N°133
29 июля 2004
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ОБЩЕСТВО
 ЗАГРАНИЦА
 КРУПНЫМ ПЛАНОМ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
  ПОИСК  
  ПЕРСОНЫ НОМЕРА  
  • //  29.07.2004
«Мы стоим на пороге принятия непопулярных мер»
версия для печати
На днях Совет Федерации поддержал поправки в Кодекс об административных правонарушениях, значительно ужесточающие наказание за управление автомобилем в состоянии алкогольного опьянения. Законопроекту осталось пройти последнюю инстанцию -- получить одобрение президента, чтобы для нетрезвых водителей в КоАП осталась одна-единственная суровая кара: лишение прав на срок от полутора до двух лет. Денежная альтернатива -- штрафы -- за это правонарушение будет из кодекса исключена. В то время как сторонники жестких мер толкуют лозунг «Пьянству -- бой!» буквально, их оппоненты предупреждают, что строгие меры сами по себе не решат вечную российскую проблему, а лишь резко увеличат размеры «внесудебных решений» -- взяток и поборов. Среди тех, кто считает, что «безальтернативное и беспощадное» наказание не панацея, парадоксальным образом оказались не только известные автомобильные правозащитники, но и генерал-лейтенант милиции, экс-глава ГИБДД, а ныне член Совета Федерации от законодательного собрания Республики Карелия Владимир ФЕДОРОВ. Хотя он и остается, по собственному признанию, сторонником непопулярных мер.

-- Владимир Александрович, читаете ли вы, что это действительно снизит число пьяных водителей на дороге?

-- Нет, я не считаю, что принятие этих поправок решит проблему пьянства за рулем.

-- Это почему же? Эти жесткие меры кажутся вам недостаточными?

-- Мы с коллегой, сенатором Виктором Добросоцким внесли в Госдуму еще в апреле прошлого года предложение о создании «вилки», предусматривающей лишение водительского удостоверения за это нарушение на срок от шести месяцев до двух лет, и, безусловно, оставив штраф как альтернативу. Однако уже ко второму чтению в Госдуме от наших предложений мало что осталось.

Дело вот в чем. КоАП, принятый в 2000 году, к сожалению, утратил многие профилактические функции. И в результате на российских дорогах уже третий год идет и рост смертей, и рост раненых, и рост общего числа происшествий. Кодекс состоит из двух частей. Общая часть определяет цели, принципы наложения наказаний, общие правила их назначения. Также там прямо прописаны отягчающие и смягчающие обстоятельства. Пять смягчающих и шесть отягчающих. Так вот, сегодня 12-я глава КоАП, в которой перечислены уже не общие правила, а конкретные санкции, построена таким образом, что ни судья, ни инспектор требования общей части выполнить не может.

Возьмем нашу «любимую» пьянку. В 12-й главе на сегодняшний день четко записано: за это полагается или штраф, или год лишения. Ни больше, ни меньше судья дать не может. Есть такой популярный юридический пример: беременная женщина в порыве аффекта совершает нарушение, но в нем чистосердечно раскаивается и восстанавливает ущерб. Четыре смягчающих обстоятельства. Но в итоге сейчас ей светит год лишения. А если президент подпишет поправки -- то как минимум полтора. Вот и вся вилка. А жизнь-то сложнее! И судьи начинают искать лазейки.

Среди судебных постановлений встречаются настоящие перлы. Например, мировой судья Водзинский из Тюменской области установил, что водитель Тимофеев был пьян. Но, назначая наказание, признал раскаяние г-на Тимофеева, наличие на иждивении малолетнего ребенка и совершение административного нарушения впервые. В результате постановил от ответственности Тимофеева вообще освободить, ограничившись устным замечанием. Другой тюменский мировой судья Бахчева судит некоего Пелевина, который в течение года задерживается за пьянку уже во второй раз. Однако Пелевин представляет в суд блестящую и трогательную производственную характеристику Тюменского почтамта, где он работает водителем, -- в итоге суд счел нецелесообразным лишать его прав на длительный срок. Лишил на два месяца (хотя в законе записано год). И таких чудес очень много.

После принятия поправок у судей вообще не останется выбора. И строго фиксированный срок (причем в отсутствие возможности наложить штраф), по-моему, как раз и будет толкать судей на поиск всевозможных лазеек.

-- Как вы считаете, сама по себе жесткость наказания удержит нетрезвого человека от желания сесть за руль и выехать на дорогу?

