N°210
11 ноября 2003
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ОБЩЕСТВО
 ЗАГРАНИЦА
 КРУПНЫМ ПЛАНОМ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
  ПОИСК  
  ПЕРСОНЫ НОМЕРА  
  • //  11.11.2003
В плену у чая и слонов
России пора заново открыть для себя Индию

версия для печати
Сегодня в Москву с официальным визитом прибывает премьер-министр Индии Атал Бихари Ваджпаи. Никто не сомневается, что очередной российско-индийский саммит будет дружественным и приятным для всех его участников. Москва и Дели прекрасно понимают друг друга в глобальных вопросах, относящихся к сферам безопасности, борьбы с международным терроризмом, создания нового справедливого и многополярного мирового порядка.

Однако в экономических отношениях никак не удается заполнить пустоту, возникшую после распада СССР и завершения эпохи межгосударственной советско-индийской торговли. Наш торговый оборот застыл на смехотворном уровне в 1,3--1,6 млрд долл., явно не соответствующем потенциалу двух экономик. Обе стороны понимают необходимость помочь бизнесменам «открыть» для себя новые товары, услуги и рынки. Премьера Ваджпаи сопровождает группа представителей крупного бизнеса, которые жаждут поведать российским партнерам о новом облике индийской экономики. Накануне российско-индийского саммита в Индии побывала группа российских журналистов, среди которых был корреспондент газеты «Время новостей». Мы попытались узнать современную Индию, скрытую за живучим стереотипом отсталой «родины чая и слонов».

Тяжелый путь либеризации

Когда в 1950-е годы Индия создавала государственный сектор экономики, мало кто думал об эффективности сделанных инвестиций. Главным было добиться сокращения технологического отрыва от Запада, снизить зависимость от импорта, создать максимально возможное число новых рабочих мест. В начале 90-х инициатива перешла к группе толковых экономистов, менталитет которых сформировался под влиянием политики Всемирного банка. Они обнаружили, что поступление налогов в госказну невелико, тогда как государственные расходы непрерывно растут. На этой почве возникли планы либерализации и приватизации индийской экономики. Однако в демократической стране с сильными социалистическими настроениями и вездесущей бюрократией провести обвальную приватизацию оказалось непросто.

В Индии ныне действуют 232 госкомпании, из них около ста убыточных. Лишь 50 предприятий были переданы в частные руки после 1991 года, когда жесткий финансовый кризис вынудил Дели заняться экономическими реформами. Наибольшие споры вызывали планы приватизации двух государственных нефтяных компаний -- «Хиндустан Петролеум» и «Бхарат Петролеум». Недавно Верховный суд Индии постановил, что решение об их разгосударствлении должен принимать парламент, а не кабинет министров. Однако достичь политического консенсуса по этому вопросу депутаты не смогли и продажу акций остановили. Профсоюзы также выступили против приватизации на том основании, что обе компании приносят государству прибыль.

Для Индии это решение будет стратегическим. Если ныне страна импортирует три из четырех потребляемых тонн нефти, то со временем доля импорта приблизится к 100%. Правительство планирует выделять по 1 млрд долл. в ближайшие 10--15 лет на разработку зарубежных нефтегазовых месторождений (реализация проекта "Сахалин-1" в России стоит Индии 1,7 млрд долл.). Как сообщила нам аналитик делийского Института оборонных и стратегических исследований (IDSA) г-жа Судха Махалингам, индийским властям надо брать пример с Китая и формировать вертикально интегрированные нефтяные компании мирового класса, способные разведывать нефть, вести ее добычу, переработку и продажу. «Мы же пытаемся разбить существующие компании. Не думаю, что это правильный путь, если мы хотим гарантировать снабжение нефтью», -- заметила г-жа Махалингам.

Деловые круги Индии уже ощутили последствия международной конкуренции, заметно усилившейся после присоединения страны к ВТО в 1995 году. Как рассказал нашей газете экономический советник Федерации торгово-промышленных палат Индии Анджан Рой, предприниматели предлагают правительству ускорить внутренние преобразования, поскольку «нельзя присоединяться к глобализации и открывать страну без внутренних реформ». Бизнесмены хотят, чтобы власти занялись улучшением инфраструктуры и добились снижения цены на электроэнергию (в Индии она раза в три дороже мировой, но подается с постоянными перебоями) и процентов по кредитам, достигающих ныне 12--13%. Деловому сообществу мешает еще и старое трудовое законодательство, ограничивающее работодателей при найме и увольнении работников. По словам г-на Роя, бизнес добивается активного проведения реформ не только на федеральном уровне, но и на уровне местных властей штатов, где чаще всего возникают задержки и трудности.

