N°150
18 августа 2005
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ОБЩЕСТВО
 ЗАГРАНИЦА
 КРУПНЫМ ПЛАНОМ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
  ПОИСК  
  ПЕРСОНЫ НОМЕРА  
  • //  16.08.2005
Советский плен китайского императора
версия для печати
Ровно 60 лет назад в ночь с 18 на 19 августа советский десант взял в плен последнего китайского императора. Произошло это через четыре дня после того, как 15 августа 1945 года император Японии Хирохито объявил о безоговорочной капитуляции, и американский генерал Дуглас Макартур издал директиву о прекращении военных действий против Японии на всех фронтах Тихоокеанского театра военных действий.

За неделю до этого, в ночь на 9 августа 1945 года советские войска устремились в оккупированные японцами северо-восточные провинции Китая. На заседании Высшего военного совета Японии премьер-министр Судзуки заявил: «Вступление сегодня утром в войну Советского Союза ставит нас окончательно в безвыходное положение и делает невозможным дальнейшее продолжение войны».

Поначалу командующий Квантунской армией Ямата Отодзо продолжал верить в силу японского оружия. Последний китайский император Пу И вспоминал, что в день наступления советских войск к нему пришли Ямата и начальник штаба Квантунской армии: «Ямата, маленький, худой старик, обычно всегда говорил не торопясь и с достоинством. Теперь он был неузнаваем. Ямата стал торопливо рассказывать мне о том, как хорошо подготовлены японские войска и как они верят в свою победу. Его слова внезапно прервал сигнал воздушной тревоги. Мы укрылись в бомбоубежище и вскоре услышали разрывы бомб. Когда прозвучал отбой и мы с ним прощались, он уже не говорил ни о какой уверенности в победе».

Пленка и дневники горели медленно

На следующий день Пу И узнал, что японская армия собиралась отступить, чтобы оборонять Южную Маньчжурию. Ему же предстояла срочная эвакуация из Чанчуня, являвшегося в те годы столицей марионеточного государства Маньчжоу-Го, в город Тунхуа близ границы с Кореей. «Они боятся, что такой свидетель, как я, может оказаться в плену союзной армии, -- рассуждал император. -- Не собираются ли они меня уничтожить в связи с этим?»

Начались сборы в дорогу. За упаковкой наиболее ценных предметов Пу И наблюдал лично. Для их перевозки изготовили 57 ящиков из дерева. Уничтожались кое-какие документы, часть записных книжек императора, которые он вел на протяжении последних 14 лет, кинопленки, где он был снят по разным случаям. Пленка и дневники горели медленно, за полдня удалось уничтожить только треть «компромата».

11 августа вечером к Пу И пришел «опекавший» его японский генерал Есиока, военный атташе при императорском дворе Маньчжоу-Го. Он сказал, что пора ехать. Братья и сестры императора, его племянники уже отправились на вокзал. Остались только Пу И и его две жены. Они сели во вторую машину. В первой ехал японец с узлом, в котором находились «священные предметы» императора -- каждый прохожий обязан был отвешивать им низкий поклон. Почти трое суток ехали на поезде. Первоначально предполагалось следовать через Шэньян (Мукден), но, чтобы не попасть под воздушный обстрел русских, маршрут изменили и поехали через Гирин -- Мэйхэкоу. Не рассчитали с продуктами, и по дороге за двое суток ели только дважды. Император поселился в городке Далицзыгоу в квартире японского директора угольной шахты, расположенной у подножия горы, отделявшейся от Кореи лишь рекой.

Когда капитуляция, тогда не до наложниц

Судьбоносную новость о капитуляции Японии 15 августа китайскому императору Пу И сообщил генерал Есиока. «Его величество император Японии объявил капитуляцию», -- сказал он и добавил: «Американское правительство уже дало гарантию сохранения титула его величества и его безопасности». Пу И упал на колени и, отбив несколько поклонов, проговорил: «Благодарю Небо, которое охраняет покой его императорского величества». Затем Есиока сообщил, что Пу И предписано выехать в Японию. Есиока подчеркнул: «Его величество император Японии не может дать вашему величеству полную гарантию безопасности, это зависит от союзников».

Вылететь в Японию Пу И должен был 17 августа. Есиока предложил императору выбрать себе сопровождающих, учитывая, что самолет маленький и всех взять не сможет. Пу И остановился на младшем брате Пу Цзе, мужьях двух сестер, трех племянниках, враче и приближенном слуге. «А что же будет со мной?» -- рыдая, спросила наложница императора. «Самолет слишком мал. Вы поедете поездом!» -- ответил император. «А поездом можно доехать до Японии?» «Конечно, можно», -- не колеблясь, сказал Пу И.