-- Борьба с пьянством -- проблема комплексная. Говорят о жесткости нашего закона. Неправда: в других странах законодательство более жесткое. Но там установлены предельные нормы уровня алкоголя в крови. Мы же с 1985 года имеем две степени состояния человека: трезвый или пьяный. Хотя СССР еще в 1971 году подписал международное соглашение, которое обязывает ввести такие нормативы. Возьмем Швецию. У них допускается у водителя 0,2 промилле, за это вообще не наказывают. Если от 0,2 до 1 -- там и лишение прав может быть, и штраф, но если больше единицы, то это -- до двух лет тюрьмы. У нас таких норм нет.

Более того, во многих странах законодательство строится как раз исходя из объективного показателя, из норматива. У нас сегодня медицинская инструкция предусматривает чисто субъективные характеристики: шатается ли, пахнет ли. А может, у меня походка такая! А в тех же мюнхенских пивных установлен автомат, в который можно бросить монетку, дыхнуть и узнать, сколько ты напил и можешь ехать или нет. В Литве наказания в кодексе назначены в зависимости от степени опьянения. За одно -- штраф, за другое -- лишение прав вместе со штрафом. А у нас всех нарушителей -- под одну гребенку.

-- Но сторонники жестких мер как раз и объясняют свою бескомпромиссную позицию необходимостью не оставить нетрезвому водителю шанса смягчить наказание. Вы не согласны?

-- Как я уже говорил, с каждым годом примерно на 10% увеличивается количество и смертей, и раненых. И в то же время вот другой показатель: выявляемость пьяных за рулем. Если в 2000 году задерживали 1 млн 800 тыс. пьяных, то в 2003 году -- 1 млн 200 тыс. Куда делись еще 600 тыс. при постоянном росте алкогольных происшествий? Долго думать не придется: «уклонисты».

В 2000 году за уклонение от освидетельствования наказали 16 тыс. человек. В 2003 году -- 200 с лишним тыс. За полгода 2004-го -- уже около 150 тыс. Правозащитники в свое время приветствовали обязательное медицинское освидетельствование, которое вошло в КоАП. Но -- вот не хочу я ехать в клинику, и не поеду, и не хочу я дышать в вашу трубочку, составляйте протокол. Не надо и взяток давать. А за уклонение -- или штраф, или лишение на год. Причем, как показывает судебная практика, наказания им назначаются очень щадящие. Кроме того, часто освидетельствовать просто бывает сложно технически. Например, в Карелии расстояние между населенными пунктами 100--150 км. И что, я этого пьяницу туда потащу? Да и он не поедет: как он будет назад добираться?

Но как только мы введем норму алкоголя в крови, а это возможность применения технических средств, как во всем мире, все вопросы отпадают. Во всем мире прямо в полицейских участках стоят сертифицированные, стационарные приборы (а не карманные алкотестеры), кстати, и наша промышленность их готова выпускать. В Татарстане есть такой, что не надо и дуть, а просто в микрофон поговорил, и выдается документ с объективными показаниями. И эту лазейку по «уклонению», безусловно, надо будет убрать. Норма алкоголя в крови у нас в 2000 году уже обсуждалась, наш Минздрав предложил 0,2 промилле. Но усилиями СПС и правозащитников наши предложения прокатили, а меня упрекали в том, что я ратую за пьянство за рулем.

-- Чем еще чревата безальтернативность строгого наказания?

-- Конечно, что скрывать, будут «рассчитываться на месте». Если закон будет принят, конечно, работникам милиции будут толкать деньги: «Командир, только отпусти, не веди туда, где на полтора года могут лишить прав».

-- Тем более, со стороны нынешнего руководства ГИБДД и так уже звучат предложения вернуться к практике взимания штрафа на месте...

-- Сегодня надо уйти от стереотипа, что эти деньги работники ГИБДД рады у себя видеть. Инспектору ведь глубоко безразлично, будут они или нет, потому что деньги идут даже не ему на зарплату, а в местный бюджет, учителям, врачам. И поэтому собираемость штрафов должна в первую очередь интересовать глав субъектов федерации.

Когда мы в свое время предлагали, чтобы деньги ушли с дороги, в первую очередь мы стремились обезопасить самого инспектора. Если сегодня уважаемые губернаторы не хотят заниматься сбором штрафов, создавать алгоритм этой работы, если они не заинтересованы в этих деньгах и хотят снова поручить это инспектору, тогда придется вернуться и к изъятию удостоверения до уплаты штрафа. А ведь именно то, что мы ушли от этого, как раз и было признано правильным и справедливым.