Недавно инвестиционная фирма «Голдман Сакс» заявила, что в 2050 году индийская экономика станет третьей в мире после китайской и американской. Индийские власти ставят задачу построить развитую страну уже к 2020 году. Основания для оптимизма есть -- индийский ВВП безудержно растет (прогноз на этот год колеблется на уровне 7--8%), золотовалютные резервы приближаются к 90 млрд долл., на страх местным экспортерам начал повышаться курс национальной валюты -- рупии по отношению к доллару. И все же Запад не устает напоминать Дели о необходимости доведения до конца приватизации госкомпаний.

Вместе с Западом или против Запада?

Как и в России, побочные эффекты от интеграции в мировую экономику воспринимаются в Индии с тревогой. Как рассказала нам эксперт IDSA Судха Махалингам, Индию особенно тревожат изменения в области интеллектуальной собственности и патентного законодательства, внесенные после присоединения к ВТО. Ранее индийские производители анализировали состав иностранных лекарств, немного меняли его и продавали препараты собственного изготовления по очень низким ценам. Нынешнее обязательство уважать иностранные патенты создает огромную проблему для национальной системы здравоохранения.

Более того, вдруг оказалось, что на Западе запатентованы даже традиционные индийские лекарственные средства (особое возмущение у наших собеседников вызвал американский патент на препараты из дерева ним, известного как азадирахта индийская). Теперь индийский совет по научным исследованиям собирает документы, подтверждающие историю использования этих лекарственных растений, для представления в иностранные патентные ведомства.

Огромное недовольство вызывают возводимые Западом нетарифные барьеры в торговле. Местные эксперты считают, что экологические и трудовые стандарты используются для дискриминации индийского экспорта. Именно так воспринимаются западные анкеты, в которых индийский товаропроизводитель должен указать, есть ли у его нищих наемных работников возможность пользоваться спортзалом. Не меньше проблем и с экологией -- то креветки не берут из-за превышения минимального уровня по пестицидам, то текстиль возвращают из-за наличия присадок, якобы вызывающих у жителей ЕС раздражение кожи.

Индия выступает за ускоренное снятие американских ограничений на ввоз в США сельхозпродуктов и текстиля. Во имя этих целей представители Дели сражались недавно на заседании ВТО в Канкуне плечом к плечу с представителями Китая, Бразилии и прочих растущих экспортеров, не входящих в привилегированный западный клуб. Схватка в Канкуне заметно сблизила Дели и Пекин, показав общность их экономических интересов -- обе страны добиваются от Запада снижения субсидирования сельхозпродукции.

Как рассказал нам экономический советник Федерации торгово-промышленных палат Индии Анджан Рой, еще 2--2,5 года назад индийские производители были перепуганы наплывом китайских товаров, реальную стоимость которых было невозможно подсчитать: «Китайские батарейки, к примеру, продавались за 1/5 цены аналогичных индийских изделий. Изучив содержимое батарейки, наши бизнесмены пришли к выводу, что содержащийся в них свинец стоит по ценам Лондонской биржи около 2 рупий, тогда как вся батарейка продавалась за половину рупии. Мы не могли понять, как это может быть». Однако бурно процветавшие китайские рынки уже теряют позиции. По словам г-на Роя, люди, купив там товары один раз, больше их не берут из-за плохого качества. И тут правила ВТО выступают как союзник индийского бизнеса -- ведь как член этой организации Китай обязан быть экономически более прозрачным, в том числе и в сфере ценообразования.

Западные компании все более активно переносят бизнес в Индию. Появились автозаводы со 100-процентной иностранной собственностью -- «Форд», «Дженерал моторс», «Хендай», продукция которых соответствует международным стандартам. Иностранные компании нанимают индийских программистов, аналитиков и просто консультантов, которые должны отвечать на звонки клиентов транснациональных фирм, поступающие по бесплатным номерам из всех уголков земного шара. Низкие зарплаты (годовое жалование индийского консультанта из телефонного «колл-центра» не превышает 3 тыс. долл.) в сочетании с неплохим образованием и поголовным знанием английского языка создают индийским «белым воротничкам» хорошее конкурентное преимущество. Ожидается, что в ближайшие пять лет из Европы и США в Индию переместятся 2--3 млн рабочих мест.

