N°75
29 апреля 2005
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ОБЩЕСТВО
 ЗАГРАНИЦА
 ТЕЛЕВИДЕНИЕ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
  ПОИСК  
  ПЕРСОНЫ НОМЕРА  
  • //  29.04.2005
ИТАР-ТАСС
Действительно фестиваль
«Бенуа де ла данс» раздал награды и очаровал финалом

версия для печати
Фестиваль мирового балета -- так теперь зовется «Бенуа де ла данс». Прежде это называли премией (денег все равно не давали) или призом (что верно -- лауреатам преподносят двух отшатнувшихся друг от друга чугунных человечков на подставке). Но «фестиваль» -- наиболее точное слово. Нет, награды вручают -- все так же каждый из судей называет двух номинантов, накануне концерта жюри смотрит видеопленки и решает, кто лучший. (Поэтому часто зрители не могут оценить справедливость решения -- лауреаты или вовсе не приезжают в Москву или танцуют не то, за что были номинированы.) Но сопутствующие церемонии концерты важнее ее самой.

В этот раз вечер вручения призов обошелся без интриги: в перечне танцовщиков и балерин были явные лидеры, их и наградили. Приз танцовщику остался в единственном экземпляре -- его присудили мальчику-сенсации, двадцатилетней этуали Парижской Оперы Матье Ганьо -- за роль Джеймса в «Сильфиде». «Балеринский» «Бенуа» поделили на двоих -- жюри не смогло решить, кто танцует лучше: парижанка Мари-Аньез Жилло или москвичка (с недавних пор) Светлана Захарова. Никто из лауреатов на сцену не вышел: Ганьо недавно получил травму и выбыл из строя, балерины же вдалеке от Москвы занимались своим прямым делом -- танцевали. Но все три имени столь на слуху, что никто и не думал протестовать, тем более что воспоследовавший «номинантский» концерт, полный благопристойных недоразумений (вроде жизнерадостного крепыша Германа Корнехо, вдруг вздумавшего танцевать томное «Видение розы» и исполнившего нечто вроде сальсы), подчеркнул недосягаемость лауреатов. Удивиться можно было только лауреату-хореографу: из трех (мэтр американского модерна Триша Браун, из тех «детей Вудстока», что дожили до солидных лет и превратили взрывчатый бунт в технологию успеха; вежливый немецкий экспериментатор Кристиан Шпук; худрук Большого балета Алексей Ратманский) лауреатом стал последний (за «Анну Каренину» в Датском Королевском балете). «Анна Каренина» -- отличный балет про холодных людей в штормовом мире (на экране, служащем задником, летят грозовые облака, взлетают и падают лошади, а люди на сцене ведут прохладные, разреженные диалоги) -- но награда Ратманскому от Юрия Григоровича, совсем недавно прохаживавшегося насчет «сочинителя эстрадных номеров»? Право же, экологам стоит побеспокоиться -- где-то не один медведь умер. Но Тришу Браун тоже не обидели -- ей определили приз «За жизнь в искусстве».

«Фестивальный» концерт все эти награждения будто стер с доски мокрой тряпкой. Призы могут быть -- могут и не быть, а феноменальное мастерство остается, на нем держится балет. Именно коллекцию мастеров явил «Бенуа де ла данс» -- такого набора давно в Москве не было.

Две парижские этуали -- Лоран Илер и Орели Дюпон в чувственном моцартовско-прельжокажевском «Парке». Представьте: пара, обнявшись, целуется, мужчина начинает вращаться вокруг своей оси, ноги девушки поднимаются от земли -- все выше, выше, выше, ее тело с телом мужчины чуть не прямой угол образует -- и кажется, что вот только губами эти два человека и сцеплены. Ритм чуть замедленный, медитативный; никакого мышечного усилия; и вот это очумелое, неземное и нестыдное состояние влюбленности заполняет сцену и переливается в зал. В тот же вечер -- два явления Владимира Малахова, берлинского (ныне) танцовщика и худрука: попсовое соло Ренато Занелло «Вояж» превращено в притчу о вечных путешествиях балетных и о Пути (выставленная вперед подрагивающая рука -- как лукавый отказ от ненужного контракта и напряженная просьба к жизни подождать, не мчаться так быстро), а дуэт из «Манон» с Дианой Вишневой -- в сценку из детского, защищенного мира, где ничего не может случиться всерьез. Рядом -- Николай Цискаридзе с этуалью Парижской Оперы Элизабет Платель в нуреевской версии «Лебединого озера», где Принц длит протяжные арабески, словно удерживая только ему слышимую мелодию. И -- большой фрагмент из недавней берлинской премьеры: Бежар поставил там «Кольцо вокруг кольца». Все последние работы мастера отрывисты, впрямую связаны с балетной атрибутикой и включают в звуковую партитуру разговоры. Так и здесь: блиставший в 1970--1980-х на сцене Парижской Оперы Микаэль Денар мерил резкими шагами сцену Большого и спрашивал в воздух по-немецки: «Где Брунгильда?», а Брунгильда--балерина (тончайшая Диана Вишнева) уговаривала изящного Вотана-танцовщика (берлинский солист Артем Шпилевский) взглянуть на нее не только как на коллегу. Три балетные столицы -- Москва, Берлин и Париж -- помогали забыть, что три года назад на этой же сцене «Бенуа» была увенчана Анастасия Волочкова. Кажется, помогли. Даже я -- обещаю -- больше об этом не вспомню.
Анна ГОРДЕЕВА
//  читайте тему  //  Танец


  КУЛЬТУРА  
  • //  29.04.2005
ИТАР-ТАСС
«Бенуа де ла данс» раздал награды и очаровал финалом
Фестиваль мирового балета -- так теперь зовется «Бенуа де ла данс». Прежде это называли премией (денег все равно не давали) или призом (что верно -- лауреатам преподносят двух отшатнувшихся друг от друга чугунных человечков на подставке). Но «фестиваль» -- наиболее точное слово... >>
//  читайте тему:  Танец
  • //  29.04.2005
Кирилл Каллиников
Выставка Школы акварели Сергея Андрияки в Манеже
Заново отстроенный выставочный зал Манеж начал свою деятельность именно той выставкой, открытию которой воспрепятствовал злополучный пожар. За прошедший год столичный мэр предлагал художнику Андрияке несколько помещений для показа работ (вплоть до залов Третьяковки), но тот был непреклонен: Манеж так Манеж... >>
//  читайте тему:  Выставки
  • //  29.04.2005
Гильдия театральных режиссеров России готовится к борьбе
В XV главе своей первой и лучшей книги Ильф с Петровым утверждали, что статистика знает все, кроме одного: сколько в СССР стульев? Сказать нужно иначе: о чем бы человек ни спрашивал, выясняется, что как раз это статистике неизвестно, но в остальном она готова прийти на помощь. Такая вот наука... >>
//  читайте тему:  Театр
  • //  29.04.2005
Книгу Александра Долинина стоит читать не только филологам
В книгу Александра Долинина «Истинная жизнь писателя Сирина» вошли одноименная «маленькая монография», десять статей о творчестве Набокова и предисловия к осуществленным автором публикациям -- докладам Набокова в Берлинском литературном кружке и его письмам к Глебу Струве... >>
//  читайте тему:  Круг чтения
реклама

  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