N°6
16 января 2003
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ЗАГРАНИЦА
 КРУПНЫМ ПЛАНОМ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
  ПОИСК  
  • //  16.01.2003
Вацлав Гавел - символ переходной эпохи
версия для печати
Вчера парламент Чехии выбирал человека, который должен сменить Вацлава Гавела на посту президента. Задача эта была не из простых. Заседания затянулись до позднего вечера. Хотя президентский пост в Чехии и не самый важный, но Вацлав Гавел -- фигура такого масштаба, что заменить его не так и просто. Он, в последнее время долго и тяжело болеющий, в любом случае покинет президентский кабинет 2 февраля. Но вот вопрос -- найдут ли чехи достойную ему замену? И какой станет Чехия без Гавела?

Уход Вацлава Гавела -- это прощание со временем. С историческим периодом, который начался с борьбы с коммунизмом и закончился его крушением. Рубеж европейского и евроатлантического пространства в ближайшие годы -- восточная граница Чехии. Но сам Гавел ощущал себя в другом времени -- в эпохе морали и торжества человеческих ценностей. А эта эпоха еще не началась.

Вацлав Гавел родился в 1936 г. в Праге в богатой и известной в стране семье. Его отец и дед занимались строительным бизнесом, а дядя основал знаменитую чешскую киностудию «Баррандов». В 1948-м, после того, как страна попала под советское влияние, его родственников объявили «врагами народа», а собственность конфисковали. Гавелу удалось закончить Технологический университет, но его заявление в художественную школу было отклонено, как и попытка после службы в армии поступить в школу драмы в университете Праги. В 1959-м он идет рабочим сцены в театр ABC, начинает писать пьесы в жанре театра абсурда. К концу 60-х он становится довольно популярным драматургом, хотя ему не раз приходится сталкиваться с государственной цензурой. Период политической терпимости и свободы в искусстве закончился в 1968-м вместе с Пражской весной. Пьесы Гавела были запрещены. Единственная работа, которую смог найти драматург, -- грузчик на пивном заводе.

В 1977 году будущий президент ставит свою подпись под «Хартией-77» -- манифестом чехословацких диссидентов. После этого спецслужбы начинают активно преследовать Гавела, его сажали четыре раза, а отсидел он в общей сложности около пяти лет. Последний раз его отправили за решетку уже в январе 1989-го за организацию антиправительственных демонстраций. Но сразу за арестом -- «бархатная революция» и заседание коммунистического парламента, избравшего Гавела президентом Чехословакии. В его задачу входило за полгода привести страну к свободным выборам. Он привел, и новый парламент вновь избрал его президентом. В 1992 году он предпринимал отчаянные попытки спасти Чехословацкую Федерацию от разделения на два государства. А когда понял тщетность своих усилий, сложил с себя полномочия главы государства. Но новый парламент Чехии вновь избрал его президентом, а через пять лет переизбрал.

И на вершине власти Вацлав Гавел продолжал следовать нравственным принципам своего диссидентского прошлого. Вопреки решению парламента и правительства своей страны он принес официальные и публичные извинения судетским немцам, которые после войны были депортированы из Чехословакии. В отличие от многих глав государств и правительств западных стран, не желающих осложнять отношения с могущественным Китаем, он встретился с далай-ламой -- духовным лидером Тибета, оккупированного КНР.Президент-философ

Избранные цитаты из выступлений и статей Вацлава Гавела

«Я на самом деле обитаю в системе, где слова могут потрясти всю структуру управления, где слова могут быть сильнее, чем десять военных дивизий».

«Надо работать во благо, а не потому, что это может привести к успеху».

«Современный человек должен опуститься до самого низа спирали своего собственного абсурда, только тогда он может взглянуть поверх нее. Это невозможно обойти или перепрыгнуть, этого невозможно просто избежать».

«Свободные и независимые государства невозможны без свободных, уважающих себя и самодостаточных граждан. Нет гарантий мира в мире без мира внутреннего, мира между самими гражданами и мира между гражданами и государством».

«Без сомнения, неверие в слова полезнее, чем неоправданная вера в них. А кроме того, не верить в слова, обвинять их в тех ужасах, которые могут ненавязчиво дремать в них, -- не в этом ли в конечном итоге состоит предназначение интеллектуала?»

«Спасение этого человеческого мира лежит ни где иначе, как в человеческом сердце, в способности человека размышлять, в человеческом смирении и в человеческом чувстве ответственности».

Газета «Время новостей» попросила ведущих российских правозащитников рассказать об их впечатлениях от встреч и сотрудничества с Вацлавом Гавелом.

