерального ядерного центра, городская среда высокого качества -- все это можно и должно использовать для успешного развития университетского проекта ЗАТО. Саров стремится сохранить эти козыри. Он намерен сохранить себя как центр сложной мысли, площадку социальных и образовательных инноваций. Это достойная линия поведения; мобилизация горожан по поводу рыночных реформ понятна. Если эти реформы будут произведены тем методом, который стал у нас привычен в последние годы и который не учитывает ничего, кроме сиюминутной экономической целесообразности, уникальная городская среда Сарова будет попросту разрушена. В этом случае на университетском сценарии развития города можно будет ставить крест.

Другой вопрос: что такое новый университет?

Сегодня, когда делается очевидной недостаточность «профильного» сценария развития закрытого города, когда сами физики признают известную выработанность исходной идеи наукограда, становится необходима принципиально новая образовательная программа. Нужен гуманитарный университет не просто оболочка для профильной начинки, но самостоятельный градообразующий проект. Условно -- русский Оксфорд.

Это принципиальный момент. Если мы диагностируем системный кризис закрытых городов и видим его причину в их многолетнем «однополушарном» развитии (в этом суть экспертной оценки Общественной палаты), то адекватным средством выхода из кризиса может быть только новая стратегия, способная переменить исчерпавшую себя традицию существования наукограда. В данном случае гуманитарный университетский проект.

У этого проекта есть серьезная перспектива. Здесь необходимо уточнение по поводу пустынь, чащоб и голых мест, на которых строились закрытые города. Главный из них, Саров, возник не на голом месте. Напротив, это место по-настоящему знаменито, оно обладает значительной глубиной истории. Здесь в монастыре подвизался преподобный Серафим Саровский; до преподобного Серафима эта обитель была известна как «академия русского монашества», за деятельностью которой внимательно следили из Петербурга и Москвы. Задолго до этого здесь существовал древний город, который историки определяют как сакральную столицу Мордвы. Нет, Саров помещается не на пустом месте, не в лесу или чащобе (хотя лесов вокруг достаточно), но в центре обширной территории, «потаенной страны», не раз проявлявшей себя в различные эпохи российской истории.

История Сарова в полной мере не исследована -- неудивительно, если учесть, что последние шестьдесят лет эта территория была под колпаком строгой секретности. Археологические раскопки в Сарове начались только в 1993 году. Но уже сегодня очевидно, что эта «местная» история очерчивает важнейший цивилизационный сюжет, масштаб и значение которого еще предстоит прояснить. Она включает в себя фигуры и явления первостепенной важности, и притом подчеркнуто контрастные: фокусы языческой и христианской святости, преподобного Серафима и ядерную бомбу, Екатерину и Пугачева, пушкинский «Старый Арзамас», Льва Толстого и Николая II, Сталина, Берию и академика Сахарова. По сути, саровский сюжет предъявляет все компоненты противоречивой российской истории. Собрать их вместе означает задачу высокой сложности -- задачу университета.

Это место в самом деле обладает потенциями русского Оксфорда. Для строительства гуманитарной школы здесь есть уникальная историческая ситуация, почва, легенда, перспектива академического исследования. Есть город, построенный по принципу малой (секретной) столицы. Кстати, одно из первых его названий было Кремлев; у него кремлевская история.

Состоится ли на этой почве новый университет -- проект, жизненно необходимый самому городу и одновременно способный привлечь внимание всей России? Секретный город Саров сегодня на развилке. В одну сторону его влечет инерция существования закрытого оборонного объекта, в другую -- внешний интерес больших инвесторов, российский рынок с соответствующей атрибутикой, который пока не слишком увлечен академическими проектами.

Вопрос в том, способны ли мы преодолеть постсоветскую инерцию и совместить интересы рынка с перспективой масштабного гуманитарного исследования. Только в этом случае может состояться университетский проект, разработанный и выдвинутый самим закрытым городом, как оптимальная стратегия собственного развития.
Андрей Балдин, член Союза журналистов и Союза писателей РФ


  КРУПНЫМ ПЛАНОМ  
  • //  14.06.2007
AP
«Росатом» и Общественная палата обсуждают стратегию развития ЗАТО
Остающиеся на карте России закрытые города вступают в полосу юбилеев. Основанные в массе своей в первое послевоенное десятилетие, эти обнесенные колючей проволокой населенные пункты, в которых расположены секретные военные части и флагманы отечественной оборонной промышленности, один за одним отмечают круглые даты... >>
  • //  14.06.2007
Кризисную ситуацию в закрытом городе может изменить масштабный образовательный проект -- университет, который способен дополнить сложившуюся однообразную картину поселения при заводе, стать новым градообразующим центром и сообщить городу необходимый импульс развития... >>
реклама

  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