N°206
07 ноября 2005
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ОБЩЕСТВО
 ЗАГРАНИЦА
 КРУПНЫМ ПЛАНОМ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930    
  ПОИСК  
  ПЕРСОНЫ НОМЕРА  
  • //  07.11.2005
Вечно живое искусство орнамента
Что общего между столичным компьютерным гуру и абстракционистом из Махачкалы

Еще в начале XX века дедушка архитектуры модернизма, непреклонный сторонник лаконичного функционализма Адольф Лоос, взбешенный декадентской барочностью родной Вены времен Сецессиона, приравнял орнамент к преступлению. Но узорчатый криминальный элемент все равно постоянно просачивался на территорию искусства минувшего столетия, то маскируясь под расчисленную череду цветных квадратов Пита Мондриана, то принимая облик оптических игр-лабиринтов Виктора Вазарелли, то всплывая в абстрактных экзерсисах строгих представителей нео-гео («гео» -- это от слова «геометрия», а отнюдь не «география»), а то и мимикрируя под инфантильную каллиграфию звезды престижных аукционов Сая Туомбли. Теперь высокохудожественная ересь в целях своего длящегося неискоренимого бытования прикрывается строительным щитом с надписью «Осторожно, объект!». Даже не худосочный объект, а -- бери выше -- полнокровная инсталляция.

Выставка дагестанца Апанди Магомедова «Посвящение №2» в столичной Айдан галерее благодаря усилиям галеристки-художницы Айдан Салаховой и стала инсталляцией, занявшей весь зал. Выпуклые работы-рельефы Магомедова повешены и положены так, что напоминают выщербленные и очищенные от штукатурки куски стены и останки пола, лишенного глянцевого псевдодубового покрытия. Культурный слой снят, а за ним зияют дразнящие первородностью первоосновы. Их структуры ритмизованы, узоры дублируют друг друга, прямоугольники, квадраты, линии и круги неправильных форм складываются в орнаментальный (и ориенталистский) танец, напоминающий макабрическую смесь восточной вязи и печатного пряника. Для этих объектов из прессованных опилок, покрытых глиной, цементом и краской, самым важным является зрительно осязаемый объем.

Но за эффектным формализмом таится семантический сдвиг. Или даже взрыв. Поскольку махачкалинский художник посвящает (см. название проекта) свои рельефы кизяку -- тоже своего рода первооснове горского бытия. Им, рожденным во чреве скота, топят печи, удобряют сады, укрепляют стены. И предварительно высушивают на крышах саклей, раскладывая сырые коровьи и овечьи лепешки по определенному принципу, своему для каждого села. Апанди Магомедов последние несколько лет ездил по дагестанским поселкам и фотографировал эти орнаменты кизяков, вдохновлялся артификацией низменного и одновременно жизненно важного, а потом перенес свою энциклопедию впечатлений в собственные произведения. В отличие от знаменитого черного англичанина Криса Офили, употребляющего настоящие слоновьи экскременты, Магомедов не использует в работах сам кизяк. Лишь потому, что слишком трепетно к нему относится. И выставка в Айдан галерее не эпитафия, а ода.

В отличие от шаловливо-ернического проекта Beauty Inside Алексея Шульгина, прямо на следующий день после вернисажа Магомедова показанного в XL галерее. Шульгин, одним из первых московских современных художников начавший концептуально работать с фотографией (именно работать, используя чужие снимки, а не фотографировать самому), теперь занят экспериментами с новыми технологиями. Он заставляет старый 486-й компьютер побираться, распевая дребезжащим голосом рок-хиты. Он мановением «мыши» превращает картинку на дисплее в отчаянное оптическое шоу на стене. А сейчас обыденное и обрыдшее изображение с рабочего стола» превратил в наркотический делириум. «Десктоп и все открытые на нем приложения волшебным образом пускаются в завораживающий, пульсирующий танец», -- говорит Алексей Шульгин. Мысль такова: нам не следует ждать красот от медийной индустрии, взять их у нее -- наша задача. И художник вправе переформатировать традиционную операционную систему, превратив ее в галлюцинаторный бред. Но этот бред опять-таки похож на кинетическую мозаику с чередующимися виртуальными узорами, скачущими на стене галереи.

Если суфист Магомедов из национального дерьма сделал европейского качества стильную конфетку, то безбашенный хакер Шульгин глобальный современный продукт превратил практически в дерьмо. В итоге у того и другого получился орнамент. То есть чистое искусство, доскрестись до которого сегодня можно лишь путем сложнейших технологических и интеллектуальных манипуляций. Но стоит ли оно потраченных усилий?
Федор РОМЕР
//  читайте тему  //  Выставки


реклама

  ТАКЖЕ В РУБРИКЕ  
  • //  07.11.2005
Михаил Гутерман
Состоялась очередная премьера проекта «Открытая сцена»
Строчка, вынесенная в заголовок, взята из песни, которая вживую звучит в спектакле «Рыбы-не-мы» Светланы Володиной (автор, художник), Валюса Тертелиса (режиссер), Андрея Зайцева (кинорежиссер) и Ольги Граниной (продюсер)... >>
//  читайте тему:  Театр
  • //  07.11.2005
Что общего между столичным компьютерным гуру и абстракционистом из Махачкалы
Еще в начале XX века дедушка архитектуры модернизма, непреклонный сторонник лаконичного функционализма Адольф Лоос, взбешенный декадентской барочностью родной Вены времен Сецессиона, приравнял орнамент к преступлению... >>
//  читайте тему:  Выставки
  • //  07.11.2005
Завершился 11-й фестиваль мировой музыки WOMEX-2005
Этот фестиваль, задуманный в 1994-м году Христианом «Акбаром» Борковски, музыкантом и продюсером (фирма «Пиранья»), и проходящий ежегодно в разных городах, собрал на этот раз рекордное число участников -- более двух тысяч профессионалов: артистов, людей шоу-бизнеса, журналистов и даже ученых-этнографов и культурологов... >>
//  читайте тему:  Музыка
  • //  07.11.2005
Музыкальному театру построили малую сцену
Ремонт (точнее, восстановление из пепла после двух пожаров) Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко подходит к финалу... >>
//  читайте тему:  Театр
  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ  
Реклама