Впрочем, социалистический менталитет проникает и за ворота новых компьютерных гигантов. Во время ознакомления с корпоративной презентацией WIPRO прозвучала курьезная фраза о том, что магазин на закрытой территории фирмы предлагает сотрудникам «широкий выбор новейших моделей зарубежной и индийской одежды по сниженным ценам».

Первым делом -- самолеты!

Военная авиация является наиболее динамичной сферой российско-индийского сотрудничества. Индийская авиастроительная корпорация ХАЛ готовится к производству 140 истребителей Су-30МКИ. Эти новейшие машины оснащены двигателями АЛ-31ФП с управляемым вектором тяги и радиолокационными станциями с фазированной антенной решеткой, что обеспечивает им уникальные летные и боевые качества.

Как рассказали нам на головном предприятии ХАЛ в городе Бангалор, производством Су-30МКИ готовы заняться на заводе в Насике, что в 200 км от Бомбея, двигатели к ним будут изготавливать на заводе в Корапуте. Эти предприятия традиционно специализируются на российской тематике -- в Насике раньше собирали лицензионные МиГ-21 и МиГ-27, а двигатели для них делали в Корапуте. МиГ-21 и МиГ-27 уже устарели, однако производство Су-30МКИ и обслуживание старых МиГов позволит, по словам руководителей ХАЛ, загрузить эти предприятия работой еще на 20--25 лет.

Борьба за индийский рынок военной авиации -- дело непростое. Недавно в Великобритании обнародовали документы, из которых следует, что в 1962 году президент США Джон Кеннеди предлагал британскому премьеру Харольду Макмиллану секретно выплатить Лондону несколько миллионов долларов, чтобы помочь англичанам снизить цену предлагавшегося Индии истребителя «Лайтнинг». Их конкурентами были советские МиГ-21, стоившие в три раза дешевле, и Великобритания не могла компенсировать разницу самостоятельно. Кеннеди надеялся, что это предложение собьет Дели с толку и окончательное решение по закупке сверхзвуковых истребителей затянется на неопределенный срок. Однако тут произошел пограничный конфликт Индии с Китаем, после которого в Дели решили срочно усилить ВВС за счет лицензионного производства советских истребителей.

Тем не менее ХАЛ не ограничивается тиражированием советской продукции. Завод в Бангалоре продолжает лицензионное производство модернизированного англо-французского истребителя-бомбардировщика «Ягуар». По словам заместителя генерального менеджера ХАЛ по внешним закупкам г-на Егянараянана, заказ на сборку 17 двухместных учебно-боевых и 20 одноместных ударных «Ягуаров» загрузит производство в Бангалоре еще на пару лет. Вскоре в производство пойдут индийский легкий истребитель LCA и лицензионный британский учебно-тренировочный «Хок», «и предприятие будет занято еще 10--20 лет».

Корпорация ХАЛ освоила производство по французской лицензии легких вертолетов «Четак» и «Читах», небольшие партии которых проданы в Маврикий и Непал. Особые надежды индийские авиастроители возлагают на легкий многоцелевой вертолет ALH-Dhruv. ХАЛ рекламирует его как один из лучших в мире вертолетов в категории 4,5--5,5 тонны с весьма конкурентоспособной ценой. В Бангалоре нам показали несколько вариантов ALH-Dhruv, включая военно-транспортный и противолодочный. Вертолет избран в качестве главного объекта для зарубежного маркетинга, прежде всего в соседних странах -- Непале, Шри-Ланке, Малайзии и Маврикии.

ХАЛ предлагает потенциальным покупателям и специфические разработки, например легкий боевой вертолет «Лансер», созданный на базе «Читах» (французского SA315). Это ярко выраженная «антитеррористическая» машина, оснащенная двумя сбрасываемыми контейнерами с 12,7-мм пушкой и тремя 70-мм ракетами. В рекламной брошюре сообщается, что «Лансер» оптимально подходит для «операций против повстанцев», «атак на конвои» и «подавления огневых точек». Судя по всему, новый вертолет возник благодаря опыту действий индийской армии в Кашмире против проникающих из соседнего Пакистана мусульманских радикалов.

