N°74
24 апреля 2003
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ЗАГРАНИЦА
 КРУПНЫМ ПЛАНОМ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930    
  ПОИСК  
  • //  24.04.2003
Мы не собирались применять биологическое оружие
версия для печати
Химическое оружие в России активно уничтожается. В конце прошлого года заработал первый завод по ликвидации отравляющих веществ (ОВ), планируется строительство еще двух. О биологическом же оружии нет и речи, будто его не существует. Между тем конвенция о его уничтожении подписана двадцатью годами раньше. Почему она не работает, что собой представляет биологическое оружие, возможно ли создание совершенно новых возбудителей, насколько реален биотерроризм? На эти и другие вопросы в беседе с военным обозревателем газеты «Время новостей» Николаем ПОРОСКОВЫМ отвечает заместитель начальника управления конвенционных проблем химического и биологического оружия Российского агентства по боеприпасам Валерий СПИРАНДЕ.Конвенцию блокировали американцы

-- Конвенция о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении подписана в Москве, Вашингтоне и Лондоне в 1972 году и вступила в силу в 1975 году. Россия -- страна-депозитарий: наряду с США и Англией мы храним ратификационные грамоты государств-участников. Этот документ, как и Конвенция о запрещении химического оружия, -- продолжение и развитие Женевского протокола 1925 года о запрещении применения на войне удушливых, ядовитых и других подобных газов и бактериологических средств. Сегодня участниками конвенции являются 148 государств, ее действие бессрочно. Высший орган конвенции -- Конференция по рассмотрению действия, которая собирается каждые пять лет. К сожалению, не все государства подписали конвенцию, нет и юридически обязывающих механизма и процедуры контроля.

-- Насколько мне известно, были попытки сделать конвенцию более действенной.

-- Да, с 1996 года специальная группа из представителей около 70 государств -- участников конвенции вырабатывали в Женеве механизм и процедуры контроля, порядок посещения объектов и расследования возможных нарушений, составляли перечень микроорганизмов и токсинов -- потенциальных агентов биологического оружия. Создать механизм контроля весьма сложно. Специфика биологического оружия такова, что в короткие сроки можно накапливать биологические агенты и столь же быстро и бесследно уничтожать их. Кроме того, одни и те же микроорганизмы могут быть использованы как для мирных целей (создание диагностических препаратов, вакцин и других средств профилактики и лечения инфекционных заболеваний), так и для создания боевых биологических средств.

Американцы вначале участвовали в разработке механизма контроля, но в 2001 году заявили, что протокол для них неприемлем, поскольку благодаря ему есть возможность утечки информации, а это угроза национальной безопасности. США, вкладывающие колоссальные средства в биотехнологическую и фармацевтическую промышленность, не могли допустить, чтобы кто-то чужой копался в их производстве. Дело в том, что протоколом допускалось посещение оборонных объектов, производящих средства защиты от биологического оружия. Протокол был заблокирован, а позиция США негативно воспринята большинством государств -- участников конвенции. Неразумно и расточительно предавать забвению многолетние наработки экспертов.

На прошедшей в Женеве в ноябре 2002 года V конференции свыше 90 государств-участников вновь подтвердили роль конвенции. Были предложены меры, направленные на то, чтобы экстремистские группы или частные лица не могли приобрести биологические агенты, токсины и оборудование для их производства. Жестче стали правила доступа на биологические объекты, укреплена их безопасность.

В России биологического оружия нет

-- Как Россия, преемник СССР, выполняет требования конвенции о запрещении биологического оружия?

-- Борис Ельцин в заявлении от 29 января 1992 года «О политике России в области ограничения и сокращения вооружений» подтвердил намерение строго следовать конвенции 1972 года. Мы представили в ООН информацию о прошлой деятельности в рамках военных программ биологических исследований и разработок с 1946 по 1992 год. Владимир Путин в связи с 25-летием конвенции вновь подчеркнул приверженность России международным документам. В России создана законодательная и нормативно-правовая база, обеспечивающая соблюдение конвенции. Указом президента запрещены разработка и осуществление биологических программ в нарушение конвенции. Постановлением правительства определен федеральный орган, ответственный за выполнение конвенции и осуществление национального контроля. Это Российское агентство по боеприпасам. Установлена уголовная ответственность за нарушение положений конвенции.

С 1992 года ежегодно в ООН нами представляется информация о биологической деятельности и объектах, имеющих отношение к конвенции. Что принципиально важно -- сняты оговорки к Женевскому протоколу 1925 года о возможности ответного применения биологического и химического оружия, сделанные при его ратификации СССР.

