N°62
12 апреля 2005
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ОБЩЕСТВО
 ЗАГРАНИЦА
 КРУПНЫМ ПЛАНОМ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
  ПОИСК  
  ПЕРСОНЫ НОМЕРА  
  • //  12.04.2005
«Сталина мертвый Гитлер не интересовал»
версия для печати
В преддверии юбилея капитуляции Германии в немецком издательстве "Люббэ" вышла "Книга "Гитлер", написанная, как заявляют издатели, приближенными Гитлера в советском плену специально для Сталина. Рукопись ее извлечена из прежде секретных советских архивов. Презентация книги освещалась и зарубежными и нашими СМИ как сенсация. Что это за книга, был ли Сталин ее единственным читателем, почему мы снова вспоминаем следственное дело с характерным названием "Миф" -- обо всем этом историк Ольга ЭДЕЛЬМАН побеседовала с заместителем директора Государственного архива РФ Владимиром Александровичем КОЗЛОВЫМ, автором книги «Где Гитлер?», посвященной истории дела «Миф».

-- Вы ведь рукопись нового бестселлера знаете давно и оцениваете ее довольно скептически?

-- Ну, мы пока не знаем, станет ли книга бестселлером, хотя акция, сопровождающая ее публикацию, нацелена на большой коммерческий успех. Само же произведение вызывает некоторые недоуменные вопросы. Например, сообщение об архиве, из которого оно извлечено, не совсем ясно. То ли из личного архива Сталина -- тогда это либо Президентский архив, либо бывший архив ЦК КПСС (ныне РГАСПИ); то ли некий непонятно названный "малозначительный" московский архив. Судя по суперобложке книги, где воспроизведено одно из дел расследования "Миф" (а всего их шесть), "Дело №1 Г-23", -- то это дело находится в Государственном архиве Российской Федерации в фонде МВД СССР (достает дело из сейфа и показывает). И тогда оно никакого отношения к личному архиву Сталина не имеет. Это дело возникло в Главном управлении по делам военнопленных и интернированных (ГУПВИ), которое было структурной частью НКВД, с марта 1946 года переименованного в МВД СССР. Издатели называют авторами этого произведения Отто Гюнше, адъютанта Гитлера от СС, и Гейнца Линге, его камердинера. Но действительным автором следует все-таки считать полковника Ф.К. Парпарова, который служил в ГУПВИ в одном из подразделений Оперативного управления. Парпаров работал с Гюнше и Линге и писал эту книгу.

-- Работал -- в смысле допрашивал?

-- Нет. Еще одна передержка, фактически фальсификация, допущенная при продвижении этой книги на рынок, состоит в том, что не уточняются обстоятельства, при которых она была написана. Расследование "Миф" -- это повторное расследование обстоятельств смерти (или исчезновения) Гитлера, проводившееся НКВД-МВД в течение нескольких месяцев 1946 года, когда не только Гюнше и Линге, но еще и шеф-пилот Гитлера Баур, и телеграфист имперской рейхсканцелярии Рохус Миш сидели в Бутырской тюрьме в камерах с "наседками" -- тайными информаторами из числа завербованных немцев (часто это были квалифицированные офицеры бывших германских спецслужб), и каждое их слово о последних днях Гитлера в бункере многократно перепроверялось. А работа над произведением, которое сейчас издано, происходила в 1948 году. Она была непродолжительна по времени и не сопровождалась какими-то особыми оперативными мероприятиями. Гюнше и Линге держали на секретном спецобъекте, где они занимались письменной работой, и все, что было сделано для ее обеспечения, -- это была выделена охрана. Ну и, конечно же, там была немецкая обслуга, которая информировала спецслужбы о разговорах Гюнше и Линге между собой. Именно поэтому нам известно, например, что Гюнше твердо придерживался нацистских убеждений, чуть ли не готовился к побегу и фактически саботировал сотрудничество с полковником Парпаровым в работе над книгой, тогда как Линге делал это охотно. В этих условиях никакой перепроверки их текстов не проводилось. Что они написали -- никто не видел, где их рукописи -- неизвестно. Те тексты, с которыми мы имеем дело, изначально создавались на русском языке. Полковник Парпаров блестяще владел немецким языком, его часто принимали за уроженца Берлина. Парпаров вполне мог заниматься переводом с листа, и совершенно очевидно, что он редактировал этот текст в угоду совершенно определенным идеологическим стереотипам начинающейся «холодной войны».

