N°36
28 февраля 2003
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ЗАГРАНИЦА
 ТЕЛЕВИДЕНИЕ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
2425262728  
  ПОИСК  
  • //  28.02.2003
Есть из чего выбирать
Новые звезды на Мариинском фестивале

версия для печати
Программа Мариинского фестиваля предлагала следующее деление вечера «Темы и вариации классического балета» -- вариации на романтическую тему, на славянскую и на испанскую. Но на самом деле тем было две, и к заявленной программе они отношения не имели. Или почти не имели. Хотя каждую из них можно было назвать и романтической, и славянской.

Вот, взгляните: первое отделение. Падекатр Долина-Перро, па-де-де из «Фестиваля цветов в Дженцано», «Качуча» из балета «Хромой бес», па-де-де из балета «Бабочка» и па-де-сис из «Маркитантки». Ничего не удивляет? А если напомнить, что последние три штучки -- не «наследие», передававшееся из ног в ноги, а стилизации Пьера Лакотта? То есть долинский падекатр тоже сделан не в 1845-м, разумеется, но этой игрушке англичанина, взявшего русскую фамилию, сочинившего маленький балет и приклеившего к нему чужую легенду о сборе четырех великих балерин, уже за шестьдесят, все как-то привыкли. А у Пьера Лакотта только что осыпалась с фестивальной афиши «Ундина», на постановку которой он был приглашен, и люди театра лишь по-чеширски улыбаются на вопрос, когда будет премьера и будет ли вообще. Улыбаются и исчезают. В этой ситуации три работы, сделанные двадцать лет назад, кажутся то ли рекламой все-таки готовящего спектакль хореографа (а он здесь и ведет репетиции, что опять-таки ничего не значит, -- бывало, что постановщики долго присутствовали в театре, а премьера так и не выходила), то ли подготовкой извинения: ну что-то из ваших работ мы все-таки показали.

При этом во втором («славянском») отделении оказывается большой и внятно сделанный фрагмент из «Коппелии», реконструированной в Новосибирске Сергеем Вихаревым (прошлогодняя гастроль сибиряков в Москве с этим спектаклем была абсолютно триумфальной, и поклонники спектакля начали мечтать о возрождении дивной игрушки Петипа и в Мариинке). Вихарев, как известно, главный оппонент Лакотта в споре о методах восстановления старых спектаклей: тут в атаку на лакоттовскую стилизацию идет научная реконструкция. То есть звучит мотив несомненно романтический: поединок двух творцов, отстаивающих свои способы сражения со временем, убившим (как «Дочь фараона») или ранившим (как «Баядерку») старые спектакли. И заодно -- мотив отечественный, славянский: девиз «разделяй и властвуй» хорошо звучит по-русски. Счастливо начальство, что может столкнуть лбами такие величины. Если же еще учесть, что в третьем отделении шарахнуло давно числящееся в репертуаре, возобновленное еще Петром Гусевым, но появляющееся на сцене крайне редко гран-па из не сохранившейся полностью «Пахиты» (которую пару лет назад сочинил заново для Парижской оперы Пьер Лакотт), -- то главная идея вечера может прозвучать довольно надменно: драгоценностей у нас не счесть -- есть из чего выбирать.