-- Конвенцию подписали 148 государств. Значит ли это, что оставшиеся могут такое оружие иметь? И действительно ли все, кто подписывал конвенцию, уничтожили запасы своего биологического оружия?

-- На первую часть вопроса невозможно дать однозначный ответ из-за отсутствия достоверной информации. Известный список государств, подозреваемых в разработке биологического оружия или обладании им, составлен США исходя из их концепции «оси зла». Что касается уничтожения запасов биологического оружия государствами -- участниками конвенции, то могу сослаться только на заявления о выполнении каждым из них положений конвенции.

-- Что такое биологическое оружие?

-- Это странно, но такого определения в конвенции нет. Исходят из понимания, что основным компонентом биологического оружия являются рецептуры, содержащие специально отобранные микроорганизмы или другие биологические агенты и токсины, способные вызывать массовые заболевания или поражения и гибель людей, животных и растений.

-- Опыт хранения и уничтожения химического оружия может быть использован при реализации биологической конвенции?

-- В России нет биологического оружия, поэтому вопрос носит чисто теоретический характер.

Все штаммы и патогены учтены и охраняются

-- И все же, научные лаборатории в России имеют коллекции микроорганизмов. Сколько их и можно ли назвать хотя бы некоторые? Что входит в государственную коллекцию микроорганизмов и в каких количествах? Как она охраняется?

-- Коллекции различных микроорганизмов имеются в лабораториях НИИ и научно-практических учреждениях Минздрава, Российских академий медицинских и сельскохозяйственных наук, Минсельхоза, Минобороны и Минпромнауки, проводящих исследования, разработку и производство диагностических и лечебно-профилактических препаратов и средств защиты от биологического оружия. Интересны коллекции микроорганизмов (бактерий, риккетсий, вирусов), вызывающих заболевания человека, животных и растений. Источником повышенной опасности являются патогены I и II групп -- по российской классификации. Именно эти возбудители натуральной оспы, геморрагических лихорадок, чумы, сибирской язвы и так далее вызывают особо опасные инфекционные заболевания. Потенциально они могут быть использованы в качестве компонентов биологического оружия или в террористических актах.

В качестве примера можно назвать коллекцию вирусов оспы в Государственном научном центре (ГНЦ) вирусологии и биотехнологии «Вектор» Минздрава России в Новосибирской области. Под эгидой Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) в этом центре содержится уникальный музей штаммов и ДНК вируса оспы, на базе которого проводятся международные исследования по изучению генетической структуры и патогенеза оспы, создание противовирусных препаратов и усовершенствованных вакцин. Вторая такая коллекция вирусов оспы есть в Национальном центре инфекционных заболеваний США в городе Атланта.

В государственных коллекциях хранятся образцы типовых штаммов микроорганизмов, штаммы, собранные в разные годы в очагах природных инфекций, от больных или умерших людей и животных, а также полученные из национальных коллекций других государств. Образцы могут храниться в замороженном в жидком азоте или лиофилизированном (высушенном) состоянии. Число штаммов в коллекции может составлять несколько сотен, но каждый штамм хранится в граммовых или миллиграммовых количествах. Лаборатории, где хранятся патогены, имеют статус режимных или особо режимных объектов и относятся к опасным производствам. Доступ на такие объекты ограничен, они охраняются техническими средствами и вооруженными подразделениями.

Коллекции патогенов разрешены только в организациях, имеющих государственную лицензию на хранение и обращение с возбудителями опасных инфекционных заболеваний. Порядок учета, хранения, передачи и транспортирования коллекционного материала устанавливается Минздравом России и контролируется органами Госсанэпиднадзора. Регламентирован и порядок контроля за экспортом патогенов, которые потенциально могут быть применены при создании биологического оружия.

-- А что есть у военных -- у Войск радиационной, химической и биологической защиты (РХБЗ)? В 1992 году Борис Ельцин отказался от наступательной биологической программы, 15-е управление Минобороны было расформировано. Что вместо него сегодня?

-- Войска РХБЗ выполняют задачи по обеспечению защиты вооруженных сил от оружия массового уничтожения. Научные исследования и разработки средств и методов защиты от биологического оружия ведут Кировской НИИ микробиологии, Вирусологический центр в Сергиевом Посаде и Екатеринбургский центр военно-технических проблем противобактериологической защиты. Координирует эти работы управление биологической защиты. Численность этих учреждений минимально возможная для решения стоящих перед ними задач. Информация о численности и составе сотрудников, направлениях исследований, перечнях используемых в работе микроорганизмов предусмотрена мерами укрепления доверия и ежегодно представляется в ООН. Проводить аналогию этих структур с 15-м управлением Минобороны СССР мне представляется некорректным.