В том, что за любое нарушение до уплаты штрафа изымалось удостоверение, опять же был повод для взяток. Человек ходил, обивал пороги, искал свое удостоверение. В каждом регионе в год при пересылке терялось примерно 200 удостоверений, создавались огромные очереди. Поэтому мы от этого ушли.

Штрафы надо взимать, само собой. Но у нас, с одной стороны, сейчас есть судебные исполнители, а с другой -- Интернет, платежные системы, в которых сейчас оплачиваются коммунальные услуги. Да и повсеместно уже есть кассовые аппараты, которые читают карточки. Я считаю, что надо использовать новые технологии, а не возвращаться к старым, к инспектору-кассиру.

-- А величина штрафов? Как вы считаете, достаточна ли она сейчас для того, чтобы быть эффективным экономическим механизмом безопасности?

-- Конечно, нет! Я считаю, если не хочешь платить штраф -- не покупай машину. В Австрии за непристегнутый ремень полагается штраф в 2 тыс. евро, кто же после этого не будет пристегиваться? А у нас -- 50 руб. Даже за стрельбу из оружия в неотведенных местах -- до 10 МРОТ, за нарушение пропускного режима -- до 5 МРОТ. То есть значительно выше, чем за нарушения, которые подвергают опасности не только самого водителя, но и жизни других людей.

-- А какого размера, по-вашему, должны быть штрафы?

-- Нужны исследования. Но хочется заметить одно. МРОТ в нашей стране сегодня установлен в 600 руб. А для КоАП сделали исключение и «заморозили» на 100 руб. То есть или надо обозначать здесь реальные деньги, или соотнести кодекс с другими законами, чтобы КоАП жил.

По большому счету вся 12-я глава КоАП сейчас не работает в той мере, в которой задумывалась. Но ее или надо гласно перерабатывать целиком, или «рвать» кусками. Правда, когда «рвешь» кусками -- может получиться так, как с наказанием за пьянку. Рванули в одном месте, а в другом -- про отказ от освидетельствования -- забыли. В итоге нетрезвому водителю будет значительно выгоднее уклониться от освидетельствования.

-- Но вообще, по-вашему, какова сейчас должна быть стратегия? Как именно должен совершенствоваться КоАП?

-- Хотим мы или не хотим, но из-за роста числа погибших и раненых мы стоим на пороге принятия непопулярных мер. Например, КоАП не учитывает своих же требований о повторности как отягчающем обстоятельстве.

-- То есть возможен возврат к «балльной» системе?

-- Я считаю, что мы обязаны к этому вернуться. Иначе как учитывать повторность? Если человек совершает 20--30 нарушений в год, в конечном итоге, по закону больших чисел, это приведет к совершению тяжкого правонарушения.

Кроме того, в кодексе есть вообще смешные статьи. Еще в октябре прошлого года я направил в Думу в качестве законодательной инициативы законопроект, в котором предлагаю «почистить» кодекс, чтобы исключить противоречия. Например, статья 12.35 «Применение к владельцам и водителям транспортных средств, другим участникам движения не предусмотренных федеральным законом мер, направленных на ограничение прав на управление, пользование транспортным средством». И тут же следует статья 12.36 «Блокировка колес, эвакуация, принудительное направление на сдачу экзаменов влечет наложение на граждан...». Там написано, что эвакуация транспортных средств преследуется по закону, а в 27-й главе того же КоАП -- спокойно разрешается. Одна статья запрещает, другая разрешает. Казнить нельзя помиловать.

-- То есть вы ратуете за возвращение эвакуаторов?

-- А их и возвращать не надо. Есть постановление правительства, которое поручило Минэкономразвития разработать тарифы, а МВД разработать порядок перемещения машин на штрафные стоянки. МВД уже свой приказ издало, МЭРТ тоже должно вот-вот подготовить. Все цивилизованно. К тому же это чисто московская проблема. В Петрозаводске, допустим, существование эвакуаторов вообще никого не волнует.

Кроме того, я предлагаю убрать примечание к статье 12.1, где речь идет о порядке и сроках проведения гостехосмотра, которые устанавливаются правительством РФ. Это и так записано в законе «О безопасности движения». Тем же примечанием запрещается инструментальная проверка. Что такое инструментальная проверка, при этом никто не знает. Тем более, с 1998 года к техосмотру и диагностике привлекаются предприятия всех формы собственности.

-- Предмет еще одних острейших дискуссий во время обсуждения КоАП -- инструментальный контроль. Тоже вернуть?

-- Его не надо возвращать, он никуда и не девался. Как можно померить давление в шинах без инструмента? Попинать их, что ли? Это юридическая глупость -- запретить инструментальный контроль.

