N°54
28 марта 2002
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ЗАГРАНИЦА
 КРУПНЫМ ПЛАНОМ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 НА РЫНКЕ
 КУЛЬТУРА
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
  ПОИСК  
  • //  28.03.2002
Кино плохого настроения
Правильное и неправильное

версия для печати
В российский прокат одновременно выходят два примечательных американских фильма -- «Бал монстров» Марка Форстера и «В спальне» Тодда Филда. Обе картины претендовали на «Оскара» («Бал» -- по двум номинациям, «В спальне» -- по пяти), обе получили высочайшую оценку критики и в голливудском контексте рассматриваются как примеры бескомпромиссного независимого кинематографа, обе рассказывают о драмах, связанных с гибелью близких людей, и обе, в отличие, скажем, от «Комнаты сына», не предлагают зрителям и намека на катарсис. Проще говоря, мы имеем дело с фильмами программно депрессивными, тяжелыми, рассчитанными на зрителя, пришедшего в кино не ради развлечения. Тем интереснее рассмотреть различия между нонконформизмом подлинным и мнимым.

Сценарий «Бала монстров» гулял по студиям не один год. История о палаче, доведшем до самоубийства собственного сына, и вдове казненного, потерявшей своего сына в автокатастрофе, а также об их парадоксальном взаимном влечении отличалась суровой банальностью и бескомпромиссной тупостью. Но что-то привлекло в ней американского режиссера немецкого происхождения Марка Форстера, и случилось чудо. Форстер приобрел известность в узких кругах, поставив фильм «Одно к одному» (Everything Put Together, 2000). Два слова о сюжете, чтобы понять склонности и интересы режиссера: идеальная пара добропорядочных яппи готовится к рождению ребенка; новорожденный гибнет от так называемого синдрома внезапной смерти, ужасного и необъяснимого; семья медленно погружается в эмоциональный ад. Идея в общем понятна: трагедия -- неотъемлемая часть человеческой жизни, а мелкобуржуазная идеология, построенная на забвении страдания и боли, рассыпается, как карточный домик, при первом же соприкосновении с жестокой реальностью. В «Бале монстров» нет даже иллюзии мелкобуржуазного счастья. Все плохо с самого начала, а станет еще хуже. И вместе с тем в фильме «Бал монстров» появляется такое бесценное качество, как непредсказуемость. Почему героиня Хэлли Берри начинает жить с героем Билли Боба Торнтона? Потому что полюбила и простила? Потому что отняли дом за долги и жить негде? Или потому, что ей хорошо с ним в постели? В том-то и дело, что вопросы есть, а ответ может быть любой, и эта неоднозначность может спасти любой банальный сюжет.

«В спальне» актера и режиссера Тодда Филда ответов тоже нет. Но в том-то и беда, что нет и вопросов. Фильм начинается как летний роман многообещающего абитуриента, приехавшего к родителям на каникулы, и провинциальной матери-одиночки, находящейся в процессе развода со склонным к рукоприкладству мужем. Дальше происходит трагедия, о которой мы рассказывать не будем, чтобы не портить впечатления людям, которые все-таки решатся испортить себе настроение в кинотеатре. После трагедии главными героями становятся великолепные актеры Сисси Спэйсек и Том Уилкинсон. Но режиссеру изменяет вкус и чувство меры: изображая потерянность и бесцельность человеческого существования, он скатывается до манипулятивных символов. Персонажи превращаются в функцию авторских намерений, и потенциально превосходный фильм превращается в элементарный шантаж киноакадемиков: видите, серьезное кино, так дайте «Оскара», черт возьми.
Алексей МЕДВЕДЕВ

  КУЛЬТУРА  
  • //  28.03.2002
Правильное и неправильное
В российский прокат одновременно выходят два примечательных американских фильма -- «Бал монстров» Марка Форстера и «В спальне» Тодда Филда. Обе картины претендовали на «Оскара» («Бал» -- по двум номинациям, «В спальне» -- по пяти), обе получили высочайшую оценку критики и в голливудском контексте рассматриваются как примеры бескомпромиссного независимого кинематографа, обе рассказывают о драмах, связанных с гибелью близких людей, и обе, в отличие, скажем, от «Комнаты сына», не предлагают зрителям и намека на катарсис. Проще говоря, мы имеем дело с фильмами программно депрессивными, тяжелыми, рассчитанными на зрителя, пришедшего в кино не ради развлечения. Тем интереснее рассмотреть различия между нонконформизмом подлинным и мнимым... >>
  • //  28.03.2002
Лейпцигская ярмарка живет для читателя
В работе Лейпцигской книжной ярмарки участвовало около 2000 издательских и торговых фирм из 27 стран. Однако к существу дела эти красивые цифры имеют косвенное отношение. Потому что главный герой четырехдневных (с 21 по 24 марта) лейпцигских торжеств -- это не издатель или книгопродавец. И даже не писатель, хотя многочисленные сочинители из разных стран сочли должным в Лейпциг прибыть. В Германии понимают тривиальную истину: исчезновение читателя приведет к гибели всей книжной индустрии, а потому внимание к «человеку читающему» не менее важно, чем контакты и контракты. Серьезные сделки заключают во Франкфурте (где доступ публики к книжным экспозициям ограничен), а также в Париже и Лондоне (где выставок нет вовсе). В Лейпциге гуляют. То есть, как написано на рекламных плакатах, читают, смакуют, встречаются с писателями... >>
  • //  28.03.2002
Музей архитектуры представил трофейную выставку
Вчера МУАР открыл выставку, которую без преувеличения можно назвать сенсационной. Из некогда закрытых фондов музея вытащили трофейные снимки рейхсканцелярии Гитлера. Отпечатки отменного качества были созданы в 1939 году с целью фотофиксации только что построенного дворца. На обороте каждого листа -- штампики с архивным номером и водяные знаки фирмы Agfa. После войны фотоархив уничтоженной в 1945 году рейхсканцелярии был перевезен в Россию. Сперва хранился в Историческом музее. Затем известный историк архитектуры Евгения Кириченко передала его в Щусевский музей. Там он и лежал заштабелированный. И пролежал бы еще полвека, когда б не энергия директора Давида Саркисяна и не научный азарт кураторов выставки Марии Рогозиной и Светланы Трошиной... >>
реклама

  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