Почему сенатора Лугара не пустили в Киров-200

-- Меры доверия существуют, но сенатора Ричарда Лугара в конце прошлого года не пустили в Киров-200. Почему?

-- Биотехнологический комплекс Киров-200 никакого отношения к военному ведомству не имеет. Это структура Кировского университета, находящегося в ведении Минобразования России, на котором американская фирма решила создать производство препарата для лечения туберкулеза. Подобные гуманитарные инициативы можно только приветствовать, но решать, какие лекарственные производства (экологически небезопасные) и где размещать на российской территории, могут Минздрав и Минпромнауки. А их поначалу почему-то забыли спросить.

-- Однако программа Нанна--Лугара продолжает действовать?

-- Да, она предусматривает оказание международной помощи России и странам СНГ в предотвращении распространения оружия массового уничтожения (ОМУ). В биологической сфере программа реализуется в основном через Международный научно-технический центр (МНТЦ) в Москве, учрежденный в 1992 году Россией, США, ЕС и Японией. Позитивное в этой программе -- занятость российских ученых. Кроме того, оказывается помощь в укреплении физической защиты и биобезопасности ряда объектов (ГНЦ «Вектор», НИИ прикладной микробиологии и др.). Сотрудничающие НИИ получают современную научную аппаратуру, средства связи. У нас вызывает обеспокоенность, что участники проекта МНТЦ являются представителями военно-промышленного комплекса США. Фактически через научное сотрудничество осуществляется внешний контроль за деятельностью около 30 российских биологических объектов. Российские «мозги» хоть и перестали утекать, но работают на укрепление обороноспособности платежеспособного «чужого дяди».

-- До недавнего времени существовал список опасных средств. Составленный на основе данных разведок, он включал в себя десятки наименований возбудителей различных заболеваний. Расширился он сегодня?

-- Очевидно, вы имеете в виду список патогенов человека, животных и растений, которые могут использоваться как для создания средств защиты, так и в качестве оружия. Такой список для каждого государства свой. В России есть утвержденный указом президента перечень патогенов, подлежащих экспортному контролю. Он аналогичен так называемому списку Австралийской группы, которым руководствуются западные государства. От импортеров мы требуем гарантий использования этих патогенов по назначению, никак не связанному с оружием. При появлении новых возбудителей опасных заболеваний государства уточняют такие списки.

-- До 1992 года благодаря внешней разведке, добывавшей реальные образцы и чертежи американских биологических боеприпасов, в СССР и России моделировались реальные боеприпасы -- авиабомбы весом от 1 до 4 фунтов. Вытачивались их единичные образцы, проводились натурные испытания на животных на полигоне на острове Возрождения в Аральском море. После 1992 года все это было запрещено. Как теперь проверяется эффективность наших защитных средств?

-- Полигон для испытаний средств защиты от биологического оружия был закрыт в конце 80-х годов. Теперь это территория Казахстана. Возможности компьютерных технологий и биоинформатики позволяют сегодня моделировать самые разнообразные процессы, в том числе изучать изменения структуры и свойств микроорганизмов. Однако полностью потребность в натурных испытаниях средств защиты не отпала. Во всем мире продолжают пользоваться традиционными методами испытания новых вакцин, лекарственных препаратов и других средств защиты -- на лабораторных животных. Для испытания технических средств защиты от биологического оружия необходимы специальные полигоны типа Дагуэйского (300 тыс. га) в штате Юта. К сожалению, наши военные биологи сегодня не имеют полигонной базы.

-- На заре создания биологического оружия предполагалось использование зараженных блох, комаров, вшей, клещей. Почему в дальнейшем от этого оказались?

-- Способ передачи патогенов с помощью живых переносчиков, по мнению многих экспертов, наименее эффективен в качестве способа искусственного заражения.

-- Известен случай, когда на Кубу был сброшен контейнер с насекомыми, уничтожающими сахарный тростник. Кубинцы даже обращались в ООН. Это можно отнести к методам биологической войны?

-- Начиная с 1978 года Куба 12 раз обвиняла США в биологической агрессии. Речь шла о заражении сахарного тростника, табака, бананов, кофе, а также кроликов и лососевых. В 1997 году даже проводилось международное расследование, однако обвинения повисли в воздухе.