Кроме того, наши правозащитники гордятся, что в КоАП 2000 года впервые присутствует принцип презумпции невиновности, то есть должностным лицам нужно доказать, что кто-то совершил правонарушение. Но я бы по этому поводу плакал. В любой другой стране мира, если на трамвайных путях брошена машина, ее быстро уберут и ничего не будут доказывать. Или всем известная картинка: идет дама в форме и просто подкалывает под «дворники» извещения о штрафах, допустим, за парковку в неположенном месте. Штраф накладывается не на нарушителя, а на владельца. Во Франции пошли еще дальше. Там теперь ставят фото- или видеоавтомат, регистрирующий скорость и номера машин. Потом автоматически включается программа и определяет, сколько за это превышение причитается по закону. Автоматически же выписывается постановление даже без подписи и отправляется по адресу. То есть наказывает даже не полицейский! Кстати, смертность снизилась за год наполовину именно за счет ужесточения требований к соблюдению скоростного режима.

А у нас еще в 1992 году заместитель председателя правительства Олег Сосковец задавал вопрос, почему так много гаишников на дороге, и предлагал заменить их техникой. А как? Фотоаппарат щелкнет, а потом гражданин начнет оправдываться, что это был не я, я отдал машину по доверенности, теперь ищите, кто там был. То есть надо было за приборами ставить инспектора, который бы сразу составлял протокол на конкретное лицо. А во всем мире по таким нарушениям нет никакой презумпции невиновности.

-- Но это опять карательный метод...

-- Экономическим рычагом для снижения аварийности может быть закон об ОСАГО, который у нас еще не заработал в полную силу. Более того, я считаю, что рычаг влияния на аварийность изначально неправильно рассчитан правительством.

То есть ваш покорный слуга проездил год без аварий. Мне скинули 5%. А вот Сидоров совершил аварию, и ему прибавили к стоимости полиса 40%. На следующий год, если что, еще взлетит. А мне, чтобы скомпенсировать эти 40%, надо восемь лет ездить. А за восемь лет я эту машину уже поменяю и начну все сначала. То есть закон никак не поощряет безаварийную езду. И я бы на месте правительства пересмотрел не только базовые ставки, но и коэффициенты, в том числе и поощрительные.

-- Судя по заявлениям сегодняшнего руководства ГИБДД, у дорожной инспекции сейчас очень большие претензии к качеству подготовки водителей. Обсуждается возможность резкого сокращения и укрупнения количества автошкол и ужесточения требований как к обучению, так и к сдаче экзаменов. Однако некоторые эксперты полагают, что это может привести к вытеснению из сферы автоподготовки частников. Как вы считаете, оправданно ли это?

-- Есть закон «Об образовании», которым подготовка всех специалистов возложена на Министерство образования. То, что Минобразования этим не занимается, это факт. Процент сдающих экзамены с первого раза падает. Поэтому и говорит сегодня руководство ГИБДД, да и я говорил в свое время, что эта система себя не оправдывает. Но вернуть контроль за подготовкой в МВД уже невозможно. Тогда начнется вообще растаскивание всех учебных заведений по ведомствам, как было в советское время. Поэтому ГИБДД должна жестче следить за конечным результатом -- экзаменами. Хотя быть жестким вообще плохо, потому что сразу начинаются взятки. Поэтому надо искать какой-то паритет. Выдали лицензию автошколе -- проверяйте, есть ли у нее возможности для обучения: нормальные инструкторы, машины. И обязательно лишать лицензий тех, кто не умеет нормально учить. Если же у органов образования нет специалистов, которые в состоянии это оценить, особенно на местах, то нужно заключать договор с ГИБДД о контроле. Но в этот бизнес надо обязательно запускать толковых людей.

В большинстве стран автошколы давно частные, но качество-то подготовки там хорошее. А у нас по старинке. Например, сегодня сплошь и рядом в машинах коробка-автомат. А приходишь в автошколу, а там учат переключать скорости. А смысл?
Беседовала Ирина БЕЛАШЕВА


  КРУПНЫМ ПЛАНОМ  
  • //  29.07.2004
На днях Совет Федерации поддержал поправки в Кодекс об административных правонарушениях, значительно ужесточающие наказание за управление автомобилем в состоянии алкогольного опьянения. Законопроекту осталось пройти последнюю инстанцию -- получить одобрение президента, чтобы для нетрезвых водителей в КоАП осталась одна-единственная суровая кара: лишение прав на срок от полутора до двух лет... >>
реклама

  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