-- А какова была цель написания книги?

-- Когда возникло дело "Миф", у главного двигателя этого расследования -- заместителя начальника ГУПВИ Амаяка Кобулова, отвечавшего за оперативную работу, была надежда чуть ли не найти живого Гитлера. Однако расследование, законченное в основном к лету 1946 года, ни к чему особенному не привело и заглохло. Время от времени в советской и зарубежной печати появлялись статьи, очерки о Гитлере и его окружении. После одной из таких публикаций, статьи в "Правде", Гюнше сам предложил написать, что он знал о Гитлере. И люди, проводившие расследование, решили хоть как-то использовать собранный материал: и то, что уже знали, и то, что еще рассчитывали получить, чтобы создать книгу, разоблачающую Гитлера. Ситуация была удобна тем, что эти немцы -- Гюнше, Линге -- продолжали числиться за ГУПВИ, сидеть в тюрьме, не понимая, почему их не отправляют в лагерь, и их легко было перевести на спецобъект. По канонам создания такого рода произведений вопросы аутентичности и подлинности мало кого волновали. Главное было в том, чтобы авторизовать некий текст со ссылкой на людей, действительно знавших Гитлера. Кстати, не так долго и не так много знавших, как может показаться из текста, потому что Гюнше стал адъютантом Гитлера только во время войны, да и то с перерывом, он уезжал на Восточный фронт, а Линге состоял при нем с 1935 года. Ну откуда Линге мог знать, какие у Гитлера были отношения с племянницей в конце 20-х годов? Может быть, об этом знал Парпаров, или Линге воспроизвел что-то по слухам: он хотел угодить заказчикам, ему нравилось на спецобъекте, там питание было неплохое и даже дали штатскую одежду. Таким образом делали пропагандистское произведение. Там встречаются вещи просто комичные. Уже при презентации книги в Германии один из крупных немецких ученых заметил, что в книге шампанское течет рекой, хотя известно, что Гитлер был вегетарианец и непьющий человек. А откуда взялось шампанское? Это видно из рукописи. В деле "Миф" имеются две редакции книги, обе с обильной правкой чернилами, простым карандашом, красным карандашом. Так вот, сцена из книги: Линге готовит комнату перед свиданием Гитлера и Евы Браун, ставит на стол коньяк, фрукты, конфеты и прочее. На полях появляется помета: "Шампанское" -- про шампанское-то авторы забыли. Я представляю себе, как Амаяк Кобулов, мужчина молодой и энергичный, ухаживал за женщинами по всем правилам и не представлял себе встречи с дамой без шампанского, вот и указал авторам на упущение. Далее следует достаточно стандартный ход, намекающий на половое бессилие Гитлера. Описано, что Линге кладет на столик таблетки, прописанные доктором Морелем. На полях красным карандашом: "Для чего таблетки? От полового бессилия?" Это все касается интимных сторон жизни Гитлера, но есть и более серьезные правки, выдающие фальсификацию в определенных целях. Например, речь идет об Англии, сказано, что Гитлер решил использовать англичан как прикрытие с тыла. На полях: "Неудачно. Планы Гитлера отвечали интересам обеих стран". То есть в обстановке «холодной войны», когда отношения с Англией вконец испорчены, конечно, следует подчеркнуть, что она сотрудничала с нацизмом. Так вот и вписывали, до потери правдоподобия.