А главное -- есть кому носить. И это вторая не обозначенная в афише тема вечера. Всю эту идеологическую балетную смуту воспроизводят ногами артисты разных поколений. Вот порхает «Бабочкой» Жанна Аюпова -- балерина вполне взрослая, но театром все еще недооцененная, а мелочевку движений она прописывает с сильфидной легкостью. А вот в «Фестивале» вылетает на сцену вчерашняя школьница Евгения Образцова -- и добротный бурнонвилевский текст проговаривается ею с таким неосознанно-бесшабашным сиянием, что остается только вспомнить Наташу Ростову на первом балу («Она была на той высшей ступени счастия, когда человек делается вполне доверчив, и не верит в возможность зла, несчастия и горя»). И в гран-па «Пахиты», обозначенной в программе под рубрикой «вариации на испанскую тему», где торжественно и величаво поднимает себя в воздух французская этуаль Аньез Летестю (все этапы прыжка -- как на съемке для образцового учебника), ритм вдруг задает не ее выход, а вариации петербургских балерин: округлость линий танца Ирины Желонкиной (вариация -- как презентация достоинства вагановской школы), опасное лукавство Дарьи Павленко (вагановский артистизм), острые акценты Екатерины Осмолкиной (вагановская смелость). И взгляд на все это богатство (и в мужском варианте тоже -- отлично воспроизводит вариацию Жан-Гийом Барр, но в мальчишески-запальчивом танце Леонида Сарафанова сияет обещание такого премьерского будущего!) реконструирует в душе балетного критика древний и совсем не стыдный патриотизм.
Анна ГОРДЕЕВА

реклама

  ТАКЖЕ В РУБРИКЕ  
  • //  28.02.2003
В Москве формируется прокатная сеть «другого кино»
Ничего не поделаешь -- придется Институту русского языка вносить в словари еще одно слово иностранного происхождения. Артхаусное кино, артхаусный прокат, артхаусные кинотеатры -- в современной Москве совершенно необходимо знать, что все это значит, хотя бы для того, чтобы правильно спланировать вечер. На прошлой неделе премьерой фильма Кристофа Руджиа «Дьяволы» открылся кинотеатр «Фитиль», который обещает специализироваться на неголливудском репертуаре (там уже анонсирован фестивали трэш-хоррора и исландского кино). В среду в реконструированном Киноцентре на Красной Пресне прошла премьера одной из лучших картин прошлого года -- «Человек без прошлого» Аки Каурисмяки, каннского призера и фаворита артхаусной аудитории. Этим летом в Москве на проспекте Мира откроется первый многозальный артхаусный кинотеатр, где фильмы будут показываться только с субтитрами, дабы не портить дубляжом оригинальную фонограмму. Все эти события, большие и маленькие, свидетельствуют о том, что в Москве, где первый современный кинотеатр открыли всего пять лет назад, вскоре может возникнуть одна из самых продвинутых артхаусных прокатных сетей в мире... >>
  • //  28.02.2003
Владимир Дубоссарский в Крокин-галерее
Художественный дуэт Александра Виноградова и Владимира Дубоссарского известен посетителям галерей и ярмарок современного искусства очень хорошо. Регулярные выставки познакомили зрителя с их запоминающейся манерой, сочетающей иллюстрацию из модного журнала и жизнерадостный колорит в духе классика соцреализма Аркадия Пластова (чья выставка, кстати, проходит сейчас в Академии художеств). Их престиж среди галерей и зрителей так же высок, как и престиж на рынке современного искусства, -- работы, как говорят, регулярно продаются; по крайней мере обе ярмарки современного искусства, «Арт-Манеж» и «Арт-Москва», завалены их работами буквально доверху. А недавно куратор русского сектора Венецианского биеннале Виктор Мизиано принял решение экспонировать их -- вместе с Валерием Кошляковым, Константином Звездочетовым и фотографом Сергеем Братковым -- в русском павильоне биеннале. Это решение, кажется, напрашивалось само собою уже довольно давно, но художникам пришлось дождаться очередной волны интереса к живописи, чтобы попасть в святая святых современного искусства... >>
  • //  28.02.2003
Новые звезды на Мариинском фестивале
Программа Мариинского фестиваля предлагала следующее деление вечера «Темы и вариации классического балета» -- вариации на романтическую тему, на славянскую и на испанскую. Но на самом деле тем было две, и к заявленной программе они отношения не имели. Или почти не имели. Хотя каждую из них можно было назвать и романтической, и славянской... >>
  • //  28.02.2003
Обзор новых журналов. >>
  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ  
Реклама