-- Появляются ли сегодня новые виды токсинов и микробов, которые могут стать основой для производства биологического оружия?

-- За последние 15--20 лет в биологии произошли колоссальные изменения, каких нет ни в одной другой области. Буквально взрыв, сравнимый разве что с открытием ядра атома или прорывом в информатике, связанным с появлением компьютера. Расшифрован геном человека, геномы около ста микроорганизмов, в том числе болезнетворных. Раньше, чтобы усилить или ослабить те или иные свойства микроорганизма, надо было менять условия и время культивирования, состав среды. Теперь, зная функциональное предназначение каждого фрагмента генетической цепочки, можно (пока теоретически) собирать, как из детского конструктора, микроорганизм с заданными свойствами. Это позволит получать уже в ближайшем будущем эффективнейшие лечебные и профилактические средства. Одновременно открывается широкая возможность для создания новых видов биологического оружия.

Доступ террористов к биологическому оружию не за горами

-- Террористы тоже могут применять эти достижения для создания биооружия?

-- Сегодня нет, хотя это время не за горами. Существует расхожее мнение, что биологическое оружие можно изготовить на кухне, буквально на колене. Это неправда. Для работы с опасными патогенами нужны специально оснащенные лаборатории, не говоря уж о специальных знаниях и навыках. В России Федеральная антитеррористическая комиссия координирует работу ведомств и служб по предотвращению актов биотеррора.

-- Как показывает опыт, уберечься от биологического оружия весьма сложно. Известен случай, когда террорист из Афганистана уговорил медсестру в Душанбе дать ему мочу человека, больного гепатитом. Потом эту мочу шприцами вводили в арбузы и продавали российским солдатам. Биологическим веществом можно смазывать ручки дверей, распылять его через вентиляцию... То есть человек практически беззащитен?

-- Любой микроорганизм, попадая в чужеродную среду, претерпевает изменения и теряет значительную часть своих свойств. Поэтому в описанной ситуации основной расчет был на панику: «Арбузы заразили! Дверные ручки смазали заразой!» Некоторые люди настолько внушаемы, что у них действительно могут появиться ложные признаки гепатита.

-- А если террористы похитят пробирку с возбудителем?

-- В лаборатории пробирка хранится в термостате. Как только террорист положил пробирку в карман, он уже изменил температурный режим, влияющий на жизнеспособность микроорганизма. Чтобы использовать микроорганизмы в качестве поражающего средства, нужен целый ряд манипуляций с ними, нужно оборудование. Реальная опасность заражения грозит прежде всего самому похитителю.

-- Какие страны сегодня обладают биологическим оружием?

-- Проблема обладания биологическим оружием всегда была политизирована, сегодня -- особенно. Являются ли обладателями биологического оружия оставшиеся не охваченными конвенцией страны, достоверно не знает никто.

-- Россия защищена сегодня от возможной биологической агрессии?

-- Второй год на рассмотрении правительства находится концепция биологической безопасности. Федеральная целевая программа «Защита от патогенов» не финансируется, на критически низком уровне находится производство отечественных антибиотиков и противовирусных препаратов, недостает современных диагностикумов и технических средств индикации и идентификации биологических агентов. Традиционно используемое нами сравнение с США, где биотехнологическая промышленность является важнейшим интеллектуальным ресурсом национальной экономики, а годовой объем финансирования НИОКР в этой области -- более 12 млрд долларов, и вовсе вводит в уныние.
Убрать -- Николай ПОРОСКОВ

  КРУПНЫМ ПЛАНОМ  
  • //  24.04.2003
Химическое оружие в России активно уничтожается. В конце прошлого года заработал первый завод по ликвидации отравляющих веществ (ОВ), планируется строительство еще двух. О биологическом же оружии нет и речи, будто его не существует. Между тем конвенция о его уничтожении подписана двадцатью годами раньше. Почему она не работает, что собой представляет биологическое оружие, возможно ли создание совершенно новых возбудителей, насколько реален биотерроризм? На эти и другие вопросы в беседе с военным обозревателем газеты «Время новостей» Николаем ПОРОСКОВЫМ отвечает заместитель начальника управления конвенционных проблем химического и биологического оружия Российского агентства по боеприпасам Валерий СПИРАНДЕ... >>
реклама

[an error occurred while processing this directive] Окна в Воронеже купить okontyvrn.ru
  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ  
Яндекс.Метрика