Теперь вопросы по поводу факта публикации этой книги в Германии: с одной стороны -- зачем, а с другой стороны -- что в этом такого? И я скажу, чем сейчас нехороша эта якобы нацеленная на дискредитацию Гитлера пропаганда или контрпропаганда. Она нехороша тем, что разоблачить подобного рода фальшивки не составит труда ни для одного убежденного нациста, хорошо знающего жизнь своего фюрера. А разоблачив это, одновременно можно поставить под сомнение и подлинную информацию, которая там тоже есть. Таким образом, казалось бы, книга направлена на разоблачение Гитлера, но будучи сама разоблачена как дешевая пропагандистская подделка, эта книга станет информационным поводом для нацистов, чтобы утверждать, что фюрера опять оболгали. Вот чем это чревато. С другой стороны, меня и другое удивляет. Эту книжку давно все знают. В середине 60-х годов ее читал Лев Александрович Безыменский и опубликовал фрагменты в своей книге "Операция "МИФ"". У нас с ним был разговор, стоит ли печатать ее целиком. Сошлись на том, что дезавуирующие комментарии по объему превысят сам текст -- и стоит ли этим заниматься? То, что в этом тексте достоверно, то давно известно, а что неизвестно, то не очень достоверно. А теперь вдруг вокруг этой книги возникает сенсация.

-- То есть современная западная интеллектуальная публика купилась на плод сталинской пропаганды, изготовленный генералом Кобуловым и полковником Парпаровым, и теперь некоторое время будет пребывать от этого в эйфории?

-- Я не знаю, купится ли на это интеллектуальная публика. Сомневаюсь. Непонятно другое. Российские архивы могут дать богатейшую информацию о многих сторонах жизни послевоенной Германии, советско-германских отношений. Малоизученный комплекс документов советской военной администрации в Германии, к примеру. А из всего этого огромного богатства к юбилею Победы публикуются такого рода произведения и подаются под видом нового слова в исторической науке. Другое дело, если бы это подавалось как любопытный памятник эпохи «холодной войны». Вместо этого нам говорят, что это книга, написанная по специальному заказу Сталина. Это неправда. Если предполагают, что книга возникла в рамках расследования "Миф", то я достаточно долго его изучал и могу утверждать, что Сталин не только не давал заказа на это расследование (включая книгу), он вообще о нем не знал. Это расследование проводилось втайне от него. Оно было связано с обстоятельствами соперничества между советскими спецслужбами, карьерными интересами и тому подобным. Все западные и российские историки, которые об этом пишут, абсолютно убеждены, что расследование проводилось по заказу Сталина. Но вот один факт из дела "Миф": расследование зашло в тупик, то есть никаких таинственных обстоятельств выяснить не удалось, лишь уточнили некоторые подробности пребывания Гитлера в бункере, но ничего, что указывало бы на то, что он оттуда бежал, исчез, что его подменили, -- установить не удалось. Единственное, на что еще была надежда, -- это на повторную судебно-медицинскую экспертизу. И вот команда следователей во главе с полковником Клаусеном отправляется в Берлин. Давайте представим себе: Сталин заказал расследование, люди, проводящие его, приезжают в Берлин, привозят свидетелей -- и не могут получить трупы для экспертизы! Им просто не дают сотрудники других советских спецслужб. И они преспокойно уезжают обратно в Москву. Либо мы должны пересмотреть все представления о сталинском правлении, потому что, оказывается, приказы Сталина попросту не выполнялись, либо Сталин не имел к этому расследованию отношения. И как раз по этому эпизоду видно, что расследование велось в полутайне, потому что боялись обратиться в параллельное ведомство за разрешением, ведь тогда бы пришлось объяснять, что ищем. А ищем-то как раз не столько Гитлера, сколько компромат на эту самую параллельную спецслужбу. И по той же причине в рамках расследования "Миф" не был допрошен начальник охраны Гитлера Раттенхубер -- потому что он числился не за ГУПВИ, а за органами "Смерш".

-- Давайте все-таки подробнее объясним, что это за дело "Миф".