ХАЛ активно сотрудничает с западными авиастроительными гигантами. В прошлом году объем поставок европейскому концерну «Эрбас индастриз» составил 6 млн долл., еще 1,5 млн достигли продажи «Боингу». Заказ на изготовление передней пассажирской двери для аэробуса А320 индийцы поделили с китайцами. Один из менеджеров ХАЛ неофициально заметил: «Китайские двери дешевле, но наши -- лучше». Накопленный индийцами опыт международного маркетинга и сбыта еще найдет себе применение в процессе реализации масштабного проекта по созданию универсального грузового самолета на базе российского Ил-214, в котором партнерами ХАЛ выступают предприятие «Иркут» и авиационный комплекс «Ильюшин».

Голова в масле

Несмотря на все технические чудеса, Индия остается страной древней цивилизации. Начиная с 80-х годов здесь вновь стала популярна традиционная аюрведическая медицина. Местные знахари подчеркивают, что аюрведа -- это древняя и полная «наука о жизни», в центре которой лежит описание многих лекарственных растений.

Иностранцам рекомендуются краткие курсы, сочетающие массаж с приемом лекарств. Так можно избавиться от депрессии, преждевременного старения тела, головных болей и паралича лицевых нервов, от умственного напряжения, хронических головных болей и бессонницы. К примеру, массаж с сухим порошком из лекарственных растений помогает скинуть за две-три недели лечения 3--4 кг лишнего веса. Хотя по индийским меркам это дорогое лечение (около 100 долл. за двухнедельный курс без учета стоимости лекарств), для иностранцев сумма выглядит вполне доступной. Индийские целители уверяют, что аюрведа без проблем может дополнять западную медицину, побочных эффектов у нее нет. Главный и стереотипный аргумент в пользу аюрведы -- система испытана за две тысячи лет, она прекрасно задокументирована и близка к природе.

Правда, лечиться от хронических заболеваний надо долго и терпеливо под наблюдением врача, прописывающего пациенту курс с учетом его личных физиологических особенностей. Препараты, выходящие на западный рынок, не слишком эффективны, так как создаются для «среднестатистического больного». Да и климат играет свою роль. Как рассказал нам г-н Санджай Шарма, генеральный менеджер роскошного отеля «Ле Меридиен» в городе Кочин в штате Керала, где процветает аюрведическая терапия, за три цикла целители могут вылечить человека от артрита. Но для этого обязательно надо приезжать лечиться три года подряд на юг Индии в сезон муссонов. Вот так аюрведа «вытягивает» за собой индийский туристический бизнес.

В настоящее время главным потребителем аюрведы является индийский средний класс, помешанный на физическом и душевном здоровье. В дорогом санатории под Бангалором -- столице индустрии информационных технологий -- аюрведа предлагается страждущим в одном пакете с йогой, медитацией и вегетарианской диетой. Специалисты объясняют бум вокруг аюрведы не только ростом доходов индийцев, но и их восприимчивостью к иностранному примеру -- когда американцы или англичане тянутся к аюрведе, индийцы следуют по их стопам. По словам главного редактора аюрведического журнала KAPL Vaidyam доктора Агинивеса, проблемы в восстановлении авторитета традиционной медицины состоят в том, что «культура и традиция были повреждены иностранным правлением, после обретения независимости элита тоже ориентировалась на иностранное», в том числе на западную медицину.

Впрочем, Индия все активнее выходит еще и на международный рынок обычных медицинских услуг. «Пятизвездочные госпитали», предоставляющие высокий уровень медицинских услуг по ценам в четыре-пять раз ниже западных, собирают пациентов со всего мира. Отрасль медицинских услуг Индии растет на 10% в год, при этом на 70% она находится в частных руках.

Пьянящий аромат бурзеры

Усадьба Татагуни под Бангалором дорога как индийцам, так и россиянам. В ней полвека прожили художник Святослав Николаевич Рерих и его супруга Девика Рани -- внучатая племянница великого поэта Рабиндраната Тагора и «первая леди индийского экрана» 20--30-х годов. Святослав Рерих скончался в январе 1993 года в возрасте 89 лет, в марте 1994-го умерла Девика Рани.