Первая посадка самолета с императором и его свитой произошла, как и намечалось, в одиннадцать часов утра в Шэньяне. Там они должны были пересесть на большой самолет.

Наш десант арестовал всех, кроме камикадзе

Силы Квантунской армии продолжали оказывать сопротивление Советской армии и после капитуляции Японии. Более того, 16 августа на ряде участков японские войска перешли в контрнаступление. Для немедленного захвата ключевых городов Маньчжурии было принято решение широко использовать воздушные десанты.

В ночь на 19 августа командующий Забайкальским фронтом маршал Родион Малиновский поставил перед уполномоченным Военного совета, начальником политотдела штаба Забайкальского фронта генералом Александром Притулой задачу: во главе авиадесанта «захватить важнейшие объекты Мукдена, вынудить японское командование издать войскам приказ о полной и безоговорочной капитуляции, найти императора».

Через час Притула вместе с адъютантом был уже на аэродроме. Перед ним выстроились 225 десантников. По замыслу командования, им принадлежала решающая роль в овладении крупным городом Шэньяном. Авиадесант Забайкальского фронта должен был сесть на аэродром Мукдена в тылу японской армии, разгромленной и капитулировавшей, но продолжавшей оказывать сопротивление на отдельных участках фронта. Несколько десятков самолетов поднялись в воздух и пошли к Мукдену. Транспортные машины со всех сторон прикрывали истребители, штурмовики и бомбардировщики.

Обстановка могла потребовать от десанта самых решительных мер, поэтому бомбовые отсеки загружали до отказа, истребители вели опытные боевые летчики. Они должны были нанести сокрушительный удар по важнейшим военно-промышленным центрам Мукдена в том случае, если японский генералитет наотрез откажется подписать приказ о капитуляции.

Над одним из хребтов самолеты подошли почти вплотную к грозовой зоне. Было решено приземлиться в Ванемяо, произвести дозаправку, пополнить отряд еще несколькими боевыми самолетами и, переждав грозу, лететь дальше.

До Мукдена самолеты долетели без происшествий. Не снижая скорости, краснозвездная армада, развернувшись, пошла на посадку. Сверху было отлично видно, как засуетились японские артиллеристы, но зенитки молчали. То ли русские появились слишком внезапно, то ли батареи испугались ответного удара.

Самолеты приземлились, десантники обезоружили охрану и оцепили аэродром. Несколько выстрелов, которые успели сделать офицеры аэродромного обслуживания и японские летчики, не повлияли на ход операции. Уйти удалось лишь четверым японским летчикам, находившимся около своих самолетов. Они успели подняться в воздух, а потом, словно сговорившись, упали в пике и пошли вниз. Четыре взрыва раздались почти одновременно.

"В ту минуту он был близок к самоубийству"

Из здания аэропорта вышел дородный, седой человек в форме японского военнослужащего. Он обратился к генералу Притуле на чистом русском языке: «Господин генерал, я русский эмигрант, ныне начальник охраны аэродрома. Имею вам сообщить, что в правительственном павильоне находится император Пу И со своей свитой».

В зале, уставленном мягкими креслами, диванами, столиками с соком, виски, пивом, находились около двадцати человек. Все они вскочили на ноги и испуганно разглядывали советских военных. Только Пу И продолжал сидеть. Наконец, поставив недопитый стакан на столик, поднялся и он. Притула вышел на середину зала: «От имени советского правительства предлагаю вам капитулировать, прошу сдать оружие».

Министры Маньчжоу-Го один за другим сдали пистолеты. Пу И последним подошел к дивану, откинул подушку, достал небольшой, с инкрустированной рукояткой пистолет и, подержав на ладони, бросил его в кучу остального оружия. «Я не психолог, -- вспоминает Притула, -- но вряд ли ошибусь, утверждая, что в ту минуту Пу И был близок к самоубийству. Не знаю, что помешало ему тогда, но он не мог не понимать, что это конец. Конец политический, духовный, физический».

Уже через несколько минут Пу И, нервно теребя пуговицу пиджака, с тревогой в голосе спрашивал, сохранят ли ему жизнь. Получив утвердительный ответ, он начал подробно отвечать на все вопросы. Он назвал каждого из членов кабинета министров, находившихся в зале, сообщил, где спрятана правительственная документация, какова численность Мукденского гарнизона. Он вкратце охарактеризовал настроения в среде японского генералитета и в марионеточных войсках, ответил на вопросы представителей советских разведорганов. С помощью Пу И был обнаружен арсенал бактериологического оружия, которое могло быть пущено в ход в любую минуту.