-- Первое расследование провели в спешке, в мае 1945-го, об этом впервые написала Елена Ржевская. Очень торопились, сделали главное: идентифицировали труп по зубной карте. Но акт судебно-медицинской экспертизы был составлен неряшливо. Ну например, там было сказано, что на теле мужчины не обнаружено повреждений, которые могли бы повлечь за собой смерть, а несколько далее -- что половина черепа отсутствует. Были там и другие неясности. Ближе к осени 1945 года было закончено западное расследование под руководством Тревора-Ропера, они работали со свидетелями, оказавшимися в западной зоне. Тревор-Ропер потом об этом книгу написал. Пришли к выводу, что Гитлер мертв. Фактически в Потсдаме его уже считали политически мертвым -- не включили в список главных нацистских преступников. Союзники материалы своего расследования передали русским. Возник вопрос, что надо тогда и наши материалы передать союзникам. Берия дал распоряжение готовить материалы к передаче, и тут выяснилось, что ни у Молотова, ни у министра госбезопасности Меркулова (он был человеком Берии) возражений нет, а вот Абакумов (он тогда возглавлял контрразведку "Смерш", майское расследование велось по его линии) возражает и о причинах будет говорить с Берией лично. Мы не знаем, о чем он говорил, но, наверное, намекнул, что накануне Нюрнбергского процесса не надо этого делать: любой повод для сомнений в смерти Гитлера мог создать скандал. Тогда бы отвечать пришлось и Абакумову, потому что его люди допустили огрехи, и Берии -- потому что Иван Серов, человек Берии, отвечал за координацию работы всех советских спецслужб в Германии, и именно Серов представил Берии материалы майского следствия, а Берия -- Сталину, со своим сопроводительным письмом, и таким образом тоже расписался под этими материалами. Это все было в ноябре.

-- Сказанное вами разрушает общепринятую версию, согласно которой Сталин знал о том, что тело Гитлера найдено и опознано, но намеренно скрывал это от союзников.

-- Я думаю, что какую-то игру Сталин пытался вести. Но ему это быстро стало ненужно. Ну например, подготовка к Нюрнбергскому процессу, идет очень серьезный разговор, кого включать в списки обвиняемых. Русских волнует Гесс. Эттли говорит на это, что он бы хотел видеть в списках Гитлера. Если бы у Сталина было желание интриговать в этом направлении, он должен был бы воспользоваться поводом и задать вопрос: а что, у вас есть сведения, что он жив? То есть он бы начал спекулировать на этом, как долго спекулировали вокруг исчезновения Бормана. Но ничего подобного. Для Сталина настолько очевидно, что Гитлер мертв, что он в ответ пошутил, сказал, что Гитлера "нет, он не в наших руках". И в стенограмме отмечено "общий смех". То есть никакого политического использования Сталиным вопроса о смерти Гитлера не прослеживается. И эта версия мне представляется высосанной из пальца, во всяком случае начиная с Потсдама и позднее.

-- Но тем не менее дело "Миф" велось?

-- А это все было уже в другой плоскости. В декабре 1945 года Берия уходит из НКВД на пост заместителя Совнаркома, курировать весь силовой блок. На его место в НКВД приходит Круглов, карьерный энкавэдэшник, не политик. При нем -- упомянутый Амаяк Кобулов, в его распоряжении оперативная группа. Заказ на расследование дал Берия. Ему "живой Гитлер" был нужен не больше, чем Абакумову, -- для них обоих огрехи в расследовании, всплыви они, означали гнев Сталина. Для того-то Берия и начал независимое расследование -- подстраховаться. Это уже история взаимоотношений и конфликтов спецслужб и конкретных лиц, борьба между Берией и Абакумовым. Плюс карьерные помыслы Круглова, Кобулова. Они обнаружили противоречия в материалах майского следствия. И кажется, в какой-то момент они действительно поверили, что у них есть зацепки, есть шанс найти живого Гитлера. И они собрали свидетелей и начали их трясти. Выжали их настолько, что даже Баур, который точно знал, что Гитлер мертв, спустя месяц после начала допросов сказал сокамернику, что сам начал в этом сомневаться. Кстати, допросы в большинстве были без применения пыток, избивали только Миша, его вел самый младший следователь в этой команде, из сталинской поросли, он, видимо, иначе работать уже не умел. Остальные работали более интеллектуально, это были довольно образованные люди. И вот они на свой страх и риск стали разматывать эту историю. В конце концов они пришли к тому, что можно, конечно, как это принято в НКВД, полностью сфальсифицировать дело, можно добиться признаний свидетелей, но тогда встанет вопрос: где Гитлер? А на этот вопрос нужно отвечать реально, придумать что-то нельзя, не получится.