Увы, после их смерти началась грязная схватка за собственность, усадьба же приходила во все большее запустение. Символическая и культурная цена наследия Рерихов настолько высока, что вопрос его сохранения поднимался даже на прошлогоднем российско-индийском саммите. Сейчас имение находится в руках правительства штата Карнатака, которое предполагает преобразовать его в культурный и туристический центр.

Однако юридическая чехарда продолжается. В июле 2002 года Верховный суд штата Карнатака отклонил иск частной компании «Кей-Ти Плантейшнс» о передаче ей в собственность 223 акров земли усадьбы Татагуни (ее общая площадь около 500 акров). Компания утверждала, что в 1992 году Девика Рани подписала с ней договор о продаже этого участка. Однако сделка вызывала сомнения, поскольку ее инициатором была личный секретарь Мэри Джойс Пунача, якобы убедившая престарелую женщину подписать договор ради собственной корысти.

Индийский веб-портал Rediff.com отмечает, что исчезли почти все 515 картин, созданных Святославом Рерихом в долине Кулу. Из коллекции ювелирных украшений Рерихов пропали 319 предметов, остался лишь 21. Пуначу обвиняют в воровстве, обмане и нарушении доверия, но никаких судебных действий против нее не предпринимали.

Как сообщила нам исполнительный сотрудник совета усадьбы Рериха и Девики Рани г-жа Нила Манджунатх, компания «Кей-Ти Плантейшнс» и Мэри Джойс Пунача, претендующие на усадьбу, собираются продолжить тяжбу в Верховном суде Индии. Дата нового процесса пока неизвестна, «но власти хотят сделать это побыстрее». Российская сторона долго призывала индийцев начать реставрацию усадьбы, не дожидаясь окончательного судебного решения. Теперь процесс пошел, но с большим опозданием. Хотя хозяйственные постройки Татагуни лежат в руинах, на месте заброшенного захоронения 1993 года в минувшем декабре появилось красивое надгробие из белого камня с двумя черными плитами.

В октябре начались мероприятия в честь 100-летия со дня рождения Святослава Рериха, которое будет отмечаться в будущем году. Во время визита в Татагуни министр штата Карнатака С.-М. Кришна обещал, что правительство проследит за тем, чтобы усадьба не попала в «плохие руки». Упомянув в «культурном диспуте» о том, кому принадлежит Рерих -- Индии или России, министр сказал, что с точки зрения культуры он принадлежит обеим странам, так как искусство и человечность всегда лежали за пределами местечковых соображений.

Когда находишься в усадьбе, российская мечта о перезахоронении Святослава Рериха в Санкт-Петербурге кажется невыполнимой и иллюзорной, даже если эта просьба содержится в завещании покойного. После смерти мужа Девика Рани однажды сказала: «Доктор (Святослав. -- Ред.) хотел, чтобы его похоронили на родине, если это возможно. Если нет, он хотел быть похороненным в Татагуни. Он оставил решение мне. Но если я не могу сопровождать его тело в Россию из-за плохого здоровья и климата, неужели доктор захотел бы быть похороненным в мое отсутствие?»

Надо ли тревожить прах Девики Рани, покоящейся рядом с ним? Если нет, то неужели придется разлучить супругов, отправив прах одного из них в далекую Россию? А как унести в холодную северную столицу сказочные заросли мексиканской бурзеры, плантация которой окружает дом Рерихов? И как быть с озером и любимой скамейкой Рериха и Девики Рани, с которой они любовались на слонов и прочую живность, приходившую на водопой?

Г-жа Нила Манджунатх сообщила нам, что воздух Татагуни скоро опять может наполниться сказочным ароматом линалоевого масла. Совет усадьбы запросил у властей разрешение на возобновление использования плантации бурзеры. Если прошение будет удовлетворено, в усадьбе опять будут делать чудесно пахнущее масло и продавать его -- как это было при жизни Рерихов.
Александр ЛОМАНОВ, Дели--Кочин--Бангалор

реклама

  ТАКЖЕ В РУБРИКЕ  
  • //  11.11.2003
России пора заново открыть для себя Индию
Сегодня в Москву с официальным визитом прибывает премьер-министр Индии Атал Бихари Ваджпаи. Никто не сомневается, что очередной российско-индийский саммит будет дружественным и приятным для всех его участников... >>
  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ  
Реклама