Имеется и другая версия ареста императора. Ее изложил генерал-майор в отставке, комендант Мукдена (Шэньяна) в 1945--1946 годах Андрей Ковтун-Станкевич. «Когда наш самолет сел на аэродроме, -- писал комендант, -- никто из нас не знал, что здесь в Мукдене находится Пу И. Он, по всей видимости, готовился улететь в Японию. Во всяком случае на аэродроме мы увидели готовый к отлету самолет. Нас это заинтересовало. В это время к самолету направлялся стройный, довольно еще молодой человек в военной форме. Мы остановили его. Из расспросов выяснили, что это и есть император. Принимаю решение его захватить, благо наш самолет также на ходу. Начинаю вести с Пу И разговор через переводчицу, незаметно оттесняя его к нашей машине. Подойдя к нашему Ли-2, вежливо обезоруживаем его, усаживаем в самолет и под охраной отправляем в Читу. Все это было проведено настолько стремительно, что охрана Пу И и персонал аэродрома узнали о случившемся лишь после того, как наш самолет взмыл в воздух».

Современный китайский историк Цзай Минцзю считает, что все было не так просто, и между военным руководством СССР и Японии была достигнута тайная договоренность, по которой японцы отдавали Пу И советским войскам на определенных условиях. Поэтому и была предпринята не очень понятная поездка Пу И в Шэньян, хотя рядом была Корея, куда можно было быстро перебраться, а не лететь более трех часов на самолете в Шэньян. Затем, отмечает китайский историк, не очень понятно, почему советские самолеты не атаковали японский самолет с Пу И в воздухе, хотя известно, что в это время у них было явное превосходство в воздушном пространстве, и он свободно летел несколько часов. Китайскому историку кажется странным и то, что посадка Пу И в шэньянском аэропорту и высадка десанта происходили почти одновременно, при этом десантники знали о том, что император находится в Шэньяне.

В июне 2005-го во время моего выступления на шэньянском телевидении меня спросили: имели ли место тайные договоренности между японской и советской разведкой относительно Пу И? Я ответил, что пока не видел достоверных документов по этому вопросу.

Сталин и Берия сделали исключение для Пу И

На следующий день после задержания Пу И и сопровождавшие его лица были отправлены на самолете в распоряжение штаба Забайкальского фронта в Чите. Только здесь им официально объявили об аресте. В Чите император и его свита провели полтора месяца, затем их переправили в Хабаровск и разместили в двухэтажном здании, ранее принадлежавшем какому то училищу, а теперь именовавшемуся спецобъектом №45 и принадлежавшему краевому управлению НКВД. Здесь также содержались 142 японских генерала и два адмирала.

Группа, в которой находился император Пу И, была первой партией военных преступников Маньчжоу-Го и Японии, прибывших в Советский Союз. В соответствии секретным приказом №9896, принятым 23 августа 1945 года, все японские военнопленные, захваченные Красной армией в Корее и Маньчжурии, подлежали отправке в Советский Союз. В советском плену оказались более 639 тыс. 635 японцев. По распоряжению главы НКВД Лаврентия Берии все они работали на народнохозяйственных объектах Сибири и Дальнего Востока, строили Байкало-Амурскую магистраль, валили лес, добывали уголь...

Но для Пу И и его родни сделали исключение. Вот как описывал условия их жизни глава НКВД Лаврентий Берия в докладе Иосифу Сталину 22 августа 1945 года: «Интернированные содержатся в благоустроенных жилых помещениях; снаружи здание охраняется специально выделенным подразделением воинской части; внутри здания наблюдение ведут оперативные работники управления по делам военнопленных».

Все помещения спецобъекта №45 были напичканы жучками. В секретной комнате разговоры узников прослушивались, переводились и записывались. Так император Пу И провел пять лет. Затем его передали властям КНР. До 1959 года он сидел уже в китайской тюрьме. Умер Пу И от рака в 1967 году.
Виктор УСОВ, доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН


реклама

  ТАКЖЕ В РУБРИКЕ  
  • //  16.08.2005
Ровно 60 лет назад в ночь с 18 на 19 августа советский десант взял в плен последнего китайского императора. Произошло это через четыре дня после того, как 15 августа 1945 года император Японии Хирохито объявил о безоговорочной капитуляции, и американский генерал Дуглас Макартур издал директиву о прекращении военных действий против Японии на всех фронтах Тихоокеанского театра военных действий... >>
  • //  16.08.2005
Илья Сергеев
«Времени новостей» удалось разыскать Георгия ПЕРМЯКОВА, переводчика последнего китайского императора Пу И, арестованного 60 лет назад советскими военными после разгрома ими японских войск, оборонявших Маньчжурию... >>
//  читайте тему:  Исторические версии
  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ  
Реклама