-- Итак, это не целенаправленная интрига Сталина, а карьерные интриги внутри советских спецслужб. А косвенным последствием является «Книга «Гитлер», но заявления, что единственным ее читателем был Сталин, также не выдерживают критики?

-- Абсолютно.

-- Рушится эффектная картина: один великий тиран -- Сталин предается размышлениям о своем поверженном враге, другом великом тиране -- Гитлере.

-- Это, знаете, мысли интеллигентных людей, имеющих много времени для подобных праздных раздумий. У диктатора Сталина именно в то время, когда создавался этот шедевр пропаганды, в 1948 году, было гораздо больше серьезных забот. Не буду приводить хронику тогдашних событий, говорить о репрессиях, проблемах внутренней политики, как только что с трудом вылезли из голода, провели денежную реформу, что разгорается «холодная война», стоит вопрос об атомной бомбе и прочее, и прочее. Нет, оказывается, у стареющего Сталина других забот нет, он сидит и читает эту белиберду про Гитлера. Я верю тому, что по этому поводу написал Серго Берия: Сталин один раз узнал, убедился и забыл об этом. Все, это осталось в прошлом. Гитлер был мертв, он не волновал Сталина, у него была масса живых врагов.

Мы часто приписываем историческим событиям некую инфернальную подоплеку. Какие-то полумистические замыслы будто бы роятся в головах тиранов. И на этом мы строим представления о сталинской системе, называем ее тоталитарной. Считаем, что она работает так, а не иначе, наверху этой системы -- вождь, который всевидящим оком озирает все.

-- Вы описываете Саурона из "Властелина Колец"...

-- Я это описываю по той причине, что на этом и построена человеческая глупость в ее вселенско-историческом масштабе. А в действительности, если посмотреть скептическим взглядом, если поинтересоваться реальными обстоятельствами, то выяснится, что довольно мелкий карьерист из окружения Берии возмечтал подсидеть более могущественных людей и для этого затеял такое вот расследование. Он при этом мог даже ссылаться на волю товарища Сталина: поди проверь, не очень-то товарища Сталина спросишь, не только теперь, когда он мертв, но и тогда, когда он был жив.

На самом деле существуют люди, они в своих интересах как-то действуют. Нам же кажется, что в сталинской системе, которую мы себе вообразили, никто ничего сам по себе сделать не мог. Что в ней вроде бы и дырок не было, лазеек, чтобы простому человеку выжить. На самом деле, как сейчас, при нынешней системе простой человек выживает, точно так же человек выживал при Сталине. И как при Сталине чиновники выживали под сенью большой власти, так и сейчас они выживают и приспосабливаются. И нет никакого всевидящего ока над нами, и не было никогда, страх -- это еще не всевидящее око, как бы кому-то ни хотелось стать таким всевидящим оком.

Возвращаясь к основному предмету нашего разговора, я задаю себе вопрос: а если бы, не дай бог, случилось все иначе и в плену у Гитлера оказался, скажем, товарищ Поскребышев, секретарь Сталина. Какие бы замечательные воспоминания о Сталине мог он написать под контролем гестапо, и как много мы бы интересного узнали! Например, о том, как Сталин пил водку, закусывая разложенной на газете воблой. Почему надо быть в политике победителем? Потому что победитель диктует свои мифы. И потому-то мы теперь обсуждаем не книгу о Сталине, предназначенную для Гитлера, а книгу о Гитлере, якобы предназначенную для Сталина. И коль скоро спустя 60 лет советскую пропагандистскую поделку переводят на немецкий язык и издают в Германии, значит, Советский Союз действительно победил в войне... А мы в этом никогда и не сомневались.
Беседовала Ольга ЭДЕЛЬМАН
//  читайте тему  //  Исторические версии


  КРУПНЫМ ПЛАНОМ  
  • //  12.04.2005
В преддверии юбилея капитуляции Германии в немецком издательстве "Люббэ" вышла "Книга "Гитлер", написанная, как заявляют издатели, приближенными Гитлера в советском плену специально для Сталина. Рукопись ее извлечена из прежде секретных советских архивов... >>
//  читайте тему:  Исторические версии
реклама

[an error occurred while processing this directive]
  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ  
Яндекс.Метрика