Людмила Алексеева, председатель Московской Хельсинкской группы:

-- Гавел -- и личность уникальная, и случай уникальный. Он и диссидент не обычный: он был драматургом и писателем очень известным не только в Чехии, а во всем мире. Такие люди редко становятся диссидентами, хотя у нас есть такие примеры, как академик Сахаров, Солженицын, а в Чехословакии -- Гавел. Но уникально не столько то, что сложившийся и известный в своей области человек круто изменил свою судьбу с таким гражданским протестом против того, что случилось в Чехословакии, сколько то, что он стал президентом. Не потому, что он был к этому не способен, -- когда человек талантлив, он талантлив во всем. Но ни художники, ни правозащитники, каким был Гавел (он же был не просто политический протестант, он был защитник прав человека), к власти не стремятся. Власть -- это такая вещь, которая просто так в руки редко падает. А тут получилось именно так. Я уверена, что он не стремился ни к президентству, ни к какому другому государственному посту. Это было не его стремление, а стремление народа Чехословакии, чтобы у них был такой президент. Чешский народ -- действительно уникальный. Когда в Чехии решили сделать телевидение государственным, сотни тысяч людей вышли на улицы Праги, и телевидение осталось независимым. Мы, кстати, не сумели отстоять свое телевидение. Как они ответили на вступление советских войск? Они не допустили кровопролития, не допустили даже партизанской войны, но это было общее народное сопротивление. А самые упорные, в том числе и Гавел, оказались в тюрьме. В то же время как только они освободились, они выбрали себе президента, достойного этой страны.

Гавел со всех точек зрения человек уникальный, потому что, оказавшись в таком положении, к которому судьба его совершенно не готовила, он оказался совершенно достойным президентом. В этом смысле вспоминается мысль Сахарова о том, что в современном мире успешной может быть только нравственная политика. Именно это и было основой уникальности Гавела, это был основной принцип, на котором зиждились вся его жизнь и все его президентство. Оказалась, что такая политика может существовать, что это не пустые слова: это работает в интересах страны, да и в экономическом плане Чехословакия успела гораздо больше, чем мы.

Лариса Богораз, правозащитница:

-- Как только Гавел стал президентом, он пригласил к себе в страну тех демонстрантов на Красной площади, которые вышли с протестом против ввода советских войск в Чехословакию. Одной из них была я. Я считаю большим счастьем, что была с ним знакома. Я и не представляла, что политик может быть таким человеком -- с широким кругозором, высококультурный. Его интересами в первую очередь была культура, философия, мораль, кроме того, он талантливый драматург. Поначалу мне казалось, что все это совершенно несоединимо с политикой. Но в нем все это соединялось. Когда Гавел вошел в зал, где проводился прием для приглашенных, было ощущение, что вошел свой парень. Как будто он вышел с московской кухни, где мы выросли. И поведение его было такое же, нисколько не аффектированное. Он подошел к столу, увидел всяческие яства, потер руки и сказал: «Как роскошная передача!» (То есть он вспомнил свое тюремное время.) Он общался со всеми одинаково открыто. Что было особенно удивительно -- это его толерантность, терпимость к людям, которые своими взглядами совершенно не совпадали с ним. Он умел понять и умел слушать, в нем нет той закостенелости взглядов, которой отличаются почти все политики. Когда я в 90-х годах приезжала в Прагу, Гавел сам проводил конференцию на тему «Политика и мораль». Меня вообще тогда такая тема шокировала. До знакомства с Гавелом я всегда считала, что политика -- дело грязное и не может быть другим. Гавел читал основной доклад, где доказывал, что политика может и должна быть моральной. Для меня это было открытием и своеобразным потрясением. Удивительно и то, как в Чехии народ относится к Гавелу. Его просто все очень любят, это было видно и чувствовалось в разговорах с людьми. Его нежно называли «наш Гавел». Сейчас он очень болен, но все-таки до последнего оставался в политике, и не потому, что очень хотел ею заниматься, а потому что чувствовал ответственность перед своим народом. Думаю, очень много о нем как о политике говорит то, что Чехословакия прошла благополучно тяжелую полосу -- разделение Чехии и Словакии. Народы разошлись бескровно, мирно и дружелюбно, и я уверена, что в этом большая заслуга именно Гавела. И для меня он останется как мерило порядочности. Беседовала Ольга КОЛЕВА
Ирина ЛАГУНИНА, Прага, Владимир ДЗАГУТО

  КРУПНЫМ ПЛАНОМ  
  • //  16.01.2003
Вчера парламент Чехии выбирал человека, который должен сменить Вацлава Гавела на посту президента. Задача эта была не из простых. Заседания затянулись до позднего вечера. Хотя президентский пост в Чехии и не самый важный, но Вацлав Гавел -- фигура такого масштаба, что заменить его не так и просто. Он, в последнее время долго и тяжело болеющий, в любом случае покинет президентский кабинет 2 февраля. Но вот вопрос -- найдут ли чехи достойную ему замену? И какой станет Чехия без Гавела?.. >>
  • //  16.01.2003
Живущий в Праге политолог Ефим ФИШТЕЙН, бывший главный редактор известной газеты «Лидове новины», в интервью газете «Время новостей» напомнил, что сводить политику к моральным принципам невозможно. Но президент Вацлав Гавел как раз это-то и пытался делать... >>
  • //  16.01.2003
Изменит ли уход президента Вацлава Гавела с политической арены отношение мира к Чехии? И почему Прага так обеспокоена уходом своего президента, которому даже трудно найти подходящую замену? Газете «Время новостей» об этом рассказывает директор пражского Института национальной безопасности Петр ВАНЧУРА... >>
реклама